Никита Петров
1
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Лживый ЛИБОР

Это был один из самых громких скандалов в истории Уолл-Стрит. И один из самых быстро забывшихся. Может быть потому, что прецеденты, связанные с конкретными трейдерами, - это частный случаи, сбои в системе, при них и поговорить можно. А манипулирование самой системой – это уже демонстрация того, для чего и для кого она работает. Вспоминаем 2012 год и махинации со ставкой ЛИБОР, которые отписывает американское издание AlterNet (публикация от 07.2012):

Только вы подумали, что Уолл-Стрит опускаться ниже уже некуда, когда злоупотребление доверием вкладчиков распространило миазмы цинизма по всей экономической системе, породив движение чаепития, движение «Захвати Уолл-Стрит» и всякого рода теории заговоров; когда выходки банкиров привели к разорению миллионов американцев, заставив налогоплательщиков раскошелиться на миллиарды (из которых вернули лишь незначительную часть), хотя руководители банков снова получают больше денег, чем когда бы то ни было; когда огромная политическая власть финансовой олигархии в значительной мере выхолостила закон Додда-Франка, который должен был ее обуздать, применив на практике, среди прочего, «правило Волкера», ставшее более мягкой версией закона Гласса-Стигала, отделявшего инвестиции от коммерческих банковских операций – то есть, когда вы подумали, что Уолл-Стрит уже опустилась на самое дно, она продемонстрировала еще более высокий уровень собственной алчности и безнравственности, полностью наплевав на общественное мнение. 

Так что садитесь, держитесь за стул и слушайте.

Какие основные услуги оказывают банки? Банки берут и дают деньги взаймы. Вы кладете свои сбережения в банк, отдавая их на доверительное хранение. Банк же соглашается выплачивать вам проценты с этой суммы. Или же вы берете в банке деньги взаймы, соглашаясь выплачивать проценты ему. 

Как определяется процентная ставка? Мы верим, что банковская система устанавливает сегодняшнюю ставку, основываясь на оптимальном расчете будущей стоимости денег. Мы исходим из того, что этот расчет, в свою очередь, основывается на совокупном рыночном прогнозе бесчисленного множества кредиторов и заемщиков всего мира относительно будущего спроса и предложения денег.

Но представьте себе, что ваши допущения ошибочны. Представьте, что банкиры манипулируют процентной ставкой, чтобы вести азартную игру, пользуясь деньгами, которые вы даете им взаймы или возвращаете. Эти ставки принесут им огромные дивиденды, ибо они владеют конфиденциальной информацией о том, что в действительности прогнозирует рынок, но с вами этой информацией никто не делится. 

Это - колоссальное злоупотребление общественным доверием. Это также является кражей в космических масштабах – триллионы долларов, которые в противном случае могли бы получить или сэкономить на кредитах и займах вы сами, я и любой другой среднестатистический гражданин. Но эти триллионы уходят к банкирам. В сравнении с этим любое другое злоупотребление доверием покажется детской игрой.

С прискорбием приходится признать, что нечто подобное происходило и продолжает происходить. С этим связан и разрастающийся сегодня скандал по поводу ставки ЛИБОР (это сокращение означает «лондонскую межбанковскую ставку предложения»).

ЛИБОР - это контрольный показатель и ориентир на триллионы долларов кредитов по всему миру. Это ипотечные ссуды, кредиты для малого бизнеса, индивидуальные кредиты для физических лиц. Составляется ЛИБОР путем усреднения ставок, по которым банки занимают деньги (или говорят, что занимают).

Пока скандал ограничивается рамками крупного лондонского банка Barclay's. Он только что выплатил ведающим банковской системой американским и британским контрольным органам 453 миллиона долларов; его руководство было вынуждено уйти в отставку; а электронная переписка его трейдеров рисует страшную картину того, насколько легко это руководство убеждало коллег подтасовывать процентные ставки ради получения больших денег. (Вынужденный уйти в отставку руководитель Barclay's Роберт Даймонд-младший (Robert Diamond) сказал, что от этой электронной переписки он «физически заболел» - наверное, потому, что эта переписка доказывает несомненность коррупции.)

Но Уолл-Стрит, наверняка, тоже занималась аналогичной практикой, в которую были вовлечены обычные подозреваемые - JPMorgan Chase, Citigroup, и Bank of America - потому что каждый крупный банк участвует в определении ставки ЛИБОР, а Barclay's не мог ее подтасовать без их добровольного участия.

На самом деле, линия защиты Barclay's основана на том, что каждый крупный банк фиксирует ставку ЛИБОР одинаково и по одинаковым причинам. А Barclay's «сотрудничает» (то есть, дает убийственные показания по поводу других крупных банков) с Министерством юстиции и с прочими регуляторами, дабы избежать еще более крупных штрафов и наказаний, а также уголовных преследований. Поэтому можно говорить о том, что фейерверк только начинается. 

На самом деле, существуют два разных скандала с ЛИБОР. Один относится к периоду накануне финансового кризиса, то есть, примерно к 2007 году, когда Barclay's и прочие банки представляли более низкие ставки ЛИБОР по сравнению с реальными процентами по займам, дабы скрыть те проблемы, с которыми они столкнулись. Это само по себе было плохо. Если бы мир знал об этом тогда, он мог бы принять меры раньше, чтобы снизить ущерб от приближавшегося финансового краха 2008 года.

Но второй скандал - еще хуже. Он относится к более общей практике, которая началась в 2005 году и продолжалась до – ...кто это знает? Возможно, такая практика действует и сейчас – подделать ставку ЛИБОР любым способом, лишь бы банковские ставки на деривативы давали прибыль. 

Это - инсайдерская торговля в гигантских масштабах. Она делает банкиров победителями, а всех нас, чьи деньги они используют для того, чтобы делать ставки в своей игре – проигравшими лохами. 

Но с этим ничего не поделаешь. Остается лишь надеяться на то, что Министерство юстиции и прочие регулирующие органы наложат на них серьезные штрафы и даже подвергнут их уголовному наказанию, а также привлекут руководителей к ответственности. 

Когда дело доходит до Уолл-Стрит и финансового сектора в целом, большинство из нас испытывает усталость от их бесчинств, а также неверие в то, что можно как-то положить конец этим злоупотреблениям, поскольку финансовая олигархия слишком сильна. Однако эта усталость и неверие похожи на самосбывающееся пророчество. Если мы им поддадимся, ничего не будет сделано.

Выход - в том, чтобы проявить стойкость и решительность, потребовать восстановить закон Гласса-Стигала и разукрупнить самые большие банки. Вопрос - в том, даст ли нам разворачивающийся скандал с ЛИБОР достаточно энергии и боеприпасов для того, чтобы решить, наконец, эту задачу.