Петр I
1
All posts from Петр I
Петр I in ТрейдерS KOSMOS,

«Король Уолл-стрит»: как Джейми Даймон заработал миллиард в JP Morgan

Глава банка JP Morgan Джейми Даймон в июне стал одним из немногих миллиардеров среди действующих банкиров. За время его правления банк стал крупнейшей кредитной организацией в США, сумев преодолеть кризис и волну штрафов

Исполнительный директор банка JP Morgan Chase Джейми Даймон

Исполнительный директор банка JP Morgan Chase — крупнейшего в США по размеру активов — Джейми Даймон стал миллиардером, написал Bloomberg 3 июня. Его состояние, в основном складывающееся из акций JP Morgan, достигло $1,1 млрд, свидетельствует Bloomberg Billionaires Index.

Путь Даймона в «клуб миллиардеров» нестандартен: обычно обладателями миллиардного состояния на Уолл-стрит становятся управляющие хеджевых или инвестиционных фондов, а не менеджеры банков. Тем не менее 59-летнему Даймону удалось не только нарушить «порядок вещей», но и провести банк, которым он управляет на протяжении десяти лет, через шторм финансового кризиса и череду скандалов с регуляторами, увеличив его капитализацию за это время практически вдвое.

Финансист по крови

Дед и отец Даймона были биржевыми брокерами. Впоследствии выйдет так, что сын наймет на работу отца: в 2009 году JP Morgan взял на работу Теодора Даймона в подразделение по работе с частными клиентами.

Джейми получил образование в университете Тафтса (Tufts University) в Массачусетсе по направлению экономики и психологии, а затем, проработав два года в консалтинге, поступил в Гарвардскую школу бизнеса. Там он учился вместе с будущим CEO General Electric Джеффри Иммельтом и Стивом Берком (возглавит вещательную корпорацию NBC Universal).

Между первым и вторым курсом Даймон стажировался в Goldman Sachs и затем получал предложения по работе в сфере инвестиционного банкинга как в этом банке, так и в Morgan Stanley и Lehman Brothers, но в итоге при участии семьи попал в American Express. Его отец работал в брокерском подразделении AmEx, а тогдашний CEO Сэнди Вэйл — будущий основатель Citigroup и культовая личность на Уолл-стрит — был давним другом семьи. Как писал BusinessWeek, родители Даймона показали одну из его университетских работ о становлении American Express Вэйлу, и таким образом Джейми получил не только работу, но и наставника на долгие годы.

Когда несколько лет спустя, в 1985-м, Вэйлу придется покинуть American Express из-за конфликта с председателем совета директоров, Даймон уйдет вместе с ним и поможет ему выбрать компанию, которая станет основой будущей финансовой империи Вэйла. В 1986 году Вэйл за $7 млн купил фирму Commercial Credit, а Даймон стал ее вице-президентом и по сути выполнял обязанности финансового директора.

В последующие несколько лет под руководством Даймона компания совершила несколько поглощений: в том числе купив Primerica Financial Services Group в 1988 году, Shearson Lehman Brothers у American Express за $1,2 млрд и затем страховую компанию Travelers за $4 млрд. Покупка страховщика позволила создать Travelers Group, которая после слияния в апреле 1998 года с Citicorp. превратилась в банк Citigroup стоимостью $140 млрд и с активами на $700 млрд.

Даймон занимался управлением приобретенных активов, в том числе отделением и последующей продажей непрофильных. Одним из главных достижений Вэйла и Даймона была трансформация брокерской фирмы Smith Barney (которая была приобретена в составе Primerica) в один из крупнейших инвестиционных банков на Уолл-стрит. Всего за три года число брокеров, работающих в фирме, выросло с 2 тыс. до 10,5 тыс., а выручка — со $157 млн до $852 млн. Сам Даймон возглавил Smith Barney в 1996 году, став самым молодым CEO крупной фирмы по торговле ценными бумагами; ему на тот момент было 40.

На пути к JP Morgan

Однако отношения между учеником и учителем стали накаляться по мере карьерного роста Даймона. В конце 1998 года уже после объединения Travellers и Citicorp. Вэйл неожиданно уволил своего подопечного, который уже был назначен президентом Citigroup. Как объяснял Вэйл свое решение впоследствии в интервью The New York Times, Даймон желал уже через год возглавить банк, а его глава совсем не собирался на пенсию.

В интервью Vanity Fair в 2012 году Даймон замечал, что для него эта новость стала болезненным шоком. «Я помогал строить это место, и люди там были моими друзьями. Я был очень удивлен, когда меня уволили. Возможно, я был слишком наивен», — рассуждал он. Удивлены были, очевидно, и акционеры Citigroup: в день увольнения Даймона котировки банка упали на 5%.

В 2000 году Даймон был нанят для реорганизации чикагского банка Bank One, который на тот момент был шестым по размеру в США, но при этом получил годовой чистый убыток в $511 млн. Только за первый год Даймону удалось сократить расходы банка на $1 млрд, диверсифицировать портфель банка, отказавшись от инвестиций в высокорисковые активы. В частности, банк успел сократить вложения в технологического «колосса на глиняных ногах» WorldCom до того, как рухнул рынок доткомов. Уже в 2003 году Bank One показал рекордную выручку в $3,5 млрд.

Переломным моментом в карьере Джейми Даймона стала 58-миллиардная сделка по слиянию Bank One с JP Morgan Chase в 2004 году. Сделка позволила Даймону не только вернуться в Нью-Йорк и возглавить укрупнившийся JP Morgan, но и вплотную приблизить банк к Citigroup по размеру активов. По состоянию на 2004 год активы Citigroup составляли $1,3 трлн, а у JP Morgan после поглощения Bank One — $1,1 трлн.

Непотопляемый Джейми

Bloomberg замечает, что при Даймоне JP Morgan стал, по мнению многих аналитиков, наиболее эффективно управляемым универсальным банком (сочетает в себе инвестиционный банкинг и обслуживание частных лиц). В отличие от многих конкурентов, JP Morgan оставался прибыльным на протяжении финансового кризиса 2007–2008 годов. Акции банка выросли на 66% с того момента, как Даймон возглавил банк в конце 2005 года. Для сравнения, бумаги 87 компаний, входящих в финансовый индекс Standard & Poor’s Financials, за это время в совокупности подешевели на 22%.

На конец марта 2015 года общая сумма активов под управлением банка Джейми Даймона составляла $2,58 трлн.

Даймон изначально особое внимание уделял экономии и управлению рисками. Спустя всего несколько месяцев у руля JP Morgan он начал отслеживать, как много телефонных линий действует внутри банка, и выяснил, что около 50 тыс. телефонов не используются никем, хотя компания продолжала за них платить, писал MarketWatch. «Компании слишком многом тратят: в них работают слишком много людей, там слишком много места, слишком многие решения совершенно не эффективны», — сетовал он.

Работа с рисками позволила JP Morgan избежать значительных вложений в ипотечные облигации, инвестиций в структурные продукты и обеспеченные долговые обязательства (CDO). Именно эти финансовые инструменты стали источником огромных убытков Citi, Merill Lynch и UBS. За первые девять месяцев 2008 года JP Morgan списал только $7 млрд, которые пришлись на ипотечные облигации и проблемные займы. Тогда как конкуренты списывали по $20 млрд каждый.

Благодаря более сильной финансовой позиции в 2008 году JP Morgan смог спасти от банкротства несколько финансовых организаций, что явно помогло удержать от коллапса всю финансовую систему США. Вечером 13 марта (когда Даймон отмечал 52-летие) ему позвонил инвестиционный банкир из Lazard Гэри Парр и глава инвестбанка Bear Stearns Алан Шварц с просьбой о выкупе Bear, которому нужны были миллиардные кредиты до утра, чтобы избежать банкротства. JP Morgan также выкупил банковский холдинг Washington Mutual — крупнейшую ссудо-сберегательную ассоциацию США, которая потеряла 95% своей стоимости во время кризиса.

В конце 2013 года JP Morgan заплатит рекордный штраф в размере $13 млрд за операции с ипотечными облигациями, часть из которых принадлежала спасенным компаниям. В общей сложности с августа 2012 по конец 2013 года JP Morgan Chase выплатил более $25 млрд за урегулирование различных споров с надзорными органами. Тем не менее банк все равно показал прибыль в 2013 году в размере $17,9 млрд (хотя и на 16% меньше, чем годом ранее).

Даймон неоднократно отмечал, что пройти через трудности, будь то финансовый кризис или штрафы регуляторов, JP Morgan удалось именно благодаря своему размеру. В 2008 году, когда ипотечный бизнес терпел убытки, инвестиционное подразделение зарабатывало деньги. «Заберите у нас возможность быть диверсифицированными — и в результате получится крайне неустойчивая система», — говорил Даймон в интервью Vanity Fair в 2012 году.

Издание также отмечало, что JP Morgan исповедует своего рода «культ Джейми». «Я думаю, ему нравится быть королем Джейми, — сказал Vanity Fair один из бывших коллег Даймона. — Может быть, это не то же самое, что быть президентом или главой Минфина США, но в конце концов совсем не так плохо быть «королевским» CEO самого большого и самого важного банка в стране».

По версии журнала Forbes, Даймон является не только самым влиятельным банкиром США, но и занимает 18-е место в списке самых влиятельных людей во всем мире.

Сам Даймон не любит признавать, что стал культовой личностью. «Если люди говорят о «культе Джейми», потому что уважают меня, доверяют и прислушиваются к моим решениям, тогда это, в принципе, не так уж и плохо», — говорит он. «Но если под культом имеется в виду, что я босс и никто не может подвергать сомнению мои действия, то это не самый хороший знак».