Никита Петров
1
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

90% годовых – гарантировано государством

«Гарантированный государством уровень их доходности на данный момент — в среднем 80-90% годовых», «чтобы открыть счет-депо, мне пришлось заплатить 200 тысяч рублей». Две характерные цитаты про три буквы, с которых в России начинался массовый фондовый рынок. Эти три буквы – ГКО. Делюсь вышедшей 18 лет назад в «Деньгах» статьей, зовущей народ на рынок гособлигаций. Конечно, играть ими выгоднее, чем размещать деньги в банковский депозит под какие-то 50% годовых!

ГКО — вряд ли это труднопроизносимое сочетание букв способно вдохновить кого-нибудь из нас. Да, всем известно, что сегодня гособлигации — один из самых надежных и высокодоходных источников вложения средств. Да, гарантированный государством уровень их доходности на данный момент — в среднем 80-90% годовых. Но как-то все это слишком специально, "не для меня".

А что если удвоить куш? Не знаем как вы, а мы решили рискнуть. Взяли редакционные деньги, дали их ЗОЕ АВДЕЕВОЙ и отправили играть с государством.

Ностальгия по настоящему

Вы, наверное, помните, что года полтора назад у нас была рубрика "Своя игра". Авторы — неразлучная троица Данилин — Кораблев — Безвинная — писали о том, как они р е а л ь н о вкладывали редакционные денежки в разные компании — сомнительные и не очень, и отчитывались о прибылях. Да, о прибылях... О которых сегодня мы можем только мечтать.

Кстати, даже несмотря на "подвиги", которые мы совершали по просьбе читателей, вкладываясь в МММ, "Тибет" и "Телемаркет", в итоге при закрытии рубрики наша чистая прибыль составила около $ 1000.

С тех пор прошло много времени. Маша вышла замуж и теперь прогуливается с коляской, Данилин, который до 16-ти лет носил фамилию Френкель, эмигрировал в Америку, а Кораблев подло променял журналистскую музу на черные нарукавники и теперь возглавляет целый отдел в одном коммерческом банке. Рубрика прекратила существование (по причине отсутствия интересных объектов вложения денег), однако лавры ее авторов не давали мне покоя.

Да, финансовый рынок России становится все более цивилизованным, и почти не предлагает новых способов легально обогатиться. Да, банковские вклады становятся все менее привлекательными по причине падения ставок и банкротства самих банков. Да, акции приватизированных предприятий пока практически недоступны населению. И все же существует такой финансовый инструмент, который почти без риска дает возможность неплохо заработать. Это — ГКО.

Почему ГКО? Или тысяча первая история о том, что это такое. И первая — как на этом заработать.

ГКО — Государственные краткосрочные обязательства, ценные бумаги, посредством которых государство берет у нас и организаций деньги взаймы, давая взамен 100-процентную гарантию возврата вклада.

Заработать на них можно следующим образом — покупаю за 650 тыс. руб. облигацию, а через 6 месяцев государство ее у меня выкупает по номинальной стоимости (1 млн. руб.).

Доход — 350 тыс. составляет 53% от вложенной суммы. Чтобы получить годовую ставку, это значение нужно помножить еще на 2 — 106% годовых. Купить напрямую у Минфина ГКО нам нельзя, но банки, являющиеся дилерами, могут купить по поручению клиента ГКО на ММВБ (там же, где котируется доллар).

Итак, чем же ГКО привлекают инвесторов, кроме своей надежности?

 Во-первых, сейчас они стали доступны практически всем — на государственных облигациях может сыграть каждый, кто обладает хотя бы одним миллионом рублей (такова минимальная сумма для приобретения ГКО в коммерческих банках). При этом вложения в эти бумаги дают на сегодняшний день гарантированный доход 80-90% годовых. Это больше, чем стандартные 50% в большинстве банков.

Но номинальная доходность — не предел для удачливых игроков, при удачном раскладе ГКО можно продать по высокой цене, не дожидаясь погашения.

Так, если я покупаю 6-месячные ГКО на первичном аукционе по 650 тыс. руб. (106% годовых), а через месяц продаю по 750 тыс. руб., мой доход за месяц составляет 100 тыс. руб. — 15% от вложенной суммы, или 180% годовых.

Начало

Мысль сыграть на ГКО пришла мне в голову еще в апреле. Приближались выборы, вложения в государственные бумаги становились рискованными, банки в панике стали избавляться от ГКО. Минфин, чтобы привлечь средства в бюджет, стал поднимать ставки по гособлигациям. В итоге в апреле доходность по ГКО скакнула с 80-90% до 160% годовых. В мутной предвыборной водичке можно было словить крупную рыбку.

Конечно, вкладывать деньги в ГКО перед выборами было опасно. К власти могли прийти коммунисты и разрушить рынок гособлигаций. С другой стороны, вряд ли они станут это делать, поскольку крах рынка ГКО означает крах всей финансовой системы. Зато, если победит Борис Ельцин, на ГКО можно будет неплохо заработать.

Я решила рискнуть. Оставалось решить, где взять деньги. С одним миллионом на рынке ГКО делать нечего. Можно вложить и 10 миллионов, однако настоящая игра начинается после 50 миллионов рублей.

На очередной редколлегии я выступила с речью, где призвала коллег поддержать меня в этом славном начинании и выделить из редакционных средств миллионов 60.

"Деньги верну", — пообещала я, — "да еще с прибылью. 130% годовых — это гарантированно. А при наилучшем раскладе, если не ждать погашения и вовремя продать, можно будет заработать и гораздо больше." Впрочем, я честно предупредила, что в случае неблагоприятного исхода выборов, мы можем все потерять. Но в редакции собрались оптимисты, и решили эксперимент поддержать. А чтобы повысить мою заинтересованность в этой операции, главный редактор назначил мне вознаграждение — 15% от прибыли. Игорь Филимонов, зав. отделом долгосрочных инвестиций, и Таня Плошко ("Story") заключили между собой пари на $100. Филимонов был уверен, что я проиграю.

Ставки сделаны

Итак, благословение редакции я получила. Теперь мне предстоял разговор с коммерческим директором.

— ГКО? — переспросил меня Андрей. — А что, они еще не умерли?

— Не умерли, и вряд ли умрут,— бодро ответила я.

Выражение отцовской иронии (ко мне), едкого сарказма (к главному редактору), и, наконец, искренней жалости (к деньгам) сменили друг друга на его лице, пока писалась записка в бухгалтерию.

И вот у меня в руках 6 пачек новеньких стотысячных купюр. Осталось выбрать банк, и дело сделано.

Несмотря на то, что надежность банка в моем случае большой роли не играет (согласно "Закону о рынке ценных бумаг", банк не является владельцем ценных бумаг клиента, а значит, не может распоряжаться ими, а также передать чужие ГКО кредиторам в погашение задолженности), я все-таки решила не рисковать и выбрала Альфа-банк. Надежность его довольно высока, да и от редакции он находится недалеко.

8 апреля я переступила порог отделения Альфа-банка на Покровке. Чтобы открыть счет-депо, где будут храниться купленные мною ГКО, мне пришлось заплатить 200 тысяч рублей. Это, несомненно, снижает эффективность краткосрочных операций с небольшими суммами. Но у меня — 60 миллионов, операция продлится, по меньшей мере, 2 месяца, поэтому эти 200 тысяч "размажутся" по всей сумме и в процентном отношении составят не так уж и много - около 1% годовых.

Кроме того, еще 0,3% от суммы придется отдать банку в качестве комиссионного вознаграждения. Что ж, переживем и это, в других банках берут и побольше. Остается самое сложное в моей операции: решить, какую серию ГКО выбрать.

Останавливаюсь на 27-й серии. На данный момент она самая "длинная" (срок ее погашения— в октябре) и поэтому самая рискованная. Зато и доходность по ней выше, чем по остальным — 125% к погашению.

Покончив со всеми формальностями, я покидаю банк. Теперь мне остается только одно: следить за движением котировок и забрать деньги в тот момент, когда ставки по моим ГКО будут максимальные.

Великая депрессия

Я забыла упомянуть еще одну подробность: с момента подачи заявки на покупку ГКО и до ее реализации проходит около недели, так как несколько дней уходит только на открытие счета на ММВБ. Другими словами, получается, что я купила облигации не 18 апреля, а 25-го. Казалось бы — деньги пролежали мертвым грузом целую неделю и я упустила выгоду, но за это время ГКО на ММВБ еще подешевели, а значит теперь доходность заказанной мною 27 серии равна 132% годовых.

Тут подоспели пасхальные каникулы и со спокойным сердцем мы с мужем уезжаем в Париж. Музеи, рестораны, магазины — и я напрочь забыла о своих финансовых операциях. 10 дней пролетели как один. После праздничной и легкомысленной французской столицы Москва раздражала буквально всем: от платных тележек в Шереметьево-2 до крикливых теток в общественном транспорте.

Но главная неприятность поджидала меня в редакции. Пока мы были в Париже, в Москве обстановка накалилась до предела: появились слухи об отмене выборов, котировки ГКО стали стремительно падать, и к 8 мая их доходность к погашению подскочила до 170-180% годовых. Цена при этом упала до 58% от номинала. То есть получалось, что если я сейчас продам облигации, то вместо прибыли получу убыток более 5 миллионов.

Сделав такое открытие, я впала в панику. Естественно, продавать облигации было нельзя: что я скажу в редакции? С другой стороны, судя по-всему, цена будет падать и дальше. Остается одна надежда, что после выборов рынок вновь вырастет. Принимаю решение ждать и никому ничего не говорить.

Но меня уже караулят и интересуются:

— Как там наши ГКО?

— Растут, растут, — с оптимистичностью ВЦИОМа обнадеживаю я.

"Как я выжил, будем знать только мы с тобой..."

Буквально в течение следующей недели рынок стал подниматься, и к 15 мая цена подросла до 65% от номинала. Убыток превратился в прибыль, правда, пока небольшую — всего 1 миллион. Уже не позорно.

20 мая. Новый обвал на рынке ГКО. Такое впечатление, что в победу Ельцина уже никто не верит, и у дилеров не выдерживают нервы. Банки продают свои ГКО, покупают валюту. Я опять потеряла 2,5 миллиона из 60-ти. Переживать в одиночку свой крах уже нет сил, и я иду с повинной к коммерческому директору.

 — Эх, вы, "игроки", — Это он обращается даже не ко мне, а к стене, за которой — главный редактор.

— Может, продадим, пока все не проиграли? — Слышу я свой пионерский фальцет.

— Нет. Будем играть.

Конец мая — середина июня. На рынке наступил период стагнации. Котировки — ни вверх, ни вниз. Все ждут выборов. В редакции надо мной потихоньку посмеиваются. Филимонов уже прикидывает на что бы такое потратить выигранные в споре $100, а вслух предлагает всем "скинуться", чтобы возместить мои убытки.

Великий перелом

И вот долгожданный момент наступил. С небольшим перевесом на выборах побеждает Борис Ельцин. На рынке ликование: надежда на его победу во втором туре возрастает. Банки начинают вкладываться в ГКО. Доходность стремительно падает, цена растет. К 25 июня наша серия стоит уже 75% от номинала, и моя прибыль подскочила до 11 миллионов!

Редакционные злопыхатели прикусили языки. Остальные жмут руки и высказываются в духе "давай-давай!" и, вообще, чем мы все здесь занимаемся при таких-то прибылях.

После таких треволнений был страшный соблазн выйти из игры и продать эти гособлигации. Было бы немного, но достойно — всего 102% годовых.

Но ведь я обещала гораздо больше. Поэтому играю дальше.

Одновременно прикидываю: если мы сейчас купим еще немножко ГКО (миллионов на 10), а недельки через две продадим, то можем заработать еще полтора миллиона, что составит 300% годовых! С этим "выгодным" предложением иду к коммерческому директору.

Диалог с ним опускаю.

Накануне второго тура выборов некоторые, особо нервные инвесторы, попытались зафиксировать прибыль, продавая ГКО. Поэтому за несколько дней до 3 июля - небольшое снижение котировок всех серий. Но прогнозы экспертов однозначны: после выборов произойдет новый скачок.

4 июля. Победа Ельцина, всеобщее ликование. На рынке ГКО — новый рост котировок.

9 июля принимаю решение "зафиксировать прибыль", то есть продать свои гособлигации. К этому моменту они стоят уже 87% от номинала, и наша прибыль достигла 23 миллионов, или 184% годовых!

Другими словами, за два с половиной месяца мы получили 40% в рублях, или 24% в валюте. Все произошло так, как я и рассчитывала.

Филимонов подавлен. Все остальные прикидывают, где все это лучше прокутить.

Бегу в Альфа-банк забирать деньги.

60 миллионов отдаю назад коммерческому директору (не слушая про мои успехи и прибыли, он уносит их в бухгалтерию со счастливым лицом впух проигравшегося и тут же отыгравшегося игрока. Кстати, теперь величает меня по отчеству)

3 с половиной миллиона забираю себе (обещанные 15% от прибыли).

Остальное с легкой душой пропиваем всей редакцией в ближайшем клубе "Бедные люди".

Все-таки, что бы там ни говорили про Минфин, ГКО — хорошая штука. Жаль только, что 23 миллиона были не мои.