kin
13
All posts from kin
  kin in kin,

Рынок как акула

Интервью с победителем конкурса «Лучший частный инвестор 2009» о взаимосвязи биржи, нефти, валютных курсов, покера, рулетки и автогонок

Для меня конкурс шел сам по себе, и я достаточно неожиданно узнал, что выиграл

Для меня конкурс шел сам по себе, и я достаточно неожиданно узнал, что выиграл

Фото из личного архива

В конкурсе «Лучший частный инвестор 2009» биржи РТС в номинации лучший трейдер-миллионер победил участник под ником Driver 50. Торгуя фьючерсом на индекс РТС, он довел свои стартовые 2,1 млн руб. до 7,9 млн (доходность — 269%) и стал победителем среди участников с капиталом больше миллиона. В жизни Driver 50 — человек спокойный и основательный. Мы попросили его рассказать о себе и о том, как он торгует, что Лев (его настоящее имя) и сделал максимально честно.

— Прежде всего людям интересно, что вы за человек, давно ли занимаетесь трейдингом и как в него попали?

—Занимаюсь я этим с августа 2009 года, а до этого не торговал на бирже вообще. С конкурсом получилось достаточно забавно: я открыл счет, начал потихонечку работать, пробовать одно, второе, третье, и в начале октября мой брокер прислал мне по электронной почте письмо с рекомендацией зарегистрироваться на конкурсе РТС. Я это пропустил мимо ушей. Потом менеджер мне перезвонил за два дня до начала конкурса и объяснил, что конкурс не потребует никаких дополнительных действий, просто надо заполнить форму, придумать ник, и все — дальше торгуете как торгуете. Я зарегистрировался и торговал дальше.

Каждый день рынок занимал столько времени, что про конкурс я даже не вспоминал. И за два дня до его окончания мне позвонили с РТС и сказали, что с большой вероятностью я буду в такой-то номинации первый. Для меня это была приятная новость. Как я теперь понимаю, люди строили какие-то стратегии, реально боролись за призы. А для меня конкурс шел сам по себе, и я достаточно неожиданно узнал, что выиграл.

— Кто вы по профессии и по образованию — вы же очень быстро разобрались в срочном рынке с вариационной маржой и прочими деталями?

— Я родился в Свердловске, там же закончил физтех по специальности «теоретическая физика». Но когда я завершил обучение, в нашей стране стало не до фундаментальной науки. Приходилось заниматься бизнесом, и то, что касается вопросов, связанных с финансами, налогами, мне известно.

Почему я решил заняться трейдингом? Так получилось, что стало больше свободного времени, и я просто решил побольше узнать про биржу. Думаю, что в этой сфере проще разобраться и заработать не тогда, когда идет стагнация, а когда происходят какие-то сильные движения.

— А на срочном рынке вы как оказались? С него все-таки обычно не начинают. Тут каждый день тебе «вариационку» начисляют — то плюс, то минус…

— Почему-то люди, которые торгуют годами, часто зациклены на рынке акций, а фьючерс на такую же акцию — это для них что-то другое. На мой взгляд, что фьючерс, что ценная бумага, к которой он привязан, в принципе одно и то же. Только работа на фьючерсе тебе дает автоматически «плечо» за счет того, что там есть гарантийное обеспечение. И если у тебя есть 100 руб. для того, чтобы купить одну акцию, а ты можешь приобрести фьючерс, скажем, с обеспечением 20 руб. на ту же акцию, то тебя никто не заставляет на 100 руб. покупать сразу пять фьючерсов. На 20 руб. купи себе фьючерс — у тебя будет ровно такой же инструмент, который и по технике работает точно так же, как акция, ты не будешь чувствовать этого «плеча». Оставшиеся 80 руб. ты можешь просто положить как свободные средства. А то, что вариационная маржа ходит туда-сюда, по-моему, просто психологический момент. Это то же самое, что делать каждый день переоценку купленной акции.

— Я так понимаю, вам хотелось торговать именно рынком, потому что вы использовали фьючерс на индекс РТС?

—Я не сразу к нему пришел. Начал со http://fincake.ru/stock/exchanges/MICEX/shares/SBERP03">Сбербанка. На тот момент это была наиболее ликвидная бумага — я взял фьючерс на «Сбер» и начал с ним работать. Но несколько раз упирался в то, что фьючерс привязан к конкретной бумаге, а в движении цены в этих бумагах бывает иногда своя внутренняя специфика, не связанная с рынком. Кто-то заходит или выходит, цену поднимают каким-то корпоративным отчетом… И после этого я пришел к индексу РТС. Здесь и ликвидность самая высокая. Конечно, там тоже есть внутренние течения нерыночные, но — я не люблю слово «манипулировать» — как-то двигать всем рынком тяжелее. Плюс я посчитал среднедневную волатильность и ее отношение к гарантийному обеспечению по разным фьючерсам, то есть теоретическую возможность заработать на той или иной бумаге исходя из своего депозита. И на индексе РТС получилось самое большое соотношение.

Деньги за убеждения

Фото: Виталий Михалицын

— Вы говорили, что у вас к моменту начала конкурса уже возникли некоторые идеи, которые вы на нем и воплощали. График вашего торгового счета более или менее ровный, там лишь два существенных падения в ноябре. Мы тоже так хотим!

— Каких-то глобальных идей у меня нет, я торгую, наверное, исходя из каких-то общих соображений и своего понимания процесса. За первые два месяца прочитал очень много разной литературы, и по теханализу, и по психологии, просто впитывал информацию и тут же пытался что-то пробовать. Сразу же, естественно, поставил MetaStock, неделю вникал — там же возможности программы очень большие. Выбрал парочку стратегий, пробовал по ним на небольших объемах работать… и отодвинул это в сторону. Я для себя определил набор глобальных экономических показателей, которые, на мой взгляд, влияют на рынок. Это ни для кого не секрет — все смотрят одни и те же вещи.

— Вы имеете в виду нефть, курс валют?

— Да. Естественно, они каким-то образом связаны между собой. В этом мое отличие от людей, которые торгуют просто по теханализу. Для них достаточно самого факта движения цены. Я, если происходит движение на рынке, стараюсь понять, почему это произошло. На 75–80%, а через несколько дней и на 99% становится ясно, почему нефть ушла сюда, Америка отреагировала в эту сторону и т. д. И когда ты начинаешь понимать взаимосвязи, то дальше можно определить, как на это отреагирует наш рынок.

— Сколько у вас таких показателей, за которыми вы постоянно смотрите?

— Америка — три индекса, а пока не откроется — фьючерсы; пара доллар—евро, нефть; естественно, рубль—доллар, и днем пытаюсь смотреть Европу. С октября по конец ноября все это однозначно коррелировало: избыточная ликвидность, доллар падает (причем он уже ходил в коридоре 1,49–1,51), если он вниз — нефть и рынки идут вверх. А где-то со второй половины декабря произошла «раскорреляция» нефти с парой евро—доллар. И сейчас нефть жестко не привязана к курсу: она как стояла в коридоре, так и стоит, а пара с 1,51 доходила до 1,42. Произошло это потому, что в Америке во второй половине декабря была, на мой взгляд, обратная реакция на то, что такое хорошо и что такое плохо. Раньше, если выходит хорошая статистика, рынок шел вверх, а сейчас, если хорошая статистика, все боятся, что пойдет ужесточение денежной политики, — и рынок идет вниз, а доллар — вверх. Произошла некая инверсия, и, на мой взгляд, она еще не закончилась. Может быть, мне повезло, что в тот период, пока шел конкурс, эта взаимосвязь была более линейная.

— Получается, вы прогнозируете рынок на день-два вперед.

— Я бы так не сказал. Я пытаюсь прогнозировать тенденцию в данный момент, и потом все время отслеживаю, как она развивается. Допустим, в данный момент я считаю, что сложилась хорошая ситуация, чтобы рынок двинулся вверх. Купил индекс, рынок пошел вверх. Примерно понятно, насколько за день он может вырасти. Если этот рост прошел, начинаешь думать, что будет дальше. Посмотрел Америку (благо есть вечерняя сессия) — может, есть смысл закрыться? Или вечером вышла еще информация, и Америка после закрытия наших бирж пошла вверх — с большой вероятностью, завтра это продолжится, и можно усилить позицию.

— Стоп-лоссы ставите?

— Нет.

— А как вы понимаете, что пора уходить, если что-то пошло не туда?

— Это самый сложный вопрос. Вот я вхожу в какую-то сделку. На это есть причины: я проанализировал ситуацию — не факт, что правильно, тем не менее решил, что есть предпосылки, согласно которым мой инструмент будет расти. Я купил индекс. Дальше все время отслеживаю ситуацию. При том что в некоторые дни я не совершаю сделок, все равно приходится постоянно мониторить рынок и новости. Я вошел в какую-то позицию, исходя из своих убеждений, но потом рынок пошел в обратную сторону. В первую очередь я стараюсь понять, почему это произошло: может, поменялась экономическая ситуация? Задаю себе вопрос: причина, по которой я вошел, осталась или нет? И если считаю, что в принципе я все равно прав и внешние условия настолько не поменялись, что пора сворачиваться, то я из позиции не выхожу.

Фото из личного архива

— То есть вы считаете, что рынок рационален по своей природе?

— У любого движения есть причина. Но здесь есть еще тонкий психологический момент. Например, в покере есть понятие «играть по деньгам». На каждом столе есть определенный размер ставок, которым оперируют все игроки. И очень важно, чтобы размер этой ставки не был запредельным для конкретного игрока, чтобы он чувствовал себя комфортно, а с другой стороны — чтобы ставка не была слишком низкой, потому что тогда логика игры теряется. Если человек садится за игровой стол, он должен находиться там с теми ставками, которые для него нормальны. И вот тут он уже должен, как говорят, «играть по карте», то есть руководствоваться тем, что ему приходит. Если человек садится за стол с более высокими ставками, то в определенный момент, когда он должен ставить, а против него ставят большой банк, он начинает оценивать уже не вероятность своих комбинаций, а думать, что для него это последние деньги. Логика игры меняется, и на этом все заканчивается. Так же и на рынке очень важно, на мой взгляд, чтобы изначально психологически человек был готов ко всему. В какой-то момент может проявиться, скажем, эффект толпы: ты понимаешь, что все должно идти вверх, еще раз перепроверяешь, но вдруг массово срабатывают стоп-лоссы — и все идет вниз. И если ты финансово заранее не готов ждать, когда ситуация изменится, — а на самом деле платить за свои убеждения, — то тогда для тебя рынок становится иррациональным.

— Просто нет, по-моему, ни одной книги по трейдингу, где разрешалось бы не ставить стоп-лосс. Это первое, чему учат. И второе — что нельзя считать себя правым, если рынок доказывает вам обратное.

— 90% книг говорят, что все дело в психологии. Нет задачи доказывать рынку что-то. У трейдера есть какие-то свои представления. Они могут быть ошибочными, но это некая шкала ценностей. Самое сложное у трейдера, на мой взгляд, — это принятие решений. И в процессе решения ты уже должен внутри принять тот психологический дискомфорт, который появится, если рынок покажет, что ты был неправ. Когда рынок идет в обратную сторону, а человек продолжает держать, здесь уже играет роль не размер потерь (ты уже столько потерял, что жалко закрывать), а то, что трейдеру сложно признать, что он был неправ.

— Но вы говорите: если вы считаете, что правы, то продолжаете держать позицию, даже если у вас убыток.

— Я продолжаю держать и постоянно думать, из-за чего рынок продолжает идти против меня. Если немного отойти в сторону, то в любом бизнесе есть «входной билет»: человек, когда начинает чем-то заниматься, должен быть готов к тому, что столько-то денег он в начале потеряет. Но это те деньги, которые человек заплатил за опыт, за информацию.

— Судя по такому подходу, «плечи» вы не берете?

— Нет, почему же. Еще одна причина, по которой я пошел на срочный рынок, — это желание побыстрее научиться. Можно купить один контракт или одну акцию «Газпрома» и работать. Точно так же в покере: если человек садится за стол, где люди ставят по одному рублю, он не будет играть по логике и ничему не научится, если для него этот размер ставки недостаточно велик. Должен быть…

— Интерес?

— Интерес и даже дубинка для трейдера, чтобы он понимал, что делает. Придя на срочный рынок и используя «плечи», я понимал, что маржа в течение дня для меня существенна и, значит, надо думать, учиться.

— А в связь фондового рынка и реальной экономики верите?

— Я бы сказал так: фондовый рынок обособлен с точки зрения экономики, но не с точки зрения информационных поводов. Чтобы рынок жил, он не должен стоять на месте. Он как акула, которая должна все время двигаться, потому что, если остановится, она утонет. Чтобы куда-то двигаться, нужны постоянные информационные поводы. Для одного — чтобы продать, для другого — чтобы купить. Все мы читаем огромное количество аналитики, причем ее пишут люди, которые управляют большими средствами, инвестиционными фондами. И рекомендации у двух уважаемых людей обычно выходят диаметрально противоположные. Но если взять рынок, особенно срочный, то на самом деле это единственная возможность для того, чтобы этот рынок жил: ведь срочный рынок — это фактически пари. Два человека встретились, один считает, что цена пойдет вниз, другой — что пойдет вверх, они ничего не покупают, они пожали друг другу руки и поспорили. И раз это происходит, значит, 50% должны считать, что пойдет вверх, а 50% — что пойдет вниз, и это очень хорошо видно из аналитических обзоров.

— Вы говорили, что сомневались, идти к нам или не идти, потому что отношение к победителям конкурса неоднозначное.

— Когда говоришь, что работаешь с августа, первое, что люди выражают, — недоверие. Меня спрашивали, какими индикаторами я пользуюсь, я рассказывал то же самое, что и вам, и для людей, которые торгуют годами и профессионально этим занимаются, наверное, это выглядит так, что человек не может сказать ничего внятного.

— Обычно под сомнение ставят стабильность результатов. Они говорят: ну мы посмотрим, что будет с вами через год!

— Стабильность — это самое сложное. Но здесь еще проблема в том, что тот инструмент, на котором я работаю, достаточно критичен в плане ликвидности. Я экспериментировал и выяснил, что 500 контрактов по индексу РТС — это уже много. В какой-то момент ты должен закрыть позицию, потому что время пришло, и наталкиваешься на слишком большое проскальзывание.

Не страшно

Фото из личного архива

— Большую часть времени вы тратите сейчас на рынок или у вас есть и какие-то другие занятия?

— Я давно, уже 15 лет, профессионально занимаюсь автоспортом.

— Вы этим зарабатываете?

— Меня спрашивают об этом все эти 15 лет. Я всегда говорю, что по подходу и по времени это, безусловно, профессия, но с точки зрения заработка автоспорт — это только хороший способ потратить деньги. Я долго выступал в России в кольцевых гонках. Три года назад я закончил выступления в России, и мы были первыми, кто выехал на чемпионат мира по кольцевым автогонкам в классе Touring. Ездил в разных европейских чемпионатах, сейчас у меня полностью голландская команда.

— Тогда понятно, откуда у вас эта терпимость к риску. У нас было на интервью уже довольно много людей, которые занимаются трейдингом, и все они большей частью достаточно флегматичны.

— В спорте это называется концентрацией и максимальным контролем эмоций. Обычно после гонок журналисты задают один и тот же вопрос: вы не боитесь? В общем представлении те, кто занимается автоспортом, просто очень смелые люди, но на самом деле это совсем не так. Есть опыт, есть тренинг, а контроля риска как такового нет. Но с другой стороны, что очень важно в любом профессиональном спорте, так это умение концентрироваться в условиях постоянного психологического прессинга. Это очень важно, потому что обычно ты кого-то догоняешь, за тобой кто-то едет, и так всю гонку. Силы машин и гонщиков очень близкие, и если на старте ты не смог обогнать, то ты ничего не сможешь, если перед тобой человек не сделает маленькую ошибку. Есть приемы, как оказывать давление на соперника, и если ты знаешь, что гонщик впереди не очень психологически устойчив, можно заставить его ошибиться.

— Как можно повлиять на этого человека?

— Есть такое понятие «греть соперника». Ты едешь за ним и едешь, он постоянно смотрит по зеркалам и видит: ты сзади. И если ты пытаешься показать свою активность, даже в тех местах, где обогнать все равно не сможешь, он отвлекся на тебя — а тут уже надо поворачивать. Он на метр позже повернул, выпал с оптимальной траектории — и все, отстал.

— Видимо, отсюда умение отключаться от рынка. Вы про открытую позицию помните? Многие начинающие трейдеры даже ночами думают о позиции.

— Ночью я стараюсь спать, потому что от момента, когда закрывается Америка и до момента, когда надо просыпаться, времени остается не так много. И я не представляю, как человек мог бы весь день быть в рынке и еще шесть-семь часов ночью не спать и думать. Ну, неделю. А потом организм берет свое. Мне было достаточно непросто увязать с торговлей другие дела и вопросы, проблемой было поехать куда-то, потому что надо постоянно следить за рынком. Но сейчас я поставил компьютер в машину.

Почему казино выигрывает

— Вы говорили о покере. Из области карточных игр какие-то знания для биржи тоже используете?

— У меня был период в жизни, когда я был связан с игорным бизнесом с точки зрения его организации. И в плане психологии и как раз контроля риска этот опыт оказался полезен. Вообще про казино существует очень много мифов, а когда знаешь его работу изнутри, видишь там другие механизмы. Вот вы знаете, почему казино обычно выигрывает?

— Потому что вероятность математическая больше в пользу казино.

— Это, безусловно, так, но настоящая причина в другом — в математической бесконечности денег у казино. Мы с вами можем играть в любую игру с 50−процентной вероятностью. Математическое ожидание всегда будет ноль, оно будет ходить по синусоиде. Но у каждого игрока в кармане какая-то конечная сумма. У казино с точки зрения игры бесконечная сумма денег. Казино не может проиграться и уйти. Идеальная ситуация для казино, когда очень много игроков и у каждого по $5.

— Тогда им отыгрываться не на что.

— Совершенно верно. В фильмах показывают, как целые толпы жуликов садятся, смотрят на блек-джек и считают карты, чтобы получить дополнительную информацию, чтобы повысить свою вероятность выигрыша. Если вы сядете играть с шулером при независимой раздаче — то есть он не будет подтасовывать, и он пометит всего одну карту, то за три часа вы все проиграете. Представьте: информации об одной карте из 52 для профессионального игрока достаточно. А на фондовом рынке есть огромное количество открытой информации, которая однозначно влияет на него. Другой вопрос, что надо это как-то интерпретировать.

— Интересно: вы по образованию физик, вы много лет работали с вероятностями, с распределением рисков, такие люди обычно строят торговые системы как раз на основе вероятности.

— Все знают, что пять-семь глобальных индикаторов влияют на рынок. Но как это соотношение перевести в цифры? Вся проблема вот в этом, в интерпретации, причем такой, которая в математическом виде выдавала бы сигнал. Если вернуться к казино, то большинство начинающих игроков разоряются на такой системе, как «пирамида»: проиграл — удвоил ставку. Человек думает: все равно отобьюсь, раз уже восемь раз подряд выпало черное, невелика вероятность, что и в девятый раз выпадет черное! Но когда в рулетке запускается шарик, он памяти не имеет. И вероятность того, что в девятый раз выпадет красное, все равно 50 на 50, поэтому вероятность, что ты этой ставкой все отобьешь, не увеличилась. А на фондовом рынке предыстория все же играет роль.

В конце нашей двухчасовой беседы Льву пришло напоминание, и он, извинившись, поспешил в машину, где его ждал компьютер с торговым терминалом.