Никита Петров
1
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Здравствуй, рецессия!

Таки дожили. В России - официальная рецессия, которую чиновники называют «технической». Конечно, может быть, еще все пересчитают, и через пару недель выяснится, что мы уверенно растем назло санкциям злобствующего Запада. Но, тем не менее, к рецессии мы шли давно и упорно. Причем не одни – в последнее время постепенно теряют былой задор практически все страны БРИК. Эту тенденцию еще год назад анализировала немецкая WirtschaftsWoche Heute. Делюсь с вами этой публикацией.

Неожиданно она вновь проявилась – южноамериканская жизнерадостность. На прошлой неделе во время проходившего на фоне бурных восторгов визита Папы Франциска бразильцы показали, насколько воодушевленными они могут быть. Для многих визит главы Католической церкви оказался желанным поводом для того, чтобы забыть на время о безрадостной повседневной жизни. С некоторых пор она, эта жизнь, испытывает на себе влияние слабеющей экономики, высокой инфляции, растущей безработицы и шумных протестов против клептократических политиков. Не только в Бразилии, но также в Китае, Индии и в России все указывает на спад. Спустя десять лет после того, как американский банк Goldman Sachs составил из начальных букв названий стран Бразилия, Россия, Индия и Китай аббревиатуру БРИК и предсказал этим странам блестящее будущее, складывается впечатление, что мечта о вечном росте улетучилась. Мировую экономику, а также экспортно-ориентированную немецкую экономику, делающую ставку на тяговую силу государств с развивающейся экономикой, ожидают более сложные времена.
При этом государства БРИК в течение многих лет вполне оправдывали возлагавшиеся на них большие надежды. Их экономики временами демонстрировали двузначные темпы роста. Инвесторы, вкладывавшие туда деньги, получали немалую прибыль, а вместе с ними и менеджеры принадлежащих банкам инвестиционных фондов.

Если доля стран БРИК в глобальных экономических показателях, очищенных от различий в покупательной способности, составляла в начале нынешнего тысячелетия всего лишь 16%, то в настоящее время этот показатель превысил уже 26%. В первую очередь это произошло благодаря Китаю. Вторая по величине экономика в мире в период с 2000 года увеличила свою долю в мировой экономике с 7% до почти 16%. Темпы экономического роста свыше 10% существенно увеличивали потребность этой гигантской империи в сырьевых ресурсах. Сложившаяся тогда ситуация позволила Бразилии и России, поставщикам сырья среди стран БРИК,  достичь рекордных показателей в области экспорта, а также высоких темпов роста. И немецкие предприятия, сфокусированные на производстве станков, оборудования и автомобилей, получали выгоду от сверхвысоких темпов экономического роста в Китае. Это помогло им преодолеть засушливый период, возникший после падения экономики в Европе и в Соединенных Штатах вслед за банкротством банка Lehman.
Однако теперь чудо экономического роста стран БРИК может закончится. Внутренний валовой продукт (ВВП) Китая прибавил в первом квартале этого года в сравнении с предыдущим всего 7,5%. В Бразилии экономика в прошлом году выросла лишь на 0,9%, а в 2013 году, по оценке экономистов Международного валютного фонда (МВФ), ожидается рост порядка 2,5%. Это всего лишь треть от показателей 2010 года. Экономический рост в Индии, судя по всему, сократится в два раза по сравнению с 2010 годом, и то же самое можно сказать о России. «Продолжительное замедление экономического роста в странах с развивающейся экономикой представляет собой новую угрозу для мировой экономики», - предупреждают эксперты МВФ.

Крупные страны с развивающейся экономикой выдыхаются, и это объясняется прежде всего тем, что «модель роста, успешно использовавшаяся государствами БРИК в последние годы, больше не работает», - объясняет Иоахим Фельс, главный экономист американского банка Morgan Stanley. В Китае угрозу представляет собой рост заработной платы, а повышение курса национальной валюты негативно влияет на конкурентоспособность промышленности. Поэтому правительство страны пытается теперь изменить существующую в настоящее время модель роста. Изделия с высокой стоимостью, больше услуг и более сильный внутренний рынок – все это должно обеспечить развитие китайской экономики в будущем. Пока сложно сказать, окажется ли подобный эксперимент из области плановой экономики успешным. Поль де Гроув, эксперт Лондонской школы экономики, опасается того, что в среднесрочной перспективе рост в Китае может снизиться до 5%.
Это может иметь серьезные последствия для других стран с развивающейся экономикой. Уже сегодня Бразилия и Россия почувствовали сокращение спроса на Дальнем Востоке. Их незавидное положение усугубляется потерей конкурентоспособности в мире, что является следствием существенного повышения уровня заработной платы в последние годы. Экономика Индии все еще продолжает страдать от избытка бюрократии, а также от неразвитости инфраструктуры.


Давление со стороны финансовых рынков

Помимо этого, страны БРИК начинают испытывать давление со стороны финансовых рынков. С того момента, как американский Эмиссионный банк намекнул на возможность сокращения в ближайшее время объемов приобретения государственных облигаций, доходность по этим бумагам взлетела вверх. Инвесторы, направлявшие в прошедшие годы свои средства в страны с развивающейся экономикой, возвращают их теперь назад в Америку. Волна продаж в странах с развивающейся экономикой обрушила цены на акции, государственные облигации, а также снизила обменные курсы их валют. При слабых котировках местной валюты начинают расти счета за оплату импорта. Центральный банк в Бразилии уже отреагировал на сложившуюся ситуацию и повысил процентные ставки, что будет представлять собой дополнительное препятствие для роста экономики.
Это почувствовали и немецкие экспортеры. За первые пять месяцев нынешнего года их экспорт в Бразилию сократился на 5,5% по сравнению с прошлым годом. А поставки в Индию за тот же период упали почти на 10%. Экспорт в Китай сократился на 4,3%, тогда как в 2010 году его рост превысил 44%. Это огорчительные цифры, поскольку китайцы покупают у немцев 6,1% от общего объема экспорта (страны БРИК в целом – 9,4%). Таким образом Китай является пятым по значимости рынком для немецких экспортеров. Для машиностроителей и производителей электротехнического оборудования Китай представляет собой самый важный рынок сбыта, а для автомобильной и металлообрабатывающей отрасли - второй по значимости.

Прежде всего для торгующих с Китаем немецких производителей промышленного оборудования наступают нелегкие времена. «Изменение курса Пекина и уменьшение инвестиций, а также более строгая монетарная политика затормозят экспорт немецких станков и другого оборудования», - считает Андреас Реес, главный специалист по Германии банка UniCredit. Этот эффект не смогут компенсировать даже более успешные показатели в торговле с Америкой, поскольку Китай покупает 10,2% всех станков, тогда как Соединенные Штаты всего 9,1%. И немецкая химическая промышленность почувствовала слабость ситуации на Дальнем Востоке. «Китайский мотор роста больше не работает на высоких оборотах», - подчеркивает Курт Бок, глава химического гиганта BASF: его прибыль сократилась во втором квартале на 4,2%.
Менее пессимистичные оценки экономист банка UniCredit Реес дает немецким автопроизводителям. На самом деле в последние месяцы они сократили свои продажи в Китай на 21%, что является значительным падением. Тем не менее в этой гигантской империи продолжает сохраняться огромный спрос. В настоящее время на 1000 жителей Китая приходится 60 автомобилей, а в Германии – 600. «Аппетиты китайцев в отношении немецких автомобилей и дальше будут расти», - считает Реес. Судя по всему, подобным образом оценивают ситуацию и мюнхенский производитель автомобилей BMW. «Мы строим наши планы с учетом долгосрочной перспективы, и поэтому в сложные времена мы продолжаем инвестировать в технологии будущего, а также в производственные мощности в разных странах», - подчеркивают представители баварского концерна. В прошлом году баварцы открыли в Китае второй завод совместного предприятия BMW Brilliance Automotive. Кроме того, концерн BMW построил в Срединном царстве завод по производству моторов.

Выгоду от новой модели роста экономики должны получить производители потребительских товаров. Так, например, производитель спортивных товаров Adidas продолжает рассматривать Китай как растущий рынок. В городе Тяньцзинь в следующем году фирма Adidas намерена открыть логистический центр, который будет обслуживать покупателей на севере страны. Производитель клеев компания Henkel продолжает делать ставку на Китай. Осенью прошлого года эта компания из Дюссельдорфа открыла новую фабрику по производству клеев в Китае. Ближайшие несколько месяцев покажут, оправдаются ли надежды этого предприятия на Китай и на другие страны с развивающейся экономикой или нет. Если изменение курса не принесет желаемого результата и страна «потерпит неудачу», чего опасается лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман (Paul Krugman), то тогда мечта увидеть страны БРИК в качестве нового центра силы мировой экономики будет окончательно признана несостоятельной. Серьезно пострадают при этом и такие азиатские страны как Япония, Индонезия, Тайвань и Корея, имеющие тесные экономические связи с Китаем и в настоящее время показывающие неплохой рост. В таком случае угрозу будет представлять эффект домино, жертвой которого станет и оживление экономики в Германии.
Анализ показывает, насколько шаткой является ситуация в странах БРИК.


Китай: рискованная смена курса

Весь мир в течение трех десятилетий получал большую выгоду от нынешней модели роста Китая. В своей основе она базировалась на том, что полученная в результате экспорта дешевых товаров валюта инвестировалась в местную экономику, а также в крупные инфраструктурные проекты. В текущем пятилетии китайские экономисты поставили перед собой цель – перестроить инвестиционную экономику в потребительскую, и мотором этих изменений должна стать растущая покупательная способность внутреннего рынка.
Это значительное по своим масштабам предприятие – рост экономики в будущем должен быть более устойчивым, но в результате он неизбежно замедлится. Дело в том, что  сокращение инвестиций приводит к замедлению роста. В долгосрочной перспективе китайский Центральный банк может повысить процентные ставки. Это приведет к «сокращению кредитования государственных предприятий, которые в свою очередь уменьшат свои инвестиции в инфраструктурные проекты», - подчеркивает Эшли Дэвис из сингапурского отделения банка Commerzbank.

Следующим шагом может стать перестройка финансовой системы. Пока государственные банки предпочитают предоставлять кредиты государственным предприятиям, и делают они это по фиксированной ставке в 5%. Частные предприятия имеют доступ к капиталу только с помощью серого рынка, но для них он значительно дороже, и поэтому они меньше инвестирую средств. В то же время государственные предприятия из-за низких процентных ставок иногда ввязываются в бессмысленные проекты. Деньги текут в строительство все новых аэропортов, вокзалов, автомагистралей и небоскребов – часто подобные инициативы заканчивается тем, что построенные новые города остаются безлюдными, а новые проекты оказываются нерентабельными.
Теперь Пекин намерен вплотную заняться перекосами в сфере конкуренции, существующими в финансовом секторе. По оценке экспертов, либерализация финансовой системы будет продолжаться от пяти до десяти лет. Выгоду от этого в первую очередь могут получить небольшие частные предприятия, которых теперь не будут принуждать к получению дорогих кредитов на сером рынке, и в результате у них будет больше средств для инвестирования. Кроме того, китайское руководство рассчитывает на то, что растущий средний класс будет продолжать потреблять. Эксперты в области экономики делают более умеренными свои ожидание в том, что касается показателей роста: МВФ считает, что в этом году прирост ВВП в Китае составит 7,8%, тогда как в начале года прогнозы специалистов превышали 8%. «В долгосрочной перспективе вы ожидаем темпы роста порядка 7%», - отмечает аналитик компании IHS-Global Жень Сяньфан. Охлаждение на высоком уровне уже привело к тому, что экспорт в июне сократился на 3,1% по сравнению с прошлым годом. Иногда плановики действуют в противоположном направлении при проведении фискальной политики – например, накапливают средства для строительства железных дорог, и это говорит о том, что и у Пекина есть подозрения относительно охлаждение экономики.


Бразилия: проспали реформы


Вот уже в течение трех лет экономика Бразилии практически не увеличивается. Растущая инфляция свела на нет конкурентоспособность, в экономических показателях отмечается дефицит. Теперь правительство пытается бороться с инфляцией с помощью повышения ставки рефинансирования. Но не по этой причине в июне представители среднего класса Бразилии спонтанно и неожиданно вышли на улицы и устроили массовые акции протеста. Молодая элита пытается защититься от коррупции и неэффективности государственного аппарата страны, которая еще недавно считалась лидером государств группы БРИК.
Молодежь не устраивает то, что государство не использовало десятилетие экономического процветания – в отличие, к примеру, от Соединенных Штатов в 19-ом столетии. Там доходы сырьевого сектора были инвестированы  в развитие сферы услуг и обрабатывающей промышленности, то есть в создание устойчивой экономической структуры. В Бразилии также имелся подобного рода шанс, когда высокая ликвидность на финансовом рынке и потребность Китая в сырье в течение десяти лет позволяли держать открытым окно возможности для проведения реформ. В настоящий момент, судя по всему, время для их проведения упущено. Предварительную работу для перестройки национальной экономики бразильцы провели в 90-х годах прошлого века: денежная реформа, списание долгов и приватизация создали предпосылки для стабильного роста в Бразилии. Правительство лидера рабочих Луиса Лулы, правившего страной в период с 2003 года по 2011 год, с помощью мер социальной поддержки создало стабильный внутренний рынок, позволивший стране после 2008 года практически без потерь продержаться в течение первых лет экономического кризиса. Его преемник Дилма Руссеф также сделала ставку на государственный спрос – в тот период, когда цены на сырьевые товары стали падать. Самое позднее в тот момент правительство страны должно было начать проведение серьезных реформ для того, чтобы сделать более эффективной экономику Бразилии в целом, а также заскорузлый управленческий аппарат.

Однако левое правительство в Бразилии представило лишь слабую инфраструктурную программу. В области инфраструктуры, образования, безопасности бразильцы обеспечены самым жалким образом, и то же самое можно сказать о качестве системы здравоохранения. При этом налоги в Бразилии столь же высоки, как и в некоторых индустриально развитых странах.
Вряд ли ослабленное в результате протестов правительство Руссеф начнет проводить серьезные экономические реформы на фоне начинающейся предвыборной борьбы – такую надежду может дать Бразилии только новое правительство. Но будет ли оно новым – этот вопрос остается открытым. Тем не менее инвесторы сохраняют верность бразильскому рынку и стране в целом. Прежде всего в области потребительских товаров и услуг эта страна с ее 195-миллионным населением не может быть игнорирована, и при этом следует помнить, что по душевому доходу бразильцы значительно опережают китайцев и индийцев.


Россия: проклятье нефтяного блага

В 2012 году чистая прибыль Газпрома сократилась почти на 10%, и таким образом московский газовый концерн потерял титул самого прибыльного предприятия в мире. Однако прибыль в размере 29 миллиардов евро примерно соответствует обороту компании Lufthansa. Можно было бы не принимать во внимание сокращение прибыли, посчитав это проблемой из категории люкс, - если бы она не представляла собой символическое воплощение структурных проблем России: российская экономика слишком сильно зависит от колебаний цен на нефть, за которыми с определенным отставанием следует и цена на природный газ. Цены на нефть находятся на низком уровне, спрос на трубопроводный газ сокращается, и в результате экономика страны в целом начинает испытывать давление.
В июне рубль, национальная валюта страны, обесценился на 10% по отношению к доллару и к евро, и Центральный банк был вынужден поддержать курс. Сырьевые концерны получают выгоду от низкой котировки рубля, поскольку затраты на добычу сырья исчисляются в местной валюте, тогда как экспорт рассчитывается в долларах. Однако доходы от экспорта сырьевых товаров расходуются на потребление, которое представляет собой вторую опору экономического роста России. Россияне в основном покупают импортные товары, и поэтому падающий рубль вызывает повышение цен.


При современном уровне инфляции в 7% Кремль оказывается перед дилеммой: дешевый рубль помогает промышленному сектору за пределами нефтяной и газовой отрасли. Однако промышленное производство России снижается уже в течение года, что уже в следующей фазе рецессии отразится на ситуации с занятостью.
По подсчетам МВФ, России еще сильно повезет, если рост ВВП в 2013 году составит 2,5%. Эксперты московского инвестиционного банка Renaissance Capital полагают, что в течение ближайших десяти лет средний рост составит 2%. Основывающаяся на сырьевых товарах экономическая модель уже изжила себя. Правительство понимает это, подчеркивает вице-премьер Аркадий Дворкович в интервью WirtschaftsWoche. «Мы должны изменить структуру экономики России и сократить зависимость от экспорта  нефти и природного газа», - добавляет он. В таком же духе бывший советник экс-президента Дмитрия Медведева высказывается относительно будущего: «Мы и дальше намерены сокращать участие государства в России и проводить приватизацию». Часть акций нефтяного гиганта «Роснефть» должна до 2018 года быть продана на бирже.

В более далекой перспективе государству следует пойти еще дальше. Так, например, оно должно все сделать для того, чтобы поддержать малые и средние предприятия за пределами сырьевого сектора. Меньше бюрократии, меньше коррупции и меньше государственного влияния – а вместо этого больше открытости, больше конкуренции и правовой безопасности – все это необходимо для того, чтобы улучшить инвестиционный климат для внутренних и иностранных инвесторов на длительный период.
Сомнительное осуждение оппозиционного лидера Алексея Навального, скорее, представляет собой движение в противоположном направлении, и поэтому возникает вопрос о том, возможна ли вообще модернизация при президенте Путине.


Индия: зависимость от торговли

Еще совсем недавно экономисты считали, что Индия сможет заменить Китай в качестве мотора мировой экономики. На протяжении многих лет рост ВВП в этой стране доходил до 10%. 
Теперь возвращение к двузначным показателям роста эксперты полностью исключают. «Индийская мечта в настоящий момент растворилась в воздухе», - подчеркивает Янис Хюбнер, эксперт по азиатским странам банка Dekabank. Согласно его прогнозам, экономический рост в Индии будет составлять 6-7% в год, что мало для страны, в которой в ближайшие десять лет более 100 миллионов молодых людей появятся на рынке труда и будут оказывать на него давление.

Промышленность топчется на месте, и ее вклад в совокупный экономический показатель составляет  всего лишь одну четверть. Индию нельзя рекомендовать даже как площадку для дешевого внешнего контрактного производства в текстильной области, которую покидает Китай из-за растущих затрат. Результат: прямые инвестиции в 2009 году составили 24,1 миллиарда долларов, а в 2012 году они сократились почти вдвое – до 11,3 миллиарда долларов.
Обветшалая инфраструктура является самым большим тормозом развития; в прошлом году отключение электричества на два дня парализовало регионы на севере и на востоке Индии. Транспортные пути находятся в плохом состоянии, кроме того, практически отсутствует свободные земли для строительства заводов и фабрик, а если они и есть, то для их получения необходимо преодолеть тернистый путь через препоны непрозрачной бюрократии.

Политика мало чем помогает делу: коррупция доходит до правительственного аппарата в Нью-Дели, и бюрократия парализует страну. Вместо либерализации экономики, ставшей основой недавнего экономического чуда, Нью-Дели занимается теперь протекционизмом: иностранные автомобили государство не допускает на свой рынок, обкладывая их пошлинами в размере до 75%, а такие важные сектора как аграрный и страхование до последнего времени оставались, по сути, закрытыми для иностранных инвесторов. Изменение существующего положения возможно только с помощью проведения глубоких реформ. Вот уже в течение шести лет Брюссель ведет переговоры с Индией о создании зоны свободной торговли, но результатов пока нет. При этом Индии совсем не помешали бы новые рынки: во внешнеторговом балансе страны образовался дефицит в размере 8,5% ВВП. В то время как Китай занимает доминирующее положение в мировой торговле, доля Индии в ней составляет всего 1,7%.