Владимир Шумилов
-10
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

Эмбарго или валютный курс?

Существует ли импортозамещение, если цены на продукты растут
Тотальное продуктовое эмбарго, которое Россия наложила на саму себя, безусловная глупость. Точно такая же, как и рассуждения либеральных экономистов о тотальном провале политики импортозамещения.
В качестве примера я предлагаю проанализировать статью экономиста Евгения Гонтмахера и политолога Эрнеста Выцишкевича «Обратный результат продуктового эмбарго». Авторы делают вывод о полном провале заявленных целей эмбарго, основываясь на докладе аналитического центра при правительстве РФ.
Статья начинается с перечисления нескольких фактов. В мае 2015 г. средние потребительские цены на говядину выросли на 23% к маю 2014 г., свинину – на 22%, сыр – на 20%, рыбу замороженную неразделанную – на 38%, морковь – на 39%, яблоки – на 37%, крупы и бобы – на 49,2%.
Мне, как и всем, не нравится рост цен. Я тоже не голосую за нынешнюю власть. А квазибезлактозный или квазишвейцарский сыр не может заменить мне бри. Но курс доллара с апреля по апрель вырос на 62%. Таким образом, рост цен на ту же свинину, говядину или сыр сам по себе ничего не говорит об успехе или провале импортозамещения. Наоборот, если внимательно почитать доклад, то видно, что импорт свинины (с января – апреля 2014 г. по январь – апрель 2015 г.) сократился на 64 000 т, а производство выросло на 71 000 т. Похожая история произошла с категорией сыр/творог. Это и называется импортозамещение.
Разумный читатель задаст вопрос, а не является ли данное импортозамещение следствием роста курса доллара и, соответственно, падения покупательной способности российских граждан, получающих зарплату в рублях. Конечно, это один из факторов. Но какой из факторов (самоэмбарго или падение рубля) важнее – это совсем не очевидно. Чтобы ответить на такой вопрос, нужен более продвинутый анализ.
Кстати, а что с говядиной? Экспорт упал на 45 000 т, а производство выросло на 7000. Вот вам и санкции, вот вам и провал эмбарго, уверенно заявит либеральный читатель. Даже авторы доклада из центра при правительстве РФ признают, что потенциал импортозамещения реализован далеко не на 100%. Казалось бы, импортозамещения не произошло и крыть нечем. Но давайте зайдем в какой-нибудь московский стейкхаус. Будь то классический Goodman, а-ля аргентинский «Эль-Гаучо» или новомодный «Воронеж». Уругвайское, новозеландское и австралийское мясо осталось в прошлом. Цены по сравнению с прошлым годом в среднем выросли меньше, чем курс доллара. Но мясо все российское, и стейки не стали хуже. Это тоже называется импортозамещением. Пусть и в небольшом суперпремиальном сегменте.
И опять можно задавать вопросы. Нет ли такого, что мясо российское только на бумаге? Может, на самом деле в Россию завезли коров из Аргентины и на месте только разделали? Или российское мясо стало стоить дешевле опять-таки из-за роста курса доллара? Но чтобы ответить на эти вопросы, нужны цифры. Их в последнее время сильно недостает в политэкономических дискуссиях.
Ведомости