Никита Петров
19
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Фобос и Аплистия

Знатоки греческого языка, вероятно, уже догадались о теме моего сегодняшнего поста. Правильно, будем говорить о самых верных спутниках трейдера, лучших друзьях биржевого зверя лося – страхе и жадности. Для затравки – неплохой материал, обнаруженный в Forbes от 2010 года.

В книге «Озарение: сила мгновенных решений» журналист Малкольм Гладуэлл описывает следующий эпизод. В начале 1990-х в США готовились учения перед войной в Ираке. Армия разделилась на две группировки — «свои» и «чужие». Командовать «чужими» назначили генерала, известного своими скептическими взглядами на управление войной с помощью компьютеров и других техсредств. Один из первых его шагов удивил всех: генерал взял подчиненных и отправился с ними на биржу — смотреть, как работают рядовые трейдеры, игроки на акциях, курсах валют, прогнозах и изощренных финансовых инструментах. После визита на биржу военные пригласили трейдеров на коктейль. Они спокойно общались — подтянутые генералы, многие с регалиями, и тридцатилетние парни с лишним весом и криво повязанными галстуками.

Ничего удивительного, что они поладили, пишет Гладуэлл. Те и другие специализируются на принятии важных решений в быстро развивающейся, меняющейся каждую секунду ситуации, в условиях недостаточной информированности. Неизвестно, насколько пригодились советы трейдеров, но армия, которую отключили от современных средств связи, победила оборудованных по последнему слову техники «своих» в считаные дни.

Корреспондент Forbes решил уподобиться военным и поговорить с биржевыми игроками, чтобы узнать, кто может стать трейдером и правда ли, что на трейдинге можно быстро сколотить миллионное состояние.

Что должен уметь трейдер

Реклама электронного рынка Forex зазывает граждан попробовать свои силы, играя на разнице курсов валют, и сулит легкие деньги. Любой профессиональный трейдер скажет, что успешно зарабатывать на бирже удается только 3–5% новичков, а все остальные покидают арену несолоно хлебавши. То есть «конкурс» огромен. Какими качествами должны обладать успешные трейдеры? Какой образ жизни они ведут? В чем главный секрет профессии?

Главное качество хорошего трейдера — это крепкие нервы, контроль за эмоциями. «Когда человек проигрывает, он теряет голову, — рассказывает Николай, играющий на бирже два года. — Злость редко помогает отыграться, чаще всего действия раздраженного игрока ведут к дальнейшим потерям. Для меня важнее всего придерживаться изначально принятого плана: например, после выигрыша проигрывать не больше половины от него. Если зашел ниже — не отыгрываться, а сразу закрывать позиции». Все коллеги, с которыми я поговорила, сходятся в одном: страх и жадность — главные враги трейдера. На бирже требуется холодный ум, как в шахматах.

«Самая лучшая иллюстрация того, насколько важно психологическое состояние, — сравнение твоих успехов на симуляторе и в реальной жизни, — говорит Николай. — Люди, которые имели хорошие показатели в учебных условиях, перейдя на биржу, начинают проигрывать, понимая, что теперь в ход пошли настоящие деньги». Его коллега Семен Прохоров, торгующий на фондовом рынке с 2004 года, вообще не советует эмоциональным людям играть на бирже. Работа приносит массу волнений, можно угодить в больницу.

Трейдеры, сидящие в инвестбанках, хоть и не рискуют своими деньгами, испытывают не меньшую нервную нагрузку. На кону стоит их карьера. «Я только что потерял миллион долларов — значит я сделал шаг к увольнению, моя зарплата упала! — так Сергей, трейдер одного из крупнейших инвестбанков, иронизирует над своими внутренними монологами, произносимыми на работе. — От этого никак нельзя избавиться, каждый день ты несешь груз риска. Время от времени происходят неизбежные потери. Настроение скачет вслед за колебаниями PnL (profit and loss, сколько ты заработал и сколько проиграл). От этой работы люди быстро стареют, я физически ощущаю, как ухудшилось мое здоровье за два года».

«Из-за простой ошибки в коде можно потерять огромные суммы!» — соглашается с ним трейдер «ГСА Капитал» Александр Герко, специализирующийся на создании программ, оптимизирующих риски в торговле. Самый громкий скандал с биржевой ошибкой произошел в 2005 году, когда трейдер крупного японского банка Mizuho запутался в программе и в графу «количество акций» поставил их цену, а в графу «цена», наоборот, вбил количество продаваемых акций. В результате портфель стоимостью более $3 млрд продавался по цене $5000. Кроме этого, объем продаваемых акций в 41 раз превышал объем, которым располагал банк. Для японской биржи это было потрясение, и суды и штрафы, связанные с отменой сделок, обошлись Mizuho в общей сложности в $125 млн.

А вот так Герко описывает характерный для этой профессии стресс: «На прошлой неделе неожиданно появилась новость о том, что известное агентство понизило кредитный рейтинг Греции на два пункта. Обычно перед важными ожидаемыми новостями мы все позиции закрываем, но тут новость вышла неожиданно. Объем валюты, которой наш хеджфонд торгует за минуту, в переводе на доллары — полмиллиарда. В случае, если бы в программу, по которой ведутся торги, закралась ошибка — например, проблемы с обработкой входных данных, с кодами или со связью с биржей, — за минуту можно было бы потерять несколько сот тысяч долларов. Адреналин зашкаливал. Таких ситуаций — по нескольку за месяц».

«Мы будто люди каменного века: костер бережем, не можем отлучиться от мониторов ни на минуту, обязательно кто-то должен следить за ситуацией, — описывает трейдер Сергей свою работу. — На обед ходим посменно или едим на рабочем месте, иначе имеешь все шансы вернуться и обнаружить, что потерял значительную сумму или пропустил важный звонок».

На чем сосредоточиться новичку

Времена «скальперов» — трейдеров, которые зарабатывают на быстрых колебаниях цен, — прошли. Сейчас этот рынок занят роботами, все процессы автоматизированы. Имеет смысл учиться торговать в более длинных промежутках.

«Я вступаю в сделку, когда складывается несколько условий для «правильного» входа, — делится опытом Семен Прохоров. — Во-первых, надо следить за индикаторами рынка, во-вторых, оценка прибыли должна превышать возможные риски, ну а в-третьих, отношение потенциального дохода к потенциальному убытку должно быть 3 к 1. Важно еще до сделки определить для себя уровень, на котором вы будете выходить из сделки, и всегда его придерживаться».

Вот портрет трейдера-одиночки. Николай, выпускник мехмата МГУ, держится скромно и далеко не сразу признается, что в прошлом году заработал на игре $500 000. Он отмечает, что, делая ставки, независимые трейдеры почти не обращают внимания на новости. «Новости — это уже следствие каких-то тенденций, они не успевают за рынком, — говорит Николай. — Они отражают позавчерашний день. Конечно, после выхода какой-то важной информации, вроде роста ВВП США за прошлый год, риск использования некоторых инструментов повышается. Но предсказать траекторию волатильности, даже зная новость наперед, невозможно».

«Очень вредно читать новости, чаты и форумы, — солидарен с коллегой Семен Прохоров. — Когда я начинаю обращать на это внимание, я замечаю, что теряю деньги. В какой-то момент ты начинаешь не сам думать, а действовать под влиянием чужого мнения. Лучше вообще не совершать в этом случае сделок».

Рецепт успеха, по словам независимых трейдеров, — анализировать поведение графиков цен различных акций, индексов в прошлом. То есть тестировать свою торговую модель на исторических данных. Стараться открывать новые закономерности и объяснять их для себя. «Совокупность наблюдений выливается в интуицию, это как серфинг, — сравнивает Николай. — Имея опыт, ты чувствуешь, что если волна пошла в эту сторону, то надо действовать вот так».

Многие законы трейдинга описаны в книгах. Из художественной литературы Николай советует новичкам «Воспоминания биржевого спекулянта» Эдвина Лефевра. Из более профессионального — «Волновой принцип Эллиотта. Ключ к пониманию рынка» Роберта Фроста и А. Дж. Пректера, «Технический анализ — новая наука» Томаса Демарка. Семен Прохоров рекомендует классическую для трейдеров литературу: «Как играть и выигрывать на бирже» Александра Элдера, «Отец-рынок зовет! Пособие инвестора-циника» Саймона Вайна, «Малую энциклопедию трейдера» Эрика Наймана.

«Всех привлекает простота, — говорит Семен Прохоров. — Кажется, вот прямо перед тобой идет график, и если ты в этой точке купил, а в этой продал — то уже много заработал. А если еще взять деньги взаймы, то все предприятие по заработку выглядит элементарным. Но надо не забывать, что на рынке, кроме вас, народу тьма. И вы не самый умный в этом мире, люди МГУ окончили, по нескольку институтов. Единственные инструменты новичка в этой игре — психологическая устойчивость и аналитическое мышление. Я не советую начинать с крупных сумм, надо быть готовым к тому, что первые несколько месяцев, полгода будешь на нуле или в минусе».

Большая часть фирм, которые зазывают людей на бесплатное обучение, шулеры. Так считают все опрошенные профи-трейдеры. «Бизнес здесь устроен просто — позвать как можно больше людей, которые принесут по $100, проиграют и забудут, — возмущается Николай. — Надо понимать, что подобные организации могут проводить только имитацию сделок, манипулировать ценой на мониторах, давать котировки с задержкой. Никто им не судья, ведь вы подписываете договор, что получаете информацию через фирму».

«Forex у всех вызывает негатив, — замечает Семен Прохоров. — Я негатива к нему не испытываю по одной причине — люди за небольшие суммы узнают, что такое игра на бирже. $50–100 вы, безусловно, потеряете, но зато после этого можно выйти на биржу самому и начинать играть».

Где работает элита трейдинга

Работа трейдеров в инвестбанках имеет мало общего с торговлей акциями с ноутбука на кухне. «В инвестбанках сидят профессионалы, настолько же отличающиеся от независимых трейдеров, насколько профессиональные футболисты отличаются от мальчишек, которые пинают мяч во дворе, — иронизирует Сергей. — Трейдеры в инвестбанках могут двигать рынок, влиять своими действиями на ситуацию. Если вы упомянете о волнах Эллиотта на собеседовании, вряд ли вас возьмут на работу».

По мнению Сергея, даже если независимый трейдер работает успешно, ему все равно выгоднее устроиться в хедж-фонд, чтобы работать с гораздо большими суммами и получать фиксированный процент. При этом он оговаривается, что это гораздо сложнее и некоторым легче управлять более скромными суммами, зато выигрывать больший процент.

Среди трейдеров в банках встречаются люди с разнообразным бэкграундом, от гуманитарного до естественнонаучного. Наличной валютой торговать намного легче, чем сложными инструментами вроде валютных свопов или форвардных контрактов, поэтому в работе с последними больше востребованы люди с математическим образованием. Торгуя опционами, нужно прекрасно ориентироваться не только в теории вероятностей, но и в статистике и в случайных процессах. Берут на такие позиции прежде всего выпускников технических факультетов лучших вузов (МГУ, МФТИ).

«Для познания азов торговли сложными инструментами я советую следующие книги: Джон Халл «Опционы, фьючерсы и другие производные финансовые инструменты», Нассим Талеб «Динамическое хеджирование», — говорит Сергей. При этом хорошее образование отнюдь не избавляет от неприятных ситуаций. «Однажды в начале моей карьеры начальник попросил: «Посчитай-ка мне рыночный риск вот этого опциона», — вспоминает Сергей. — Я не смог быстро сообразить. Мне не преминули заметить, сколько весят все мои математические познания, вместе взятые. Потом я понял, что трейдинг не наука, это ремесло. С опытом приходит умение быстро оценивать риски».

Кроме этого, для управления банковскими миллионами от трейдера требуется недюжинная смелость. У руководства есть план на год — сколько должен заработать тот или иной отдел. «Нужно постоянно рисковать, нужно действовать. No risk — no return, кто боится, тот гибнет», — резюмирует Сергей.

Трейдеры в инвестбанках не только рискуют гораздо большими суммами — они еще значительно лучше подкованы информационно. Терминалы Bloomberg и Reuters обеспечивают доступ к сведениям о том, что происходит на мировых и локальных торговых площадках. Трейдеры знают о действиях крупных клиентов своего банка, обмениваются новостями и слухами с коллегами из других банков.

Грамотная интерпретация и оценка рисков — главные профессиональные качества банковских трейдеров. «Бонус может очень сильно варьироваться, — подчеркивает Александр Герко. — Но личный вклад вполне определим, так что в конце года сюрпризов меньше, особенно в хедж-фондах. Процент, начисляемый трейдеру от успешных сделок, зависит от банка и от вида трейдинга, которым занимается отдел. Диапазон — от 2–3% до 10% от суммы прибыли, в редких случаях может доходить до 15%».

Новичкам платят скромно: в среднем £3500 в месяц в Лондоне или 30 000 рублей в Москве. Однако затем общая сумма вознаграждения растет экспоненциально. Информация о бонусах предельно закрыта, но на рынке существует мнение, что трейдеры зарабатывают больше коллег-инвестбанкиров из отдела корпоративных финансов. Через пару-тройку лет работы месячное вознаграждение составляет несколько сотен тысяч рублей.

«В трейдинге можно сделать головокружительную карьеру», — говорит Герко. Здесь нет привычной лестницы. В 27 лет можно стать управляющим директором. Среди представителей профессии есть миллионеры в возрасте до 30 лет.

В среде трейдеров все друг друга знают. Это профессиональная черта — хорошие отношения нужны для обмена информацией и мнениями. Зачастую трейдеры более близки со своими коллегами из других банков, чем с сослуживцами из соседнего отдела. «Если, например, случается какое-то странное колебание в курсах валют — за пять минут цены сильно изменилась, а ты не понимаешь почему, — ты не пойдешь в исследовательский отдел, — поясняет Сергей. — Там делают выводы и прогнозы по трендам последних месяцев. А у тебя возможна ситуация, когда какой-то сырьевой экспортер продал какому-нибудь банку на $500 млн. Ты начинаешь звонить трейдерам, спрашивать их предположения. Бывают ответы действительно стоящие».

«Краткосрочный трейдинг похож на хиромантию — результат больше зависит от удачи, от малопонятных движений на рынке, чем от твоих собственных прогнозов, — подытоживает Виктор, работающий в инвестиционном отделе крупного международного банка. — Эта профессия привлекает игроков по натуре. Тех, кто любит играть в покер и не любит играть в бридж».

Чем хорош и чем плох трейдинг

Александр Герко, алгоритмический трейдер:

Из плюсов я бы назвал фактор соревнования. Если ты действительно способный, можно подняться вверх очень быстро. Из минусов — ненормированный рабочий день, гиперответственность. В нашем виде трейдинга, допустив в коде программы ошибку, можно за 15 секунд загубить всю карьеру.

Семен Прохоров, независимый трейдер:

Забавно, что работа на бирже накладывает отпечаток на жизнь — все начинаешь воспринимать сквозь призму вероятностей. Вам никто не гарантирует, что вы получите свои деньги. Зарплата может быть нулевой, может быть отрицательной. Если вы работаете сами по себе, делать ставку на биржу как на основной источник дохода нерационально. На биржу надо идти, когда есть какой-то запас денег и времени.

Сергей, трейдер в инвестбанке:

Ты получаешь тренировку личности в экстремальных условиях. Узнаешь изнутри, что такое настоящий страх, жадность. Твой интеллект востребован, ты практикуешься в финансовом моделировании, улучшаешь познания в экономике. Минусы: эмоциональный стресс, нагрузка, от которой невозможно избавиться. Работа отнимает много ресурсов. Иногда кошмары снятся по ночам. Поэтому в трейдерах редко задерживаются больше пяти лет. Куда устроиться? К примеру, в middle-office инвестбанка, заниматься риск-менеджментом, там работа более спокойная и трейдеров, управлявших сложными финансовыми продуктами, примут с распростертыми объятиями.

Николай, независимый трейдер:

Трейдер может заработать большие деньги. Его главные проблемы — отсутствие смысла существования, самореализации. В конце концов, трейдеры — паразитирующий класс. Все эти махинации между крупными банками, «пузыри» не имеют зачастую никакого отношения к реальному продукту. Выигрываешь за счет того, что кто-то проиграл, упустил выгоду. Вообще большой вопрос: должна ли существовать такая профессия, как трейдер.