Никита Петров
10
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Цитаты Афериста

Предлагаю продолжить тему Голливуда. Фильмы про финансистов и трейдеров ему традиционно удаются. Правда, создается впечатление, что наши американские коллеги живут преимущественно за счет обмана клиентов, инсайдерских сделок и операций со сверхвысоким уровнем риска. С другой стороны, оно и понятно – надо же им как-то зарабатывать на кокаин и проституток. Зато многие фильмы – просто кладезь интересных цитат. Вот, например, материал из The Village «15 цитат об игре на бирже из фильма «Аферист». Кино, кстати, про Ника Лиссона (фото ниже) – давно собираюсь написать про него в рубрике «Финансисты-аферисты»…

История о том, как старейший банк Великобритании обанкротился из-за одного нерадивого сотрудника, любившего приврать. Основана на реальных событиях.

Мемуары мошенников, написанные в тюрьме, — идеальный материал для киносценария. Здесь есть всё: и исповедь «маленького человека», и размышления об истинной природе «бабла», и насмешка над иллюзорной стабильностью экономической системы. Всё это приправлено действительно напряжённым экшеном в виде хаотичного движения биржевых индексов вверх-вниз. Главный герой Ник Лисон устраивается работать трейдером в сингапурское отделение британского банка Barings. Игра на бирже у него не ладится, и, чтобы скрыть это от начальства, он открывает секретный счёт, на который списывает все свои убытки. Всё это время окружающие считают его лучшим трейдером банка, показывающим феноменальные результаты. Лисону удалось скрывать происходящее до тех пор, пока убыток на счёте не превысил $1,3 млрд.

— Биржа похожа на сумасшедший дом, брокеры размахивают руками, орут, как на скачках. Но всё это становится логичным, когда ты понимаешь главный принцип. Мы не продаём и не покупаем реальный товар, мы играем со временем и цифрами.

— Всё будет хорошо, если мы исправим баланс до конца месяца. Мы будем играть деньгами со счёта клиента и вернём их из доходов следующего месяца.

— Но это же похоже на игру в казино!

— Успокойся, Бонни, биржа — это есть одно гигансткое казино.

— Что скажешь о бирже, Ник? В долгосрочной перспективе.

— Ты шутишь? Здесь все думают секундами. Долгосрочный период — это завтрашнее утро.

— Биржа падает и поднимается, как трусы стриптизёрши.

— Хуже всего то, что никто на свете не знает, какой я на самом деле неудачник. Когда я хочу, чтобы биржа росла, она всегда падает. Я воспринимаю это как личное оскорбление.

— Год подходил к концу, и я по уши увяз в дерьме. А в банке меня считали лучшим брокером и хотели, чтобы я произнёс речь на ежегодном собрании, посвящённую секретам моего успеха.

— Вот так с помощью ножниц и клея я сделал $78 млн.

— Ты не машина, Ник. В таком ритме ты долго не продержишься. Следующие похороны, на которые ты попадёшь, будут твоими собственными.

— Это было ужасно — зайти в офис и увидеть всех тех людей, которых я избегал в течение нескольких месяцев. Враньё по телефону и враньё в лицо — две большие разницы.

— Как ему это удаётся? Он нашёл новый способ делать деньги. Играет не по правилам, игнорирует законы. Именно благодаря таким людям, как Ник, Лондон вновь начнёт процветать.

— Ты уже придумал, что будешь делать с премией, Ник?

— Уж точно не вложу её в опционы и фьючерсы.

— Ты сказала, у нас пересадка в Абу-Даби? Там же за воровство отрубают руки.

— Не смеши меня, они просто забросают тебя камнями.

— Несмотря на слухи о спрятанных мною миллионах, я ничего не выиграл из моих операций. Сидя в тюрьме, я сильно жалею об этом.

— Старейший банк Великобритании Barings был куплен голландским банком за приличную сумму — 1 фунт стерлингов.

— Ты играл, делал ставки на чужие деньги. Почему ты ничего мне не рассказывал об этом, Ник?

— Я просто не хотел разочаровать вас всех: тебя, отца, девочек из офиса. А теперь меня все ненавидят. Всё могло закончиться совсем по-другому, я мог бы стать героем, это чуть было не случилось.