Sekoshin
25
All posts from Sekoshin
  Sekoshin in Sekoshin,

Как проходят тренинги в "Связном"

Я прошел первое собеседование в «Связном». Оно длилось около пяти часов и было действительно выматывающим. В основном, из-за длительного ожидания, которое нас подстерегало перед каждым следующим этапом. Все подробности вы можете прочитать здесь. А я продолжу свое повествование.

Перед тем, как выходить на обучение, я внимательно изучил отчеты о тренингах, опубликованные в интернете. В частности, один из них есть и на нашем сайте. С момента публикации прошло уже два года и я было подумал, что тренинги в «Связном» перестали быть унижением для любого, кто переступит порог учебного центра компании. Ошибся.

Кто готов взять на себя ответственность?

Женя, наш тренинг-менеджер, заходит в аудиторию ровно в 10:00. «Смотрю, ещё не все собрались. Тогда я даю остальным 15 минут. Но это в первый и последний раз», - говорит Женя и выходит за дверь.

Она возвращается через 20 минут. За это время наши ряды значительно пополнились. Вполне возможно, что опоздание многих связано с тем, что девушка на ресепшен отправляла нас в соседнюю аудиторию, которая была закрыта. То есть многие поднимались на второй этаж, утыкались в запертую дверь и спускались вниз, чтобы уточнить. «Не знаю, посмотрите в соседних аудиториях», - таков был ответ секретаря. Может быть, это наше первое задание. Что-то вроде «найди нужную аудиторию и не опоздай к началу занятий».

Так вот, вернувшись, Женя ещё раз представилась и устроила перекличку - кто пришел на обучение, а кто решил прогулять. Потом она дает нам первое задание. «Пересчитайтесь, и пусть один назовет число», - говорит она.

- Нас здесь 30 человек, - поднимается какой-то смельчак.
- На сколько процентов вы уверены? - интересуется тренер.
- На 99%.
- Хм, а вам подойдет, что мы так пообещаем вам выдать зарплату. 99% - выдадим, но может и не получится.

Молодой человек решает ещё раз пересчитать коллектив соискателей.

- Да, на 100% я уверен, что нас здесь 30 человек.
- И вы готовы покинуть помещение сейчас, если окажетесь не правы? - спрашивает Женя

Молодой человек ещё несколько раз пересчитывает нас. «А что, остальные не хотят брать на себя ответственность?» - подначивает тренер. Вскакивает ещё несколько людей, которые с энтузиазмом берутся пересчитывать соискателей.

Из разных концов аудитории доносится:

- Да, стопроцентно, тридцать!
- Вообще, никаких разговоров!
- Я пересчитал и с цифрой согласен.

«Итак, вы уверены, что готовы взять на себя ответственность за этот поступок? Вы готовы к этому?» - ещё больше подвергает сомнению наши математические способности Женя. Судя по всему, нашей группе эти игры порядком надоели. Поэтому мы единогласно решаем, что «готовы нести ответственность». Да, нас действительно было 30 человек. И это было только начало тренинга.

«У нас тут не школа»

Следующие пару часов мы посвящаем критериям отбора кандидатов. Женя рассказывает нам про корпоративные нормы, которым должны соответствовать кандидаты. «Это свод моментов, без которых в компании ни работать, ни жить нельзя, - объясняет тренер. - МЫ так живем». Среди прочего упоминаются активность, направленная на результат; реальная обучаемость, когда опять-таки видно результат; ответственная позиция, пример которой мы уже увидели в начале тренинга. «Нам нужны люди, которые готовы брать на себя ответственность за результат. Будь он положительный или отрицательный», - настойчиво объясняет нам тренер.

И ещё один пункт: «заинтересованность в обучении». Женя объясняет его на примере.

- Вспомните, как вас учителя пытались заинтересовать в школе?

- Необычный подход.
- Привязка к личным интересам.
- Интересны факты, - так и сыплют идеями мои соученики.

- Да-да, - хмыкает тренер. - Так вот, запомните, все, что вы сейчас перечислили, на_ши тре_не_ры де_ла_ть не бу_дут

Она действительно произносит все это по слогам. «Мы не нацелены, что через какое-то время вы покажете что-то. Мы нацелены на результат. Сегодня. Здесь. Сейчас», - говорит тренер.

Дело принципа

Далее Женя рассказывает нам о негативных моментах работы в «Связном». Например, не на всех торговых точках есть туалеты, кондиционеры и подсобные помещения, не всегда удается пообедать (а как же обещанные восемь перекуров в день?), во время работы нельзя есть, пить и жевать жвачку. За нарушения режима - штрафы-предупреждения (не более пяти в год). За появление на рабочем месте в состоянии алкогольного и наркотического опьянения («перегар приравнивается»); опоздание больше, чем на 2 часа, без предупреждения; обман и кражу - увольнение без объяснения причин.

- А теперь вы можете задать мне свои вопросы. Только учтите, что эти вопросы должны быть принципиальными. То есть действительно определяющими: остаться в нашей компании или уйти прямо сейчас. Подумайте, действительно ли ваш вопрос для вас принципиален? - предлагает тренер.

Постоянные запугивания тем, что я должен буду уйти «отсюда и сейчас» мне, если честно, порядком поднадоели. Но я стараюсь не высовываться: все-таки пришел по заданию редакции, а не по велению души. Несколько человек все же решается спросить о чем-то. Женя каждый раз их «осаждает». «Ты уверен, что выходные для тебя - это «дело принципа»? Ты действительно хочешь знать свои соц.гарантии?» - резко и грубо интересуется она у тех, кто решился задать вопрос.

Через 2,5 часа после начала тренинга Женя предлагает нам сделать перерыв. «Учтите, это будет самый длинный перерыв на сегодняшний день, не считая обеда. 15 минут вам хватит, чтобы попить-покурить и выполнить мои задания?» - интересуется она. Мы уверены. Тогда она дает нам задания «на перерыв»: нарисовать бейдж, расставить стулья в определенном порядке, и не задавать тренеру вопросов.



Вся информация - закрыта

После перерыва Женя диктует нам «правила Учебного центра». Их довольно-таки много, но записывать ничего нельзя. «Эта закрытая информация, она не должна выходить за пределы компании», - несколько раз повторяет нам тренер. Интересно, что же закрытого в том, что на территории нельзя мусорить, на занятия нельзя опаздывать, никогда не стоит жевать жевательную резинку, носить бейдж обязан любой из обучающихся, обращаться ко всем окружающим нужно только на «ты», а вот ругаться матом позволено только тренеру. Тренеру, как я понял, здесь вообще все позволено - и матом ругаться, и жвачку жевать, и голос повышать. Зато обучаемым - практически ничего. Только сидеть и внимательно слушать. Ах, ну да, еще в нужный момент поддакивать. Иначе, как вы помните, «встал и вышел из класса».

Ещё три часа мы посвящаем обсуждению качеств «успешного сотрудника». Наша группа решает остановиться на восьми или девяти. Среди них: стрессоустойчивость, открытость, обучаемость. «Я надеюсь, все в этой комнате понимают, что абсолютно не соответствуют тем качествам, которые описали?» - с оттенком презрения говорит Женя. Пара человек пытается возмутиться и объяснить тренеру, что все качества есть в нас, но только в той или иной степени. «И если мы не подходим, что вы предлагаете - всем встать и выйти?» - усмехается одна девушка.

Что я могу сказать, моя тактика «тише воды - ниже травы - в нужных местах скажи «именно так!», была гораздо эффективнее, чем её показательное выступление. Потому что первой жертвой Женя выбирает именно её. Она методично задает вопросы, загоняя девушку в угол, пока та не спрашивает, следуя правилам центра, чем же именно она не соответствует званию «успешного кандидата».

- Ты закрытая, самовлюбленная. Ты не терпишь критики и презрительно относишься к окружающим.
- Почему у вас, ой, тебя сложилось такое мнение? - задиристо интересуется девушка.  Понятно сразу, что Женя в одиночку с этой воительницей не справится. Поэтому тренер обращается к аудитории.
- Вот скажите мне, какие эмоции вы испытывали бы, если бы с вами так общался продавец на нашей точке? - интересуется Женя у остальных соискателей. Отмечу, что разговоров про работу с клиентом у нас до этих пор не было. Откуда у тренера возникла такая ассоциация?!

- Мне было бы неприятно.
- А я почувствовал бы себя униженным.
- Я бы не стал покупать ничего у такого продавца, - отвечают мои коллеги. Причем, отвечают те, кому и двадцати не исполнилось. А большинство предпочитает опять же помалкивать.

- Видишь, не только мне кажется, что ты провоцируешь людей на конфликт или пытаешься их унизить. Если ты хочешь остаться - тебе надо выполнить задание.
- Какое?
- Нет, условие стоит так: либо ты соглашаешься на выполнение, либо уходишь сейчас же.

Девушка соглашается. Ей надо встать перед аудиторией и рассказать что-то неприятное из своей жизни так, чтобы прониклись остальные. «А я пока посижу в стороне», - предлагает Женя. При этом она неумолимо комментирует каждый взгляд и жест девушки. В итоге общими усилиями соискателей и тренера она буквально разрыдалась на публике. Ничего не скажешь, интересные методы обучения.

Найти цель

Отправив девушку на свое место, Женя предлагает нам обозначить цели, ради которых мы пришли в «Связной».

- Я хочу машину.
- Когда ты хочешь на неё заработать?
- Ну, года через полтора.
- И что за машина?
- Нуууу, Opel Astra, например...
- Например? То есть, у тебя нет конкретной цели? - угрожающе произносит рекрутер. После разыгравшейся здесь бури мало кто готов перечить Жене.
- Да, я хочу именно эту машину.
- А сколько она стоит?
- Я не знаю.
- Ты не знаешь сколько стоит твоя цель? А, может быть, ты не знаешь, сколько хочешь зарабатывать у нас? Это не цель. Следующий.

При этом некоторых она пытается вывести на эмоции, как и девушку, которая чуть не оказалась выгнанной.

- Моя цель - это стабильная работа, - говорит один из молодых людей.
- Работа или зарплата? Если работа - то не вопрос. И я тебе номер счета своего дам, чтоб ты деньги перечислял.
- Стабильная работа для меня означает стабильную зарплату, - довольно спокойно отвечает юноша.
- Да лаааадно. То есть если б у тебя была возможность стабильно получать зарплату и не работать - ты б отказался?
- Я не уверен.
- Ну вот прям отказался бы? Давай, пофантазируй!
- В моей жизни таких возможностей пока не представлялось, поэтому я не могу ничего сказать. Для меня хорошая работа означает и хорошую зарплату, - с нажимом в голосе отстаивает свою позицию соискатель.
- Слуууушай, а чего у тебя голос-то изменился? Ты чего бычишь на меня?
- Я просто пытаюсь отстоять свою позицию.
 - Зачем?
- Ну, ты же попросила меня обозначить свою цель. Я обозначил. И пытаюсь объяснить, что это для меня важно.
- Смотря, как ты объясняешь. Я могу громко говорить, а могу вот так (в этот момент Женя утрированно изображает тон своего собеседника). Тебе как больше нравится? - интересуется она. - А если я начну тебя сейчас провоцировать - уверена, там такое начнется, ооо.

Так тренер шерстит всю группу, пытаясь выяснить конкретные цели каждого соискателя, не забывая при этом походя назвать кого-то «быдлом», кого-то «тунеядцем», кого-то «высокомерной выскочкой». Все уже поняли, что высовываться не стоит, а любой вопрос «против течения» грозит провокацией со стороны тренера и скорым уходом с обучения. Все это очень напоминает мне тренинги «Lifespring», на первых этапах которых некоторых участников оскорбляют и унижают. Цитата: «тренер ругался, называл их насмешливыми названиями, нападал на их индивидуальность и высмеивал их». Ничего не напоминает? Более подробно об этом явлении можно прочитать в дополнительном материале.

Решение коллегиальное, а вот фантазии - личные

Женя продолжает спрашивать у соискателей про цели. Я уже понял, что её удовлетворяют ответы типа «мотоцикл такой-то марки и модели, черного цвета. Заработаю на него через полгода» и совсем не интересуют возможности «заработать на семью».

«Только конкретная цель приведет вас к конкретному результату. Подумайте об этом на перерыве, - предлагает она. - Кстати, во время перерыва вам надо будет пообедать и заполнить без помарок анкету, которую я вам сейчас раздам. Сколько времени вам на это понадобится? Меня интересует коллегиальное решение».

Ещё 20 минут мы тратим, чтобы прийти к единому знаменателю. И просим «на все, про все» полтора часа. Почему так много? Ну, к примеру, в анкете необходимо оставить свое фото. «А где его взять?» - интересовались многие. «Придумайте», - отвечала Женя. «А ксерокопию можно сделать где-то?» - спрашивали мои «одноклассники». «Выясните», - говорил тренер. С такими данными и полутора часов на анкету и обед могло не хватить. И не хватило.

Ошибки, о которых не предупреждали

- Так, я уже вижу ошибки. А ведь я рассказывала вам, как нужно заполнить анкету, - резюмирует тренер, просмотрев верхние опросники. К слову, анкета представляет собой сочетание странных букв и не менее странных вопросов.


Полную версию анкеты можно увидеть в дополнительном материале.  

- Сколько вам ещё надо времени, чтобы исправить их? - интересуется рекрутер. Напомню, что идет уже шестой час. И мы провели в учебном центре «Связного » более семи часов. Что там нам говорили на первом собеседовании об обучении по 8 часов в день? Кажется, этому дню нет ни конца, ни края. «Пока вы не заполните анкеты правильно, мы не сможем идти вперед. А вы уже и так потратили слишком много времени...» - говорит Женя, намекая на свои «разборки» с некоторыми обучающимися. Действительно, чтобы сломить человека с устоявшимися взглядами на жизнь, тренеру понадобилось немало времени. Около трех часов. За это время она попыталась «придраться» к четверым, и лишь одну довела до слез.

Мы просим ещё 15 минут, и когда тренер вновь нас покидает, разбираем собственные анкеты. Там не должно стоять прочерков. Только слово «нет», если не состоял, не привлекался, не прописан, не рожал и т.д. Эту оплошность исправили все за пять-семь минут. Остальное время мы просто ждем рекрутера. Видимо, «конвенция об ответственности», как обозвали мои коллеги в курилке один из пунктов корпоративных норм «Связного», начала действовать уже сейчас. «Приняли решение - отвечайте! - завещала нам тренер ещё ранним утром. - Я вот опаздываю на работу утром и знаю, что меня за это уволят. И я не опаздываю. Имейте смелость отвечать за свои решения».

«Последствие» обязательно последует

Через 15 минут ситуация не меняется, и Женя говорит нам, что она не скажет, где же ошибки в анкетах, но и не пойдет дальше, если мы их не исправим. «Представьте что я банк, который выдает кредит. Если вы не выплатите мне деньги - будут последствия, верно? Вот если кто-то из вас и в этот раз ошибется в анкете - должны быть последствия», -  жестко предлагает она.

Потом она пишет на доске необходимые условия «последствия»:

- Командное
- Неприятное
- Полезное
- В рамках аудитории
- Без тренера
- Смелое

И  ещё около получаса любые наши предложения отсекает с формулировкой: «Это не подходит!» Ни мытье полов, ни общественное порицание каждого члена команды (уж чему-чему, а этому мы за день научились), ни уход одного из участников не подходят.

- Я могу дать вам подсказку, - самодовольно замечает тренер. - Но только в обмен на уход одного из учащихся.

Руку поднимает та самая девушка, которую довели до слез в самом начале.

- А в «Связном» любой поступок карается кнутом? Политики пряника, я так поняла, не существует? - спрашивает она, явно напрашиваясь на скорое «увольнение». Хотя я её прекрасно понимаю, потому что собираюсь покинуть это заведение в скором времени и сам.
- Что ты имеешь ввиду? - настороженно спрашивает тренер.
- Ну, ты постоянно упоминаешь о последствиях, увольнениях и тому подобных вещах. При этом я за день ни разу не слышала о победах, премиях, и хотя бы перерывах...
- Знаете, я поняла это с самого начала, но теперь могу сказать определенно: ты нам не подходишь. Я надеялась, что предыдущая ситуация заставит тебя реально научиться чему-то, но... жаль, - эмоционально отвечает тренер. - Поэтому прошу покинуть аудиторию.

Девушка закрывает за собой дверь, а я понимаю, что и мне здесь делать уже больше нечего. Мнение составлено, каким бы оно ни было, а большего я от себя в данных условиях требовать не могу. Поэтому как только Женя выходит, чтобы дать группе время обсудить очередное «последствие», я следую за ней. Но только не в тренерскую, а к выходу с территории.

Мнение Тайного соискателя

Я бы в эту компанию не пошел. И не советовал бы идти тем, кто ценит свою личность.

http://www.rb.ru/office/employee/employee/2010/08/04/110000.html#comments_start