Никита Петров
9
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Финансисты-аферисты: WorldCom

Ровно 13 лет назад в США было объявлено о начале банкротства одной из крупнейших телекоммуникационных корпораций страны – WorldCom. Конечно, это не финансовая компания, но к искажению ее отчетности финансисты должны были иметь самое прямое отношение. Так что я решил, что владею моральным правом написать про это событие в своей любимой рубрике. Оригинал текста позаимствован из журнала «Компания», который в 2002 году опубликовал статью «Блеск и нищета чемпионов».

Падение одной из крупнейших телекоммуникационных компаний мира сопровождается громкими скандалами и разоблачениями. WorldCom, некогда ставшая инициатором самых масштабных слияний, сейчас бьет другие рекорды. Теперь на счету компании еще и самое крупное в истории банкротство, а также самое крупное надувательство инвесторов.

Компания, которую Берни Эбберс строил почти 20 лет, в одночасье рассыпалась подобно карточному домику и, как считают специалисты, почти не имеет шансов подняться.

Основатель WorldCom Берни Эбберс в 1990-е считался одним из самых ярких бизнесменов Америки. Его карьеру стандартной никак не назовешь. Уроженец канадского Эдмонтона Эбберс начал работать еще в старших классах. Днем развозил молоко на маленьком грузовичке, а вечерами подрабатывал вышибалой, благо рост и фигура позволяли. В учебе звезд с неба не хватал, но о будущем не беспокоился: колледж Миссисипи разглядел в Эбберсе перспективного баскетболиста и предложил ему стипендию. Однокурсникам запомнилось пристрастие Эбберса к соперничеству любого рода. Этим Эбберс компенсировал отсутствие настоящего спортивного таланта. Проигрывать он не любил – ни на баскетбольной площадке, ни в жизни.

По окончании колледжа Эбберс стал тренировать баскетбольную команду одной из школ. А на досуге увлекся бизнесом: сначала прикупил небольшую швейную фабрику, а чуть позже – по настоянию родных и знакомых – мотель и ресторан. Дела пошли успешно, и довольно скоро предприниматель-любитель сделался владельцем внушительной по местным меркам сети из девяти гостиниц.

Однако засиживаться на мелководье Эбберс не хотел и, едва представился случай, стал выбираться на просторы большого бизнеса. А случай представился в 1983 году, когда по решению федерального судьи корпорация AT&T была раздроблена, в результате чего стала возможна конкуренция на рынке связи. Это событие Эбберс с тремя приятелями обсуждал в кофейне города Геттисберга, и в ходе беседы кому-то из них пришла в голову гениальная идея – открыть компанию, которая бы оптом покупала междугородную связь у Southern Central Bell, а затем со скидкой перепродавала ее местным предприятиям. Идея всем понравилась, не хватало только названия для будущей компании. Друзья не придумали ничего лучшего, как обратиться за помощью к официантке. После недолгих раздумий та предложила окрестить компанию Long Distance Discount Service (LDDS). Длинновато, зато точно отражает характер деятельности будущей фирмы. На нем и остановились. Первым клиентом LDDS стал университет Южного Миссисипи.

Франкенштейн и его монстр

Поначалу Эбберс оставался лишь одним из инвесторов LDDS, но спустя два года поддался-таки на уговоры друзей и сам встал у руля компании. У Эбберса не было никакого опыта в области телекоммуникаций, зато он обладал железной хваткой и репутацией человека, который способен уговорить потенциального партнера на любую сделку. Себя Эбберс считал тренером, чья задача – собрать вместе людей, обладающих необходимыми навыками, и помочь им добиться нужного результата.

Чтобы собрать необходимые для развития деньги, Эбберс обратился к мелким предпринимателям, со многими из которых был знаком еще по гостиничному бизнесу. Те, кто откликнулся на его призыв, не пожалели. Говорят, что $50 000, вложенных в компанию в середине 1980-х, через 10 лет превратились в пару-тройку миллионов.

Собранные таким образом средства позволили Эбберсу начать агрессивную борьбу за рынок междугородной телефонной связи. Основной стратегией Эбберса стало присоединение мелких компаний схожего профиля – путем покупки или слияния. С 1988 по 1995 год LDDS приобрела десятки компаний, что позволило ей распространить свое влияние на многие штаты страны. Неудивительно, что Эбберса однажды сравнили с доктором Франкенштейном, который из разрозненных кусочков создал настоящего монстра. Эбберс за короткий период создал монстра телекоммуникационной индустрии.

1995 год стал этапным для компании. В ознаменование выхода на новый уровень развития длинное и невыразительное название Long Distance Discount Service было заменено на короткое и звучное – WorldCom Inc. Как и следовало ожидать, Эбберс занял пост СЕО обновленной компании. В марте 1996 года WorldCom впервые была включена в рейтинг S&P 500 агентства Standard & Poor.

С переменой имени жажда приобретательства у Эбберса не утихла. Сделки стали еще масштабнее, а их объем начал исчисляться миллиардами долларов. В 1996 году была куплена MFS Communications. Она обошлась приблизительно $12 млрд, но дело того стоило: благодаря этой покупке WorldCom получила доступ к обширной сети оптико-волоконной связи, охватывающей крупнейшие города США и Европы. Другим стратегически важным шагом стала покупка компании UUNet Technologies – крупнейшего в мире провайдера Интернет-услуг.

В сентябре 1997 года WorldCom договорилась о приобретении компании CompuServe за $1,2 млрд. А еще через полтора месяца, в ноябре, было объявлено об эпохальном слиянии WorldCom и MCI. Сумма сделки составила около $40 млрд, и на тот момент это было самое крупное слияние в истории бизнеса.

Сама WorldCom уверяла, что не ставила себе задачу побить мировой рекорд. Сделка преследовала две цели. Во-первых, Эбберс хотел увеличить капитализацию компании, а во-вторых, закрепиться на новых участках рынка телекоммуникаций. Была еще одна неофициальная цель – утереть нос конкурентам. WorldCom бесстрашно перешла дорогу маститой British Telecom Group, которая до этого считалась основным претендентом на MCI. После объявления о сделке Эбберс, что называется, проснулся звездой. Журнал Time поместил его имя в рейтинге новой кибер-элиты, заметив попутно, что WorldCom – это «всерьез и надолго» и что акции компании станут украшением любого портфеля. В ходе сделок Эбберс неплохо заработал: в 1999 году журнал Forbes оценил его личное состояние в $1,4 млрд.

Сломанные зубы

Слияние с MCI оказалось высшей точкой карьеры Эбберса, после которой дела его медленно, но верно пошли на спад. В 1999 году MCI WorldCom замахнулась на новый мировой рекорд. На сей раз объектом ее интереса стала конкурирующая компания Sprint, за которую безуспешно боролась также BellSouth. Сумма сделки была баснословной – $115 млрд. К тому же MCI WorldCom брала на себя обязательство заплатить немалые долги Sprint. Это слияние Эбберс расценивал как уникальную возможность создать одну из крупнейших в мире многопрофильных телекоммуникационных компаний. Однако американские и европейские антимонопольные власти заблокировали сделку, посчитав, что она противоречит принципам здоровой конкуренции. Их не убедила даже готовность обеих компаний выйти из Интернет-бизнеса и продать свои подразделения дальней телефонной связи.

Тогда же, в начале 2000 года, у MCI WorldCom начались финансовые проблемы. Кризису в компании поспособствовали общий спад в телекоммуникационной индустрии и значительные долги, накопившиеся за годы «покупательской» лихорадки. Осенью компания предупредила, что ее доходы за 2000 год будут на 40% ниже, чем планировалось. Не добавила оптимизма инвесторам и информация о том, что Берни Эбберс оказался по уши в долгах, поскольку использовал принадлежавшие ему акции родной компании в качестве обеспечения личных займов. Тогда же совет директоров WorldCom принял историческое решение – ссудить $375 млн своему СЕО, чтобы тому не пришлось продавать акции.

В условиях кризиса все громче звучали разговоры о том, что «сделка века» между WorldCom и MCI на самом деле была ошибкой и ничего, кроме лишних расходов, не принесла. За несколько лет, проведенных вместе, компании так и не сумели по-настоящему объединиться – даже клиентские базы у них оставались разными. Один из журналистов, постоянных клиентов MCI, рассказывал как анекдот, что уже после слияния ему регулярно звонили менеджеры из WorldCom, убеждая поменять провайдера.

В конце концов Эбберс и сам признал свою неудачу. Чтобы исправить ошибку, он принял решение разбить компанию на два самостоятельных подразделения – WorldCom Group и MCI Group. Однако положения дел это не исправило, и Эбберсу оставалось только наблюдать за дальнейшим падением акций любимого детища. Попутно он и сам вылетел из списка 400 самых богатых граждан Америки, составляемого журналом Forbes.

У разбитого корыта

Но все это, как оказалось, были лишь мелкие неприятности. Настоящий гром грянул в 2002 году. В апреле акции WorldCom опустились до позорно низкой отметки $2,35 – по сравнению с $64,5, которые за них давали в июне 1999-го. Под давлением обстоятельств Берни Эбберс был вынужден подать в отставку, и его место занял бывший вице-президент WorldCom Джон Сиджмор.

За цветочками последовали ягодки. Долгие годы WorldCom была клиентом крупной аудиторской фирмы Arthur Andersen, которая лишилась своей репутации в результате громкого банкротства энергетической компании Enron. После этого банкротства американских инвесторов охватила эпидемия подозрительности. Инвесторы решили повнимательнее присмотреться и к другим клиентам проштрафившегося аудитора.

Сенсация не заставила себя долго ждать: 25 июня 2002 года новое руководство WorldCom призналось, что данные о прибыли в 2001 году и первом квартале 2002 года были завышены на $3,9 млрд. Уже на следующий день котировки акций WorldCom упали до 9 центов за штуку, после чего руководство NASDAQ было вынуждено остановить торги. Комиссия по ценным бумагам и биржам США выдвинула против компании обвинение в мошенничестве. И даже президент Буш счел нужным вмешаться в скандал, назвав произошедшее «безобразием» и пообещав непременно наказать виновных.

Через месяц WorldCom подала в суд Нью-Йорка добровольную петицию о реорганизации в соответствии с главой 11 законодательства США о банкротстве. Этот шаг позволит компании продолжать обычную деятельность, пока не будет выработан план реструктуризации.

Параллельно с этим руководство WorldCom усердно ищет виновных. Уже уволены многолетний финансовый директор компании Скотт Салливан и глава внутреннего аудита Дэвид Майерс. В начале августа оба были взяты под стражу сотрудниками ФБР в Нью-Йорке, однако в тот же день отпущены под залог. При этом косвенным образом обозначилась предполагаемая степень вины каждого: Салливану пришлось заплатить залог в $10 млн, тогда как Майерс отделался лишь двумя миллионами.

Имя Берни Эбберса в материалах уголовного расследования пока не фигурирует, но не исключено, что участь бывших подчиненных ждет и его. Особенно в свете новой сенсационной информации, обнародованной 8 августа. В очередном порыве раскаяния Джон Сиджмор сознался, что приписки имели место не только в 2001 году, но и в два предыдущих года. Общая же их сумма составляет около $7,1 млрд. Enron со своими $586 млн отдыхает…

И хотя новые разоблачения не стали неожиданностью, их масштаб ошеломил многих. Ряд экспертов всерьез опасаются, что WorldCom больше никогда не сможет встать на ноги. Это мнение подтверждается и массовым бегством клиентов. Так, Уильям Арчер, вице-президент одного из подразделений AT&T, конкурирующей с WorldCom, отметил, что за последние 45 дней его компания переживает настоящий всплеск интереса со стороны потребителей. Простая логика позволяет связать это со скандалом, разворачивающимся вокруг WorldCom.