Евгений Гонтмахер
0
All posts from Евгений Гонтмахер
Евгений Гонтмахер in Евгений Гонтмахер,

Казна не справляется с докризисными обязательствами

В сентябре с новой силой разгорелась дискуссия о стратегии вывода российской экономики из кризиса. Это и не удивительно. Темпы роста ВВП пока находятся в отрицательной зоне. Даже если после 2016 года и начнется обратный процесс, то он будет, скорее всего, вялым и малозаметным. На этом фоне на первый план вышло будущее бюджетной политики, точнее, расходов бюджета.

В нынешних условиях казна просто не справляется с накопленными докризисными обязательствами. Рецепт, который предлагает, условно называя, "партия перехода к устойчивому росту экономики и благосостояния населения через структурные реформы", очень прост: надо поджаться в госрасходах (речь идет прежде всего о трех статьях — оборона, безопасность и социальная политика), переориентировать внутреннюю политику на форсированное внедрение работающих хозяйственных и общественно-политических институтов, перетерпеть сложный переходный период — и тогда придет долгосрочный успех. Оппонирующая "партия" предлагает начать с дружного осуждения "либералов", которые намерены урезать имеющиеся социальные достижения — и продолжать этот процесс до бесконечности, загоняя денежную массу в очень узкие рамки, явно недостаточные для развития "народного хозяйства".

Давайте для начала разберемся с фактами. Партия "структурных реформ" предлагает более внимательно посмотреть на статью бюджета "социальная политика", которая состоит в основном из затрат на пенсионное обеспечение, материнский капитал, а также финансирование льгот инвалидам и "чернобыльцам". Нужен анализ социальной эффективности этих затрат из-за многочисленных изменений в пенсионном законодательстве, накопленного опыта использования материнского капитала, других льгот и выплат из федерального бюджета. Речь не идет о здравоохранении и образовании, обычно включаемых в широкое понятие "социальной сферы". Естественно, никто не подвергает сомнению необходимость высоких зарплат бюджетников. Между прочим, авторы вполне либеральной, но, к сожалению, реализованной лишь частично "Стратегии 2020", подготовленной в 2010 году по заказу Владимира Путина, предлагали увеличить расходы на образование и здравоохранение, слегка потеснив в бюджете оборону и безопасность. Именно в этом документе зафиксирована идея об "эффективном контракте" между работником и государством в бюджетной сфере, которая фактически стала основой майских (2012 года) указов президента о радикальном повышении оплаты труда медикам и учителям.

Партия оппонентов, кстати, многие годы контролировала думский комитет по труду и социальной политике. Через него, получив принципиальное одобрение, прошел целый ряд интересных законов, которые серьезно поколебали социальное положение наших граждан. Чего стоит хотя бы так и не исполненное в полном объеме требование Трудового кодекса об установлении минимальной оплаты труда на уровне не ниже прожиточного минимума трудоспособного населения. А недавняя очередная пенсионная реформа, которая через введение т. н. баллов передала правительству право на установление размера выплат пожилым людям, исходя из финансового положения Пенсионного фонда? Уже через несколько лет выходящие на заслуженный отдых работники сильно не обрадуются, увидев суммы, которые им полагаются.

Интересно и другое. Если говорить о "социальной сфере", то в последние годы Государственная дума, в том числе и голосами депутатов из партии оппонентов, принимает такие бюджеты, которые снижают реальное финансирование образования и здравоохранения. Да и само качество принимаемых документов говорит о многом. Так, принятый в декабре прошлого года федеральный бюджет на текущий год строился на экономическом росте и более чем $90 за баррель нефти. В результате пришлось радикально переписывать закон, страна фактически жила без бюджета весь первый квартал.

Однако надо отдать должное партии оппонентов: у них тоже есть стратегия выхода из нынешней незавидной ситуации. Она проста: увеличение государственной поддержки нуждающихся, что стимулирует массовый спрос, а также накачка производства деньгами государства через военные заказы, развитие оборонного сектора. Почему-то приводится пример политики президента США Рузвельта по борьбе с Великой депрессией. Но хотел бы напомнить, что в 1939 году объем промышленного производства там составил только 90% от уровня 1932 года и впереди маячила длительная рецессия. Экономический подъем в США начался только из-за развязывания Второй мировой войны, которая действительно обеспечила рывок оборонного сектора. Но при чем тут ситуация сегодняшней России?

Кстати, все последние годы идет форсированное наращивание расходов на военно-промышленный комплекс. И что мы получили? Во-первых, ожидаемого (как некоторые думали) мультипликативного положительного эффекта для всей остальной экономики так и не произошло. Более того, сырьевая модель нашего хозяйства еще более укрепилась: посмотрите на корреляцию между ценой на нефть и курсом рубля к доллару. Во-вторых, такую массу денег нынешний ВПК просто не может переварить, превратив в качественную продукцию. Зато процветает элементарное воровство, а правительство вынуждено переносить на более поздние сроки уже запланированные затраты. Как говорится, не в коня корм. Что же касается раздачи денег людям, то я, как человек всю жизнь занимающийся социальной политикой, был бы только рад, если бы не одно обстоятельство: народу, как показывает весь мировой и отечественный опыт, от этого становится только хуже. Инфляция, как известно, плодит бедность и увеличивает социальные неравенства.

Оригинал