Aleksei Петров
1
All posts from Aleksei Петров
Aleksei Петров in Aleksei Петров,

Минфин хочет пожестче.

Минфин выступил с неожиданной инициативой наделить правительство и ЦБ правом вводить жесткие валютные ограничения в экстренных ситуациях. Эксперты советуют обратить внимание на этот сигнал и приготовиться к оттоку иностранного капитала в I квартале 2018 года. Банки.ру разбирался, зачем Минфин вдруг снова поднял вроде бы уже забытую тему введения валютного контроля.

«Минфин немножко поторопился»

Минфин предлагает наделить правительство и ЦБ правом вводить жесткие валютные ограничения в экстренных ситуациях. Как пояснялось, данные меры нужны стране «на всякий случай» — если повторится кризис, подобный тому, который произошел в 2014 году.

Как пишет газета «Ведомости», которая ознакомилась с копией документа, Минфин признает, что нужно либерализовать валютное законодательство. Например, отменить обязательный возврат экспортной выручки в страну. Но взамен он просит дать ЦБ и правительству право вводить жесткие валютные ограничения в кризис. Однако происходит это как раз в тот момент. когда, по словам чиновников правительства, Россия вроде бы вышла или выходит из кризиса

Министр финансов Антон Силуанов доложил премьеру Дмитрию Медведеву «о мерах по модернизации валютного контроля». Как пишет газета «Ведомости», которая ознакомилась с копией документа (его подлинность подтвердили два федеральных чиновника), Силуанов признает, что нужно либерализовать валютное законодательство, например отменить обязательный возврат экспортной выручки в страну. Но взамен он просит дать ЦБ и правительству право в кризис вводить жесткие валютные ограничения.

В частности, по мнению Минфина, у монетарных властей должно быть право требовать от экспортеров репатриировать деньги, в обязательном порядке продавать валюту, получать разрешения на покупку валюты, открывать спецсчета для отдельных видов валютных операций и резервировать под них деньги. Такие поправки предлагается ввести в закон о валютном контроле. Сейчас валютные операции между резидентами и нерезидентами могут проводиться без ограничений. А об обязательном возврате валютной выручки экспортерами, который когда-то доходил в России до 100%, успели забыть еще в 2000-х.

Министр экономического развития России Максим Орешкин на форуме «Россия зовет!» 24 октября публично выступил против инициативы Минфина по ограничению движения капитала в стране во время кризисов. «У нас было два серьезных кризиса: 2008—2009 и 2014—2015 годов, в эти сложные моменты для финансового рынка ни правительство, ни Центральный банк даже не задумались о том, что можно ввести какие-то капитальные ограничения. Поэтому здесь Минфин немножко поторопился, прописав это в законодательстве. Я выступаю против, такие механизмы нам не потребуются ни в какой ситуации», — заявил Орешкин.

«Минфин тестирует, кто у него в союзниках»

Мнения опрошенных Банки.ру экспертов по поводу инициативы Минфина разделились.

По словам главного экономиста рейтингового агентства «Эксперт РА» Антона Табаха, данная инициатива возникла в рамках бюрократического процесса. «Бизнес и силовики давно жаловались — с разных сторон — на действующий закон. Было поручение разработать новации. Время спокойное, поэтому можно писать законы и инструкции, чтобы не делать это «на коленке» в кризис», — полагает Табах.

Эксперт группы исследований и прогнозирования Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Дмитрий Куликов объясняет, что Банк России даже в режиме плавающего валютного курса в какие-то моменты может сталкиваться с необходимостью сглаживать резкие временные спады валютной выручки экспортеров (краткосрочное падение цен на нефть) или компенсировать временные оттоки и снижение притоков по финансовому счету (как в случае вынужденного погашения внешнего долга из-за финансовых санкций). «Основным инструментом (в странах, где они есть) считаются международные резервы. Они как раз и накапливаются, чтобы иметь возможность сглаживать временные отклонения платежного баланса от долгосрочно устойчивого состояния. Когда необходимы дополнительные меры, вроде ужесточения валютного контроля? Реально, когда ограничена ликвидность международных резервов — когда нет возможности их использовать. Учитывая структуру вложения наших резервов (более 75% вкладываются в иностранные ликвидные облигации с высокими кредитными рейтингами, более 50% — в гособлигации), на мой взгляд, это какие-то исключительные условия политического характера», — говорит эксперт.

Иными словами, речь может идти о шоках, сопоставимых с теми, которые возникли в 2014 году после внезапного присоединения к России Крыма и начала войны в Донбассе, после чего началась битва санкций.

«Появление инициатив по введению валютного контроля — это способ усилить позиции Минфина, который играет на одном поле с ЦБ и Минэкономики. Вряд ли такие инициативы найдут понимание в ЦБ, потому что даже во время глубокого падения цен на нефть ситуация регулировалась с помощью монетарных инструментов, в том числе изменением процентной ставки. И, как мы видели, такой механизм оказался действенным, тогда как введение валютного контроля будет негативно воспринято и импортерами, и иностранным бизнесом. Несмотря на все претензии к нашему инвестклимату, свободная циркуляция капитала всегда считалась плюсом для экономики. Сейчас предпосылок для повторения таких шоков нет, мировая цена на нефть находится стабильно выше 55 долларов за баррель, и Минфин, скорее всего, тестирует, кто находится у него в союзниках», — считает заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин.

Чиновники готовятся к экономическому кризису

Чиновники заранее готовятся к следующему экономическому кризису, понимая, что спусковым механизмом для него может выступить что угодно. Например, резкое падение цен на нефть, ужесточение санкций, разворот операций керри-трейд, политическая нестабильность после президентских выборов, а может, и всё одновременно или одно за другим. Такое мнение высказал член президиума СРО «Мир» Александр Шустов.

«Финансовая система сейчас очень уязвима, потому что базируется на госкомпаниях и госбанках. Удивительно то, что предыдущие кризисы не научили чиновников, что такое рынок и как он функционирует. Любые запретительные меры на валютном рынке моментально провоцируют коррупцию, серые схемы сделок, а сегодня еще и уход в квазиденьги, например криптовалюты. Запрет на вывоз валюты или 100-процентный возврат валютной выручки приведет к тому, что курс доллара к рублю моментально вырастет на 10—15%, а доллар продолжит хождение, несмотря на все ограничения. Система расчетов за счет развития IT-технологий сейчас изменилась настолько, что любые запреты только провоцируют спрос и толкают вверх цены на запрещенный актив», — объясняет Шустов.

Запрет на вывоз валюты или 100-процентный возврат валютной выручки приведут к тому, что курс доллара к рублю моментально вырастет на 10—15%, а доллар продолжит хождение, несмотря на все ограничения.

По мнению главного аналитика Нордеа Банка Дениса Давыдова, нет причин ожидать повторения шоков, подобных тем, что были в 2014 году. «Мы не склонны проводить параллели с 2014 годом. Внешние условия на текущий момент, как и внутренняя экономическая модель, не позволяют говорить о том, что в обозримом будущем понадобятся меры экстренного контроля. Между ведомствами достаточно давно ведется разговор о необходимости либерализации валютного законодательства. Цель преследуется благая — поддержать экспортно ориентированных экономических агентов. На наш взгляд, инициативы Минфина — попытка найти оптимальное администрирование и управление текущим валютным законодательством», — рассказывает он.

По словам Давыдова, вряд ли стоит говорить о том, что в России в обозримом будущем возможна ситуация, когда будут приняты меры в части запрета на вывоз валюты за границу. «Как мы видим, регулятор в 2014 году успешно сделал шаги, которые позволили компенсировать внешние шоки», — напоминает аналитик.

Политическая ситуация может привести к оттоку капитала в 2018 году

Все риски на сегодняшний день можно разделить на две группы: сырьевые и политические, объясняет аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. «Сырьевые риски продиктованы высокой степенью неопределенности в отношении дальнейшей динамики изменения цен на нефть по мере приближения к концу первого квартала 2018 года, когда странам ОПЕК и независимым экспортерам придется либо перезаключать соглашение о сдерживании предложения, либо возвращаться к ценовому противостоянию, пытаясь снова «задушить» американский сланец, обрушив котировки ниже 40 долларов. В таких условиях действительно механизмы валютного контроля вполне могут если не спасти ситуацию, то позволить ЦБ и правительству удержать ее в руках», — поясняет он.

По словам Яковенко, политические риски, впрочем, не менее значимые, заключаются в том, что в 2018 году должны состояться выборы президента Российской Федерации. Пока никакой информации об участии в них действующего президента или о возможных преемниках нет, что на фоне негативного геополитического фона создает высокие риски очередного витка исхода иностранного капитала в преддверии выборов.

«Собственно, с учетом фактора неопределенности отток иностранного капитала усилится уже в первом квартале 2018 года. Это фактически неизбежно, вопрос лишь в том, насколько сильной будет эта тенденция и не устремятся ли вслед за ним капиталы российских компаний. И снова мы возвращаемся к возможности использования механизмов валютного контроля. То есть, в принципе, для купирования кризиса в острой фазе валютный контроль может оказаться вполне действенным. Но это не панацея. Более того, сам факт существования такого механизма — крайне негативный сигнал для инвесторов и рынка в целом. Потому что если о необходимости внесения изменений в действующее законодательство в финансовой сфере в сторону его ужесточения, а отнюдь не либерализации, с учетом имеющихся рисков начинают говорить на уровне правительства, значит риски реализации не самых позитивных сценариев в обозримом будущем все же достаточно высоки», — объясняет Яковенко.

По словам Александра Шустова, сейчас, когда рынки прозрачны и взаимозависимы, даже само обсуждение такого вопроса может вызвать ажиотаж на валютном рынке. «С моей точки зрения, рубль сейчас находится на максимумах к доллару. И на фоне таких обсуждений даже просто возможности валютных ограничений стоит задуматься о составе ваших сбережений: состоят ли они из одних рублей, или все-таки это бивалютная или тривалютная корзина, которая позволит сохранить ценность в условиях нового кризиса», — советует эксперт.

Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru