Sekoshin
9
All posts from Sekoshin
  Sekoshin in Sekoshin,

Аватар

После выхода «Аватара» (Avatar) искусство кино, каким мы его знали, стало историей. Джеймс Кэмерон рассказал первую волшебную сказку нового кинематографа

Олег Зинцов
Ведомости

17.12.2009, 239 (2509)

До «Аватара» формат 3D был аттракционом, больше всего напоминавшим раннее музыкальное стерео: в левой колонке играет гитара, в правой — барабан. Фильм Кэмерона — такая же новая точка отсчета для киноиндустрии, какой для звукозаписи стала пинкфлойдовская пластинка The Dark Side of the Moon. «Аватар» не пытается запустить вам что-нибудь прямо в лоб, как любят делать 3D-аниматоры. Он обволакивает, затягивает в свой мир, и через несколько минут трехметровые синие люди-кошки с планеты Пандора кажутся существами гораздо более естественными, чем прилетевшие к ним земляне-колонизаторы.

Главное во время просмотра «Аватара» — как можно быстрее придушить внутреннего критика, который ехидно поинтересуется, почему туземцы синие, зачем им хвост, не запутаются ли лошади в шести ногах и не слишком ли это заезженная сказка про любовь индейской принцессы и европейца-завоевателя. Ну всё, стоп, душите!

«Аватар» слишком грандиозен, чтобы быть чувствительным к мелочным придиркам. Вы входите в сказочный флюоресцентный лес, изумляясь нежности листьев под босыми ногами, радуясь упругой силе нового тела. Это аватар — генетический клон, которым человек управляет из капсулы, погружаясь в анабиоз. Поэтому на'ви, жители Пандоры, называют нас «теми, кто ходит во сне». Бывший десантник Джейк Салли (Сэм Уортингтон) только во сне и может ходить, наяву он парализован. Так же увечна в «Аватаре» вся человеческая цивилизация, направившая энергию на разрушение, исчерпавшая природные запасы, бессильная без технологических протезов. На'ви, на планете которых природные запасы еще есть, кажутся землянам дикарями, которые охотятся с луком и стрелами, поклоняются духам предков и спят на дереве. Сами вы дикари, говорит людям Кэмерон. На Пандоре сформировалась органическая цивилизация, в которой все существа могут подключаться друг к другу и к единому энергетическому центру через биопорты. Кэмерон развивает знакомые идеи нью-эйдж, но обставляет их подробностями, напоминающими, например, о новаторской «Экзистенции» Дэвида Кроненберга с ее биодизайном виртуальной реальности и подключенными к позвоночнику шнурами-пуповинами. Только там эти анатомические детали были почти непристойны, а в «Аватаре» невинны, как дети природы на'ви, которые, оседлав лошадь или птеродактиля, при помощи длинной косы устанавливают с ним кабельное соединение и становятся единым организмом.

Другие параллели более очевидны, но Кэмерон поднялся на такой фантастический уровень, что может брать в работу любые мифы старого кино. Напалмовая атака на деревню на'ви — естественно, вариация знаменитой сцены из «Апокалипсиса сегодня»: один из боевых кораблей даже имеет позывной «Валькирия». Сигурни Уивер в роли ученого, исследующего цивилизацию Пандоры, — знаковый посредник между людьми и «чужими». Только «чужие» больше не быстрые и мерзкие чудовища из сюрреалистических фантазий, а идеальная альтернатива человечеству, не оправдавшему надежд. Потому что надо было не нефть из земли высасывать и атомную бомбу придумывать, а тренировать интуицию и отращивать хвост.