Sergey Blinov
1
All posts from Sergey Blinov
Sergey Blinov in Sergey Blinov,

Ставки ЦБ, деньги и экономический рост

Академик Сергей Глазьев, председатель «Партии Роста» Борис Титов и некоторые другие экономисты и политики предлагают снизить ставку ЦБ. Но примеры из экономической истории показывают, что предложение снизить ставку – ошибочное. В России экономический рост легче ускорить без снижения ставок. И успеть с этим до выборов.

Рост при высоких ставках и застой при низких

ВВП России в 1999-2000 годах рос на 6-10% при ставках в 25-60%. Так, в 1999 году рост ВВП впервые за 1990-е годы превысил отметку 5% и составил 6,4%. Следующий, 2000-ый год, вовсе стал рекордным: ВВП вырос на 10%, и Россия единственный раз за последние 30 лет по росту ВВП превзошла даже Китай (график 1).
График 1. Рост ВВП в 1999 и 2000 годах выделялся на фоне экономических провалов 1990-х годов.

Источник: Росстат

При этом ЦБ удерживал ставки на уровне 55-60% (!) в 1999 году и 25-55% (!) в 2000 году (график 2).
График 2. Во время рекордного роста ВВП 1999-2000 годов ЦБ удерживал ставки на уровне 25-60%.

Источник: ЦБ РФ. Примечание: основной инструмент ЦБ до 2013 года - ставка рефинансирования, с 2013 года – ключевая ставка.

В среднем в 1999-2008 годах ВВП рос на 7% в год, но Центральный банк не опускал ставку рефинансирования ниже 10%. Сейчас, в августе 2017 г. ЦБ, напомню, держит ставку на уровне 9%.
Обратный пример - Япония. До начала 1990-х годов Япония показывала чудеса экономического роста. В последние два десятилетия в экономике этой страны царит застой. Эти десятилетия даже прозвали «потерянными десятилетиями». Но уровень ставок в Японии в годы застоя был ниже 0,75%, меньше одного процента. И такой уровень ставок не помог избежать проблем в экономике (график 3).
График 3. Экономика Японии попала в застой при ставках ниже 1% годовых.

Источник: FRED

Вывод прост: нулевые ставки не спасают от застоя, а ставки в десятки процентов не мешают экономическому росту.

Критерий – денежная масса

Рост в России в 1999-2000 и двадцатилетний застой в Японии объясняются не ставками, а динамикой денежной массы.
Так, динамика денежной массы легко объясняет «потерянные десятилетия» Японии (график 4).
График 4. Застой в экономике Японии объясняется снижением темпов роста денежной массы ниже 5%

Источник: С. Блинов, «Как избежать японской ловушки»

В России инфляция на порядок выше, чем в Японии. Поэтому измерять надо не номинальную, а скорректированную на инфляцию, реальную денежную массу (РДМ). И динамика РДМ объясняет все взлёты и падения российской экономики за последние 30 лет (график 5).
График 5. Динамика денежной массы с поправкой на инфляцию (РДМ) объясняет все взлёты и падения российской экономики.

Источник: С. Блинов, «Денежный светофор – итоги июня»

Вывод: экономический рост определяется не ставками центрального банка, а динамикой РДМ - денежной массы с поправкой на инфляцию.
Возникает резонный вопрос: может ли центральный банк управлять денежной массой? До 1960-х годов экономисты полагали, что количество денег в экономике определяется потребностями экономических агентов (предприятий, государства и частных лиц) и мало зависит от действий центральных банков. Перелом в мышлении наступил в 1963 году, когда вышел фундаментальный труд Милтона Фридмана, впоследствии ставшего нобелевским лауреатом, и Анны Шварц – «Монетарная история США, 1863-1960». На многочисленных примерах авторы показали, как действия и бездействия ФРС привели к сокращению денежной массы в США в 1929-1933 годах на 38%, что и стало причиной Великой депрессии.
Влияние центральных банков на динамику денежной массы было убедительно доказано. Бен Бернанке, университетский профессор и знаток идей Милтона Фридмана, оказался на посту ФРС во время кризиса 2008 года. Благодаря знанию причин Великой депрессии, Бернанке действовал быстро и не допустил сокращения денежной массы, опасного для экономики США.

Денежная масса и денежная база

Центральные банки увеличивают или уменьшают денежную массу, управляя денежной базой. Денежная база в России – это 11 триллионов рублей (на август 2017) и на 75% она состоит из наличных денег в обращении. Это в 3,3 раза меньше денежной массы (39 триллионов рублей на август 2017 года). Денежную базу Центральный банк «может контролировать практически напрямую», подтверждает экс-министр финансов Алексей Кудрин («Вопросы экономики», 2017, №5, стр. 10. http://csr.ru/wp-content/uploads/2017/05/Voprosy-ekonomiki.pdf) .
Значение денежной базы в том, что в России от неё на 99% зависит объём денежной массы. (график 6).
График 6. Изменения в денежной массе на 99% объясняются изменениями денежной базы.

Источник: ЦБ РФ, расчёты С. Блинова

Это означает, что Центральный банк России на 99% определяет денежную массу в стране, увеличивая или уменьшая денежную базу. Пример: в 2008 году ЦБ во главе с Сергеем Игнатьевым провёл валютные интервенции на 200 млрд. долларов, в результате которых денежная база сократилась на 23% в реальном выражении. Такое сокращение денежной базы стало причиной сжатия денежной массы на 22% в реальном выражении и последовавшего резкого падения ВВП в России.

Денежная масса, инфляция и ставка

Итак, обеспечить номинальный рост денежной массы для ЦБ не проблема, достаточно увеличить денежную базу. Но для роста экономики нужен рост РДМ, денежной массы в реальном выражении, то есть, с поправкой на инфляцию. Если номинальная денежная масса вырастет, но инфляция увеличится, то реального роста денежной массы может и не произойти.
Так было в 1992 году: денежная масса выросла в 7 раз, но цены увеличились в 26 раз. В результате покупательная способность денежной массы сократилась на три четверти. РДМ, денежная масса с поправкой на инфляцию, катастрофически ужалась с соответствующими катастрофическими последствиями для всей экономики.
Вывод: Снижение ставки не работает, когда это снижение вызывает рост инфляции.
Снижение ставок Центральным банком увеличивает номинальную денежную массу за счёт роста кредитования. Но то же снижение ставок провоцирует и инфляцию, которая «съедает» денежную массу в реальном выражении, она сжимается. Замкнутый круг.

Правильное решение

К счастью, для увеличения денежной базы (и денежной массы) центральные банки используют ещё один инструмент: операции на открытом рынке. Когда Центральный банк покупает активы (например, правительственные облигации, золото, валюту) за рубли, то это увеличивает и денежную базу, и денежную массу.
Этот способ использовал Бен Бернанке в приведённом выше примере, увеличив денежную базу в 4,5 раза за 6 лет. ФРС скупала государственные и корпоративные облигации. Этот же способ использовал Банк России в 1999-2008 годах: денежная масса росла не из-за ставок, а в результате покупок активов центральным банком на триллионы рублей. Активом для покупок выступала валюта, поэтому золотовалютные резервы увеличились за эти 10 лет на 500 с лишним миллиардов долларов.
Чтобы денежная масса росла в реальном выражении, использовался тандем двух инструментов ЦБ: операции на открытом рынке наращивали денежную массу, а ставки ЦБ выше 10% не давали инфляции «съедать» этот рост. Поэтому рост РДМ в 1999-2008 годах составлял 20-50% в год, а средний рост ВВП - 7% в год.

Успеваем до выборов

Динамика денежной массы в России к августу 2017 года соответствуют застою ВВП (жёлтая зона на графике 5). Чтобы выйти в зону уверенного экономического роста (для российской экономики это рост ВВП на 5% и выше), необходим рост РДМ на 20% и выше (зелёная зона на графике 5).
Для этого у ЦБ в арсенале два испытанных инструмента: операции на открытом рынке для наращивания денежной базы, и ключевая ставка (которую надо не снижать, а, возможно, наоборот, повышать), чтобы контролировать инфляцию и поддерживать курсовую стабильность.
Если ЦБ стартует в сентябре, то первые результаты в виде повышения динамики ВВП до 4-5% будут видны уже к Новому году, а к марту будущего года, к выборам президента, сегодняшние экономические проблемы сохранятся только в воспоминаниях.

Источник https://senib.livejournal.com/15970.html