А фин о ген
5
All posts from А фин о ген
А фин о ген in Начинающий политолог,

Алексей Навальный произносит последнее слово: Жизнь большая и долгая. Если вы думаете, что мы что-то забудем - это не так. Все понесут свое наказание

— Это все сейчас делается, чтобы изолировать меня, да еще и членов моей семьи.

— Вы создаёте иллюзию правосудия. В «деле Ив Роше» нет ни потерпевшего, ни доказательств — ничего!

— Жизнь большая и долгая. Если вы думаете, что мы что-то забудем - это не так. Все понесут свое наказание

— Я разбираюсь в фабрикации уголовных дел. Получается, что в Кирове суды и прокуратура работают лучше, чем в Москве.

— Сколько раз в своей жизни честный человек может произнести последнее слово? Ноль раз. Я за полтора года с учетом апелляций раз десять его произнес. Эту фразу — «Подсудимый, вам предоставляется последнее слово» — слышал уже.

— Последнее слово — это будто что-то окончательное происходит.

— Вы — прокуратура, суд, потерпевшие, люди, с которыми я общаюсь, — вы все смотрите в стол. Вы все говорите мне — вы же все понимаете — и смотрите в стол. Каждый компенсирует чувство вины, и никто сейчас не встанет и не уйдет.

— Все скажут — нет дыма без огня. Или нечего было на Путина лезть или еще что-то. Так удобнее жить.

— Я обращаюсь к другой части зала. Люди, которые смотрят в стол, — это поле нашего боя. Мы же за них бьемся, чтобы они поняли. Мы обращаемся к людям, смотрящим в стол, они вынуждены делать подлость.

— Мы пытаемся объяснить таким людям, чтобы вы не смотрели в стол, а признались, что все в нашей стране основано на вранье.

— Я здесь стою и готов здесь постоять еще сколько угодно раз, чтобы вы поняли, что кругом одно вранье.

— Я пытаюсь людям доказать: в Газпроме воруют. Мне говорят: нет, ерунда. Я говорю: мы готовы прийти на выборы и участвовать. А мне говорят: нет, ерунда.

— Это вранье стало не механизмом государства, а сутью государства. Первые лица с телеэкранов врут, не краснея. Зачем терпеть это вранье, зачем смотреть в стол? Жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть.

— Мы поймем в какой-то момент, что не имело смысла в стол-то смотреть и молчать. Значение имеют моменты, когда мы делаем что-то правильное.

— Да, для меня это болезненная ситуация. Не просто меня пытаются посадить, но еще и близких мне людей пытается утянуть. Передайте там всем: они меня этим цепляют. Но даже взятие заложников меня не остановит.

— Жизнь не имеет смысла, если жить во вранье. Я никогда не соглашусь с системой, выстроенной сейчас.

— Когда хунта, находящаяся у власти, которая грабит сидящих здесь.

— Есть несколько процентов сознательных. И миллионы смотрящих в стол.

— Я не жалею ни секунды ни за одно из своих действий. Ни за борьбу с коррупцией, ни за призыв на митинг на Лубянке.

— Кобзев когда-то сказал, что меня посадят. Невозможно жить с этой мыслью постоянно, но я осознавал. Но я буду продолжать делать, что делаю. Я считаю, что у людей этой страны есть право на восстание.

— Мы позволили им, этой хунте, все сами. Грабить и развязывать войны