Рабкор.ру
3
All posts from Рабкор.ру
Рабкор.ру in Сообщество,

Советское значит отличное?


Качество товаров и финансовый сектор

Еще одним больным вопросом советской экономики было невысокое качество продукции. Когда промышленность фабриковала бракованные товары, непригодные для использования, можно говорить о еще одном примере растраты дефицитных ресурсов. Масштабы таких растрат были очень велики. Так, среди сложной бытовой техники в 1980 году браковалось около четверти холодильников и телевизоров, 10% стиральных машин и радиоприемников. В брак шло около 15% мебели.Безрадостная ситуация наблюдалась и в легкой промышленности, где в брак отправлялось около 15% кожаной обуви, 10% трикотажных и 18% швейных изделий.

Проблемой было и низкое качество сельскохозяйственного сырья. Ухудшение характеристик хлопка-сырца и сахарной свеклы привело к падению выработки хлопковолокна и сахара-песка на тонну сырья. Падала пищевая ценность пшеницы, содержание белка в озимых снизилось с 17% в 1950-х годах до 11-12% в 1970-е. Жирность надоев молока составляла 2,8% против нормы в 8,3%.

Товары, поступавшие на рынок и не забракованные торговой инспекцией, тоже не отличались высоким качеством. Среди бытовых товаров длительного пользования лишь 20% относилось к новинкам. Характерный факт, что около половины производства телевизоров в СССР приходилось на дорогие и устаревшие черно-белые модели.Не хватало также и холодильников современных моделей. В целом, промышленность не удовлетворяла от 15% до 60% заявок торговых сетей по отдельным видом бытовых товаров, что вело к дефициту одних видов продукции при избыточных запасах других.

В легкой промышленности доля высококачественной продукции составляла всего 5% от общего выпуска, лишь 7,2% продукции относилось к новинкам. Заявки торговой сети на качественную продукцию хронически не выполнялись, их компенсировали поставками низкокачественных и не пользующихся спросом изделий. Несоответствие предлагаемого ассортимента и спроса населения приводило к созданию сверхнормативных запасов залежалого товара. В них росла доля продуктов возрастом выше пяти лет, к 1981 году она составила около половины всех запасов неходового товара.

Дефицит сельскохозяйственного сырья вел к ухудшению качества продовольственных товаров. В 1970-е годы пищевая промышленность снизила на 5% количество мяса, отпускаемого на производство колбасы, и на 6% объем молока, используемого для изготовления сливочного масла. 

Финансы и дисбалансы снабжения

езультатом хозяйственных диспропорций и нараставшего дефицита ресурсов стали трудности в снабжении. Перебои в поставках материалов и комплектующих приводили к расширению необоснованных заявок со стороны предприятий, превышавших на 20% реальные нужды. Организации, опасаясь нестабильности поставок, наращивали запасы промежуточных товаров. Создание таких запасов дополнительно загружало производственные мощности. Производство лишних запасов, превышающих уровень  1975 года, потребовала 55,2 млрд. руб. дополнительных капитальных вложений за пять лет, что примерно соответствовала годовым поставкам оборудования промышленности в 1980 году.

Создание сверхнормативных запасов, как отмечали ученые, усиливало перебои снабжения. Возник порочный круг, в котором нестабильность поставок вынуждала предприятия накапливать товарные резервы, а это, в свою очередь, усиливало трудности снабжения. Положение осложнялось излишне мягкой финансовой политикой, благодаря которой предприятия могли легко получить дополнительные деньги для пополнения запасов.

Мягкая денежная политика приводила к дисбалансу и в инвестиционной сфере. Средства, отпускаемые на капиталовложения, превышали возможности освоения на 4-6 млрд. руб. Накопленный неудовлетворенный спрос на инвестиционные поставки к 1980 году достиг 60-70 млрд. руб., увеличившись на 40 млрд. руб. за пятилетие.

Хозяйственные проблемы, перебои в снабжении и неэффективная работа предприятий привели к падению рентабельности общественного хозяйства. Убытки планово-прибыльных предприятий выросли с 3,9 млрд. руб. в 1965 году до 15,4 млрд. руб. в 1980. Если во второй половине 1960-х годов рентабельность промышленности выросла в 1,5 раза, то за 1970-е годы она упала на 20%.За этот период в 8 раз выросла просроченная задолженность  предприятий по оплате кредитов и поставок.Это происходило, несмотря на завышение цен на фабричные изделия. Масштабы такого завышения сложно оценить в точности, но они были существенными. Так, в машиностроении еще в 1956-75 годах увеличение производства в натуральном выражении составило 4,24 раза, а по стоимости 9,36 раз. В 1975-83 годах ситуация стала еще хуже: в физическом выражении машиностроительное производство выросло всего на 9%, а в денежном измерении рост составил 77%.

Экономические затруднения и рост номинальных доходов населения, опережавший производство товаров и услуг, привели к дисбалансу на потребительском рынке. Накопленный неудовлетворенный спрос населения оценивался в 45 млрд. руб. Значительный неудовлетворенный спрос накопился на элементарные продовольственные товары – на мясопродукты он составил 6,5 млрд. руб., на молоко и продукты из него 5,9 млрд. руб., на морепродукты 2,5 млрд. руб., на фрукты 1,2 млрд. руб.

Результатом такого положения стала скрытая и явная инфляция в потребительской сфере. С 1973 года повышались цены на товары, не относящиеся к основным предметам потребления, и платные услуги. Росли цены и на колхозных рынках. Скрытая инфляция выражалась в завышении сортности товаров и вымывании из торговли недорогого ассортимента. Общий рост цен за вторую половину 1970-х годов оценивался в 33,5 млрд. руб., из которых на прямое повышение государственных и рыночных цен пришлось 12,1 млрд. руб. Инфляционные процессы, таким образом, обеспечили около половины прироста розничного товарооборота за пятилетие.

Ситуация обострялась устаревшими приоритетами развития народного хозяйства, которые ограничивали прогресс потребительской сферы. Дисбалансы товарного рынка порождали такие негативные явления, как ослабление реального содержания заработной платы, которое подрывало механизм денежного стимулирования работников; потери времени на стояние в очередях и поиски дефицитных товаров; снижение стимулов к обновлению устаревшего ассортимента; ухудшение положения бедных слоев населения.Правда, по утверждениям “Программы” среднее время стояния в очереди к концу 1970-х составило 57 минут на человека в неделю, сократившись на 20% по сравнению с первой половиной 1960-х годов.Но усредненные показатели не учитывали местных различий, в отдельных местностях ситуация могла быть существенно хуже. Так, сельские жители были вынуждены приобретать до 20% продовольствия и 40% промышленных товаров в городах, что показывает низкий уровень снабжения деревенской торговой сети.

Подытоживая, дезорганизация товарно-денежного обращения и обесценивание материального содержания денежных средств, особенно в инвестиционной сфере, ослабляло управляемость народным хозяйством и отдельными предприятиями. Планирование финансовых показателей лишалось смысла в условиях, когда за деньги нельзя было получить необходимые товары. Накопление неудовлетворенного спроса у населения и предприятий, которые не могли завершить запланированные капиталовложения, усиливало хозяйственный дисбаланс. Развитие этих тенденций в будущем создавало угрозу полной потери управления хозяйственными процессами, что превращало планирование в фикцию.

Проблемы и достижения народного благосостояния

Благосостояние населения Советского Союза в 1970-е годы было достаточно высоким по мировым меркам. Западные исследовали утверждали, что в 1974 году общее потребление советского гражданина составляло 34,4% от американского уровня, наивысшего в мире. Оно было вполовину меньше, чем у жителей Франции и ФРГ, доходило до 2/3 от японского уровня и 3/4 итальянского. Лучше всего дела обстояли с продуктами питания, советский гражданин съедал 54% от американского рациона, тогда как наш уровень жилищной обеспеченности составлял всего 1/7 от уровня США. Обеспеченность услугами и товарами длительного пользования на 80% отставала от уровня США. Образовательная система СССР была хорошо развита, предоставляя советскому гражданину порядка 77% от американского уровня услуг. А вот советское здравоохранение существенно отставало от США, давая лишь  33% от объема услуг, получаемых американским гражданами.

Эти показатели, хотя и меньшие, чем в самых развитых странах, были весьма высокими по мировым меркам. Проблема заключалась в отставании советских товаров по качественным характеристикам и плохо работающей системе распределения.

Судя по статистике потребления продовольствия Советский Союз приближался к развитым странам Запада, а в 1980-е годы рацион советского гражданина даже опередил ряд развитых стран.

К сожалению, часть советских успехов объясняются спецификой статистического учета. Так, советские оценки потребления мяса, в отличие от американских, включали сало и субпродукты. Рыба в СССР учитывалась в живом весе, а американцы считали массу филе. В советских овощах и фруктах имелись малосъедобные включения протухших плодов, которые учитывались наравне с полезной продукцией.

Структура питания все еще отставала от рациональных норм. В избытке потреблялись хлебные продукты и картофель, тогда как овощей, фруктов и мяса не хватало.В 1974 году на хлеб и картофель приходилось 46% советского рациона, а рыба и мясо давали лишь 8%, тогда как в США 22% и 20% соответственно.В дальнейшем ситуация несколько улучшилась, но оставалась неудовлетворительной.

Затраты на пищу в бюджете советского гражданина оставались очень высокими, незначительно снизившись с 63,3% от общих трат в 1970 году до 57,3% в 1980.Доля расходов на питание в бюджете жителей России была ниже общесоюзной (40,8% в 1985 году), что может объясняться сравнительно высоким уровнем доходов россиян. Но в США 1984 года граждане тратили на питание всего 15,4% бюджета, а жители Западной Европы 21%,у среднего жителя  России в 2011 году на питание ушло 32,6% бюджета.

Недостаточным было потребление товаров длительного пользования и легкой промышленности. В 1980 году советский человек потреблял  по разным категориям товаров 47-87% от рациональных норм одежды и обуви. Реальное потребление техники длительного пользования составляло по разным категориям от 11% до 86% от установленных нормативов. Ученые отмечали, что цены на многие промтовары были завышены, что делало их труднодоступными для населения.Потребление услуг не доходило и до 25% от рационального уровня. Учитывая отставание качества советских промтоваров и услуг от установленных нормативов, ситуация в потребительской сфере была еще хуже, чем это представляется по количественным индикаторам.Сравнение с США показывает удручающую картину. По данным на 1977 год советские продажи товаров длительного пользования по многим категориям составляли 5-25% американского уровня. В среднем, их душевое потребление советскими гражданами составляло порядка 17% от уровня США. Как итог, уровень потребления электроэнергии в бытовых целях вдвое отставал от Западной Европы.Хотя общая подушевая выработка электричества была сопоставима с уровнем развитых стран, большая часть энергии расходовалась на производственные нужды, и не слишком эффективно.

Очень плохой была обеспеченность жильем. Она выросла  с 13,4 до 16 кв.м. с 1980 по 1990 год,но все равно отставала от научно обоснованного минимума в 20 кв.м. В начале 1980-х годов порядка 40 млн. человек проживало на площади менее 5 кв. м., порядка 32% семей располагало менее 7 кв.м. на человека. Лишь 55% семей жило в отдельных квартирах. Крайне низким оставался уровень благоустройства жилья, особенно в сельской местности. На исходе 1980-х годов лишь 22% сельских домохозяйств и 82% городских были подключены к водопроводу, центральным отоплением оборудовали 77% городских и 22% сельских жилищ, канализацией – 14% и 75%, горячей водой – 7% и 63%. Хуже всего была ситуация в индивидуальных домах.

Условия труда тоже оставались плохими, что негативно влияло на уровень благосостояния и приводило к крупным издержкам. Высокой оставалась доля неквалифицированного и ручного труда. В начале 1980-х годов около 15 млн. чел работало в неблагоприятных условиях для здоровья, порядка трети промышленных рабочих трудилось на местах, не отвечающих санитарным нормативам.Численность таких рабочих мест стабильно повышалась вследствие неправильных финансовых стимулов. Затраты на компенсацию неблагоприятных трудовых условий и потери от недовыработки продукции, вызванные плохими условиями работы, составили в 1980 году около 28 млрд. руб.

Хотя советские трудящиеся получали меньше благ, чем их товарищи из развитых стран, суммарная продолжительность труда у первых была выше. Любопытную информацию дают исследования бюджетов времени, проведенные в 1965-1990 годах.  Общее рабочее время (включая поездку до работы и обратно) у советских граждан превышало показатели развитых стран, не в последнюю очередь из-за плохой организации транспорта. Жители Пскова тратили на путь до работы и обратно 5,2 часа в неделю, трудящиеся Караганды – 8,5 часов.При сравнении бюджетов времени псковичей и жителей американского города Джексон в 1986 году ученые обнаружили, что общая трудовая нагрузка советских людей на 8-10 часов в неделю превышала американскую. Американские работники тратили на передвижения до работы и домой за неделю на полтора часа меньше, чем их советские коллеги. О плохом уровне советской транспортной сети говорит то, что протяженность метрополитена в 1980 году вчетверо отставала от градостроительных норм, протяженность уличной сети была в 3,5 раза меньше установленных требований.

Существенной, хотя и несравнимой по масштабам с нынешним положением, была проблема территориального неравенства. Разница в благосостоянии между сельским и городским населением была очень велика. Она налагалась на различия между развитыми и отсталыми регионами. Розничный товарооборот, приходящийся на одного жителя села в Азербайджане, был в 9 раз ниже, чем у горожанина Эстонии. В целом по СССР товарооборот на горожанина вдвое превышал сельский. Недостаток товаров и плохое развитие деревенской торговой сети вынуждало селян ездить за покупками в города.

Большими были и региональные различия в доходах. На 1990 год доля низшей доходной группы с месячным заработком меньше 75 рублей колебалась от 0,6% в Эстонии до 45,1% в Таджикистане. А доля богатейшей группы с доходом более 300 рублей в месяц в Эстонии составляла 19,8%, тогда как в Таджикистане всего 0,5%.

Разрыв в уровне благосостояния сельских жителей и горожан виден не только по цифрам товарооборота и заработной платы. Я уже говорил о крайне низком уровне жилищного благоустройства в деревнях, где лишь 10% домохозяйств были обеспечены всеми видами основных удобств. Плохими были и условия труда. В сельском хозяйстве ручной труд применялся в два раза чаще, чем в промышленности. О низком уровне обеспеченности селян электротехникой говорит то, что они потребляли вдвое меньше электричества, чем горожане.Отставание в доступе к материальным благам осложнялось плохим развитием социальной инфраструктуры, вложения в которую у селян в 2,5 раза отставали от городского уровня.

Народное просвещение

По количественным показателям советская система образования была хорошо развита. Так, по обеспеченности учителями мы занимали первое место в мире, численность учащихся насчитывала 100 млн. чел или 37,8% населения страны. Численность студентов высших и среднеспециальных учебных заведений СССР в 1980-е годы составляла порядка 9 млн.чел.,что сопоставимо с американским уровнем.Так как население СССР превышало американское, реальный охват советских граждан этими формами образования был несколько ниже показателей США, но все равно оставался значительным.

Но в советском образовании наблюдались проблемы качественного развития и территориальные диспропорции. Как отмечали ученые, неблагоприятной была тенденция увеличения числа и доли учащихся-заочников и вечерников. Такие формы образования не давали достаточного уровня квалификации, отличались низким качеством.  Но их доля в количестве учащихся высших и среднеспециальных заведений превысила 40%.

Плохим было качество преподавания в сельских школах, где училось порядка 45% советских школьников. Очень сильной была неравномерность распределения средств между сельским и городским образованием. На горожан приходилось порядка 90% капиталовложений в образовательную сферу, хотя их доля в населении СССР на 1979 год составила 62,3%. Проблемой была и большая доля мелких школ, плохо укомплектованных оборудованием и персоналом. Дефицит технических средств затруднял качественное преподавание во  всех ступенях образовательной сферы.Несмотря на эти трудности, уровень образования советских школьников был хорошим по мировым меркам. В международном тестировании, проведенном в 1991 году с учащимися 9 и 13 лет, СССР занял 5 место, опередив США, Канаду и Францию.

Сеть дошкольных учреждений была плохо развита и отличалась высокими территориальными диспропорциями, которые только увеличились в 1970-е годы. В 1977 году охват детей этими заведениями колебался от 11,8% в Таджикистане до 51,3% в России и 53,2% в Эстонии. Еще хуже обстояли дела в деревнях: селянки-таджички могли пристроить в детские сады и ясли лишь 2,3% детей, тогда как в Эстонии этот показатель поднимался до 31,8%, а в России до 34,1%. Планы по строительству новых детсадов в отстающих регионах систематически проваливались. В 1980-е годы ситуация несколько улучшилась. Общая обеспеченность детсадами выросла до 55-58%, хотя территориальные различия оставались очень высокими. Вместе с тем, сеть дошкольных учреждений в нашей стране охватывала больше людей, чем американская: в 1980 году в СССР было 14,3 миллиона дошкольников, а в США меньше трех. Даже такая развитая и заселенная страна, как Япония, несущественно опережала СССР по обеспеченности детскими садами. У японцев она дошла до 53,7% в 1970 году и 64,4% десятилетие спустя.

Общественное здоровье

Система здравоохранения Советского Союза за 1960-80 годы серьезно выросла. С 1960 по 1981 года в 2,3 раза выросла численность врачей, благодаря чему в стране работала треть всех докторов мира. Вдвое выросла численность больничных коек.К началу 1980-х годов СССР опередил развитые страны Запада и СЭВ по обеспеченности врачебным персоналом и местами в больницах. Благодаря этому в стране существенно снизился уровень заболеваемости инфекциями.

К сожалению, количественное расширение и успехи советской медицинской науки не решили проблем качества медицинского обслуживания. Многие медучреждения не обеспечивались базовыми коммуникациями и страдали от дефицита оборудования. Согласно данным “Программы” в 1978 году около четверти больниц и профилакториев Советского Союза нуждались в капитальном ремонте, у 29,3% отсутствовало центральное отопление, у 27% – водопровод, горячего водоснабжения не было в 40,8% сооружений системы здравоохранения, в 32,4% отсутствовала канализация. Площадь больничных учреждений была вполовину меньше нормы, обеспеченность оборудованием была порядка 34,2% от нормативной. Большими были территориальные различия в качестве медицины. Сельская местность находилась в наихудшем положении, так как свыше 90% новых медучреждений строилось в городах.

Результатом низкого качества работы медицинской системы стало ухудшение интегральных показателей здоровья советских граждан. Если до 1970 года продолжительность жизни в стране стабильно возрастала, а детская смертность падала, то после ситуация резко ухудшилась.

Статистика свидетельствует, что за 1970-75 годы младенческая смертность в Советском Союзе выросла на треть, после чего очень медленно снижалась, лишь к 1988 году опустившись до уровня 1970. Эта ситуация резко отличалась от глобальных тенденций. В странах Запада и у советских союзников в Восточной Европе смертность младенцев в это время стабильно падала. В 1970 году  младенческая смертность в СССР была весьма низкой по мировым меркам, чуть выше уровня ФРГ и намного ниже итальянского. Из стран СЭВ лишь ГДР и Чехословакия обеспечивали лучшие показатели. К 1988 году практически все социалистические государства Восточной Европы снизили младенческую смертность, далеко обойдя советский уровень. Это же относится и к тем западным странам, которые в 1970 году отставали от советского уровня. Португалия, Австрия и Италия кардинально улучшили положение со смертностью новорожденных, к концу 1980-х в этих странах она была примерно вдвое ниже советских показателей.

Продолжительность жизни в СССР за 1960-80 годы снизилась у мужчин на четыре года, у женщин на один. В 1950-е годы советские мужчины жили столько же, сколько и немцы, отставая от американцев и французов всего на год-два; а советские женщины даже опережали немок, живя столько же, сколько француженки, и на полтора года меньше американок. К 1980-м годам ситуация кардинально изменилась, и в худшую сторону. Теперь советский мужчина жил на 7,5 лет меньше американца и немца, его жизнь завершалась на 8,5 лет быстрее французской. Женщины жили дольше, но все равно на 5 лет меньше немок и американок и на 7 лет сравнительно с француженками.

Общая смертность советских граждан за эти годы выросла на треть, с 7,1 случая на 1000 человек до 10,3. Существенной оставалась разница смертности горожан и селян. Конечно же, не в пользу последних: в 1988 году коэффициент смертности у деревенских мужчин и женщин составил 11,9 случаев на 1000 человек, а у горожан 9,4 и 9,1 соответственно. Таким образом, смертность сельских жителей на четверть превышала городскую.

Кроме несовершенства системы здравоохранения эти негативные тенденции были вызваны распространением социальных явлений, прямо не относящихся к медицине – растущим уровнем пьянства и табакокурения, распространением преступности.

За 1940-80 годы объем торговли спиртными напитками в СССР вырос более чем всемеро при росте численности населения всего на треть. Продажи алкогольных и безалкогольных напитков, где первые занимали доминирующее положения, составляли треть от объемов продаж продовольствия и 1/6 от оборота всей советской торговли. За 1970-е годы расходы на спиртные напитки у советских граждан выросли на 70%. Характерной особенностью алкогольного рынка СССР была высокая доля потребления крепких напитков, достигавшая 51% в 1980 году. В развитых странах она колебалась в районе 15-40%. Уровень крепости советских алкогольных напитков стабильно возрастал. В крупных городах за год порядка десятой части мужского населения проходило через вытрезвители, популяция хронических алкоголиков оценивалась в 15 миллионов человек.

Алкоголизм порождал серьезнейшие экономические издержки. По оценкам ученых, годовые потери от пьянства составляли от 50 до 70 млрд. руб.Распространение пьянства подрывало общественную безопасность: свыше половины преступлений были вызваны алкогольным опьянением, в том числе 90% случаев хулиганства и изнасилований. Неудивительно, что в стране стабильно росла смертность от убийств. Убийства и покушения с 1956 по 1980 годы стали совершаться вполовину чаще, их уровень вырос с 4,9 до 8,1 преступлений на 100 тыс. чел.В России смертность от рук преступников в 1970-х годах превысила американский уровень, далеко обойдя показатели европейских стран Запада и СЭВ. Во второй половине 1980-х годов ситуация несколько улучшилась, но все равно страна намного опережала европейские государства по распространению убийств. Коллапс СССР привел к еще большему ухудшению ситуации, и даже стабилизация 2000-х годов не улучшила положения кардинально. Ныне Россия по смертности от убийств вдвое превышает американский уровень. В сравнении со странами Европы ситуация выглядит еще хуже.

В 1965-84 годах быстро рос и уровень самоубийств, поднявшись с 17,1 до 29,7 случаев на 100 000 жителей.В начале этого периода ситуация в Советском Союзе не была критической. В 1965 году в девяти из 27 стран ОЭСР, для которых доступна такая статистика, самоубийства совершались чаще, чем в СССР. В 1984 году положение резко изменилось, лишь в Венгрии и Дании люди кончали с собой чаще советских граждан.К 1990 году ситуация несколько улучшилась, уровень самоубийств снизился до 21,1 на 100 000 человек. Но он оставался весьма высоким по меркам развитых стран, лишь в четырех странах ОЭСР дела обстояли еще хуже.После крушения СССР число самоубийств только выросло. Даже в 2012 году, когда ситуация улучшилась в сравнении с 1980-90 годами, по частоте самоубийств Россия находилась на 14 месте среди 170 учтенных государств. Уровень самоубийств в стране составил 19,5 смертей на 100 000 человек Любопытно, что и в советское время, и сейчас ущерб от самоубийств превышал смертность от убийств.

Заключение

В этой статье я рассказал о нарастании кризисных тенденций в позднем СССР и их причинах. Исчерпание легкодоступных ресурсов, затухание инвестиционных процессов, неспособность экономической системы к модернизации производственного аппарата и улучшению организации труда – все это привело к резкому замедлению хозяйственной динамики. Экстенсивная модель развития, принятая на вооружение плановыми органами в период массовой индустриализации, исчерпала потенциал и уже не могла обеспечить высокие темпы экономического роста. Несмотря на определенное повышение материальной обеспеченности советских граждан, в 1970-е годы резко ухудшились показатели общественного здоровья и благополучия. Возросло отставание не только от развитых государств Запада, но и от многих стран СЭВ.

Проблемы обострялись вследствие начавшихся в хрущевский период процессов децентрализации и нарастания ведомственной разобщенности. Плановые органы теряли контроль за экономикой, отдельные предприятия и министерства вместо работы на общественные интересы все больше становились черными дырами, поглощавшими все большее количества ресурсов с все меньшей отдачей – особенно это касалось ВПК. Движущие силы этого процесса еще ждут детальных исследований.Не исключено, что развал единой страны был закономерным результатом ведомственного и местнического обособления, которое вылилось в парад суверенитетов и директорскую приватизацию как только соответствующие элиты осознали свои корпоративные интересы, а центральная власть окончательно одряхлела.

Мы не можем сказать, могло ли улучшиться это положение при сохранении советской политической системы. История не знает сослагательного наклонения. В начале 1990-х годов советская элита и хозяйственные руководители окончательно приватизировали политическую власть и производительные силы, что вылилось в парад суверенитетов и переход лакомых кусков экономической системы в руки бывшей советской номенклатуры.  Эти процессы привели к тому, что стагнация позднесоветского периода перешла в хаотический коллапс. Обвал экономики и уровня жизни, политические беспорядки, а в некоторых регионах и вооруженные конфликты отбросили уровень развития большинства стран бывшего СССР на десятилетия назад.

Последовавшая в 2000-е годы стабилизация помогла частично восстановить и даже в чем-то превзойти позднесоветский уровень. Но следует учитывать, что это восстановление базировалось на крайне выгодной внешнеэкономической конъюнктуре. Высокие цены на сырьевые товары и простейшие продукты их переработки, которые остаются основой экспорта большинства постсоветских государств, привели к экономическому подъему. Но несомненный прогресс в сфере обслуживания и повышение уровня потребления жителей крупных городов не решают базовых экономических проблем. Большая часть производственных фондов продолжает стареть, отставание в продуктивности труда от развитых стран не сокращается, ветшает жилищный фонд и коммуникации. Социальное неравенство и территориальные диспропорции после коллапса СССР стали еще большей проблемой, чем ранее. Вырос и остается крайне высоким уровень негативных социальных явлений, таких как алкоголизм и преступность. Сумеют ли постсоветские государства в целом, и Россия в частности, решить эти проблемы при ухудшающейся ныне внешнеэкономической ситуации? На этот вопрос ответит будущее. Существующие тенденции не слишком обнадеживают.

Сергей Ларионов

Рабкор.ру