Clockwork Orange
1
All posts from Clockwork Orange
Clockwork Orange in Stock-talk.ru,

Почему нефть падает, а ОПЕК придется это терпеть

Нет ничего удивительного в резком снижении цен на нефть в течение последних четырех месяцев. Кроме, может быть, времени, в котором это происходит. По крайней мере, в последние два года видны фундаментальные силы, которые толкают цены вниз — растет избыток добычи вне ОПЕК (в основном из нетрадиционных источников) и наблюдается вялый рост спроса в результате энергосбережения и использования других источников.

В мае 2013 года уже было понятно, что «сланцевая революция может поддерживаться как тенденция в США и успешно может быть экспортирована в другие страны, а к 2015-2016 г. будет неизбежна некоторая комбинация с сокращением добычи или удешевления нефти в ОПЕК в целях стимулирования спроса и инвестиций. Не нужны пророческие навыки, чтобы увидеть, что цены выше $ 100 за баррель вряд ли сохранятся в ближайшее время. Устойчивый рост добычи нефти из нетрадиционных источников был видим в каждом ежемесячном докладе Министерства энергетики США и Министерства природных ресурсов штата Северная Дакота - сообщает investtalk.ru.

В США заявки по нефти, перерабатываемой в стране, составляют более двух миллионов баррелей в день, что меньше, чем в 2005 году. Если включить в расчет численность населения и рост экономики, этот спад, вероятно, больше 3-4 миллионов баррелей.

Джеймс Гамильтон, один из самых опытных специалистов по нефти в Университете Калифорнии, подсчитал, что страны с развитой экономикой имеют потребность в 8 миллионах баррелей в день. Цена выше $ 100 за баррель является неустойчивой, так как слишком сильно стимулирует добычу и ощутимо уничтожает спрос. В последние три года дисбаланс между спросом и предложением был выявлен в серии одноразовых сбоев, при которых было снято с продажи достаточное количество нефти для компенсации увеличения доли так называемой сланцевой нефти.

Санкции США против Ирана в сочетании с гражданской войной в Ливии, Южном Судане, Сирии и Ираке прикрыли масштаб сверхпредложения на рынке. Агентство энергетической информации неоднократно указывало, что причины этих убытков в основном покрываются за счет увеличения американской нетрадиционной нефти.

Проблема в том, что нельзя предугадать колебание цен. Цены на сорта «Brent» упали на 25% с июня, хотя предполагалось, что это случится чуть позже — примерно с начала 2015 года. Тогда нужно было бы увеличить давление со стороны увеличивающихся альтернативных поставок и в условиях стагнации рынка изъять рыночную долю у Саудовской Аравии и других членов ОПЕК.

Не был неожиданностью факт, что падение было вызвано восстановлением поставок нефти из Ливии — от 200 тысяч баррелей в сутки в июне до 900 тысяч баррелей к концу сентября. Так как в последние 2-3 года цена 100 долларов за баррель поддерживалась исключительно проблемами с поставщиками, любое возобновление добычи также должно было привести к резкой коррекции.

В этом контексте вполне логично то, что Саудовская Аравия и другие страны ОПЕК противостоят сокращению производства в качестве средства против падения цен.

Даже если ОПЕК сократит производство настолько, чтобы вернуть цены выше 100 долларов за баррель, то по-прежнему будет стимулироваться добыча «сланцевой нефти» и будет продолжаться стагнация спроса, который фактически еще более ухудшится. Саудовская Аравия и ОПЕК будут вынуждены терять долю рынка во имя поддержания искусственно завышенных цен, а затем через несколько месяцев — самое большее через год — будут предпринимать еще более глубокие сокращения производства.

Вывод из 80-х годов прошлого века, когда саудовский экспорт упал на 10 млн баррелей в 1980 году, на почти 3 миллиона в 1985 году, а общий объем производства ОПЕК — с 30 млн до 16 млн – состоит в том, что, сколько на бы ни сокращалась добыча , невозможно удержать цены, если добыча вне ОПЕК растет стабильно, а спрос стоит на месте.

В начале 80-х ОПЕК ошибся на фоне роста добычи в СССР, Китае, на Аляске и в Северном море, а также мероприятий по энергосбережению и переключению на более дешевые виды топлива, такие как природный газ и ядерная энергии — все это как замедленная реакция на нефтяные кризисы 1973 и 1979 годов. В начале последнего десятилетия ОПЕК снова был «удивлен» растущей добычей «сланцевой» нефти и осязаемой экономией энергии, особенно в Соединенных Штатах, что было замедленной реакцией на четырехкратное увеличение цен на нефть в период 2002-2012 года. Параллели между этими двумя периодами чрезвычайно сильны и подтверждают, что, если история не повторяется, по крайней мере, в ней есть какой-то ритм.

Жорж Moнтепек, директор рыночной отчетности агентства «Plats» напоминает, что лучшее лекарство от высоких цен есть высокие цены. Но верно и обратное. Лучшее лекарство от низких цен это низкие цены.

События начала 80-х были тяжелыми для саудовцев, которые пострадали одновременно от подешевевшей нефти и сокращения экспорта, что является самой неподходящей комбинацией.

Чтобы поднять цены и спрос, саудовцы обратились за помощью к Великобритании. Было невероятно, что защищающее свободный рынок правительство Маргарет Тэтчер быстро надавило на компании, работающие в Северном море, и заставило их не снижать цены.

Но Норвегия отказалась включиться, и стратегия провалилась, а другие страны ОПЕК продолжали обманывать своих партнеров, договариваясь об одном количестве, а поставляли на рынок большее.

Это вынудило Саудовскую Аравию остановить в 1985 году сокращение производства в качестве инструмента для поддержания высоких цен и двигаться в направлении гарантированных цен, таким образом вернуть потерянную долю рынка, потому что это гарантировало переработчикам фиксированную прибыль, если они вернутся к саудовской нефти.

Такой подход, а также бои за объемы добываемой нефти, привел к сильному понижению — в один момент нефть упала ниже $ 10 за баррель. В конце концов ситуация стала невыносимой для всех и нефтяной картель затронул дисциплину контрактов в 1986 году, новые квоты и вообще начал придерживаться их. Но ни квоты, ни жесткая дисциплины не положили конец кризису. В оставшейся части 80-х и в 90-х годах цены (с учетом инфляции) и доли рынка ОПЕК были намного ниже. В результате крушения доходной части бюджета Саудовская Аравия переживала дефицит почти два десятилетия. Таким образом, за более длительный период низких цен был восстановлен баланс между спросом и предложением.

Дешевая нефть не стимулировала инвестиции в нефтедобывающую промышленность. С 1985 года до появления «сланцевой» нефти за 20 лет не было разработано ни одного крупного нефтяного месторождения. Десятки тысяч высококвалифицированных геологов и инженеров были уволены в 90-х в связи с сокращением расходов. Потребление также изменилось — нефть так и не восстановила свою долю в системах отопления и производства электроэнергии. Тем не менее, транспорт, забыв о двух нефтяных кризисах в 70-е годы был наводнен автомобилями, которых стало больше, они стали массивнее и мощнее. В 1987 году новые автомобили и пикапы в США расходовали 1 галлон топлива на 22 мили (на 15,9 миль в 1979 году), но в 2004 году этот показатель снизился до 19,3 миль. Средняя грузоподъемность новых автомобилей увеличилась с 1600 кг в 1987 году до чуть более 2000 кг в 2011 году. Мощность подскочила в среднем с 118 лошадиных сил до 230. Потребовалось почти 20 лет — с 1986 по 2003год, чтобы восстановить потерянный спрос и загрузить снова мощности по добыче, как в начале 80-х. Но когда это наконец произошло, уже созданы были условия для следующего скачка цен на нефть.

Сегодняшняя ситуация не столь серьезна, как та, перед которой ОПЕК оказался в 80-х и 90-х годах. Цены на нефть неоправданно высоки, но переоценка не так уж велика. Существует избыток сырой нефти, но существенная часть его реально не снята с производства и, таким образом, восстановление равновесия должно быть быстрее, чем после событий 1986 года. Чем дольше держится дисбаланс между спросом и предложением, тем более глубокой и длительной будет корректировка. Таким образом, единственная разумная стратегия для Саудовской Аравии и ОПЕК в целом, сосредоточиться на поддержании своей доли на рынке, и дать ценам упасть до той точки, которая спровоцирует задержку роста добычи вне нефтяного картеля.