Никита Петров
4
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Секс и политика

«Миром правят жажда власти, секс и чувство голода», - цитата, часто приписываемая Фрейду. Особенно в рекламе секс-шопов. Что ж, такой вульгарный фрейдизм неплохо описывает реальность на ее базовом уровне. Как минимум, власть и секс часто идут рядом, а сексуальные скандалы в политике настолько часты, что ее обгоняет разве что шоу-бизнес, где эта тема является компонентом системы пиара. Про интим и политику в 2011 году написал даже прогрессивный сайт Russia Today. С одной стороны, разоблачил разлагающийся Запад. С другой, дал мне повод опубликовать вполне себе желтый пятничный пост.

Эта колонка — не о том, что глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан обвиняется в изнасиловании. Если обвинения подтвердятся, это будет означать, что Стросс-Кан совершил очень серьезное преступление. Если нет, то эту историю запомнят как одну из наиболее ярких политических смертей в современной истории.

Эта колонка — о том, как этот инцидент освещается в СМИ и почему большая часть громких сексуальных скандалов происходит сегодня в США.

Осмелюсь предположить, что если бы Стросс-Кана арестовали за любое другое преступление, шума в прессе было бы намного меньше.

Для американских СМИ нет ничего аппетитнее секс-скандалов. Рейтинги телепередач растут, газеты лучше продаются, и, главное, неуклонно растет самый важный показатель популярности —количество запросов в Интернете.

Американцы сегодня, как и пятьдесят лет назад, готовы прощать богатым и влиятельным людям многое — чванливость, привилегии (президентский самолет, президентский вертолет, президентский лимузин и т.д.), заоблачные зарплаты и огромные состояния.

Единственное, чего они не прощают, — это скандалы, в которых есть слово «секс».

Вот несколько самых громких секс-скандалов.

Самый похожий

Изнасилование, попытка изнасилования и сексуальные домогательства — это очень серьезные преступления. Представители политической и бизнес-элиты крайне редко обвиняются в подобных вещах. Если искать в новейшей американской истории что-нибудь похожее на дело Стросс-Кана, то единственное, что приходит на ум, — это Крисси Маззео, официантка из Лас-Вегаса, обвинившая губернатора штата Невада Джима Гиббонса в «нанесении побоев, незаконном ограничении свободы, похищении и сексуальных домогательствах». Со слов Маззео, дело было так: они с Гиббонсом поужинали, после чего губернатор проследовал за девушкой на закрытую парковку и… что случилось дальше — можно легко найти в Интернете. Что касается самого дела, оно то ли развалилось, то ли было прекращено. С 2008 года никаких новостей на эту тему не было. В 2010 году Гиббонс выдвигался на второй срок, но проиграл — отчасти, как считается, из-за скандала с Маззео.

Самый политически значимый

Если вы думаете, что сейчас мы будем говорить о Билле Клинтоне и практикантке из Белого дома, то вы ошибаетесь. В конце концов, Клинтон этот скандал пережил и как политик (история с импичментом), и в личном плане (так и не развелись с Хиллари). Так что этот скандал не считается.

Куда серьезнее были последствия в истории с кандидатом в президенты США Гэри Хартом и моделью Донной Райс. В течение примерно месяца все считали, что на выборах Харт вполне может обойти Джорджа Буша-старшего — но его политическая карьера в одночасье рухнула, когда газеты облетела его фотография с блондинкой на коленях.

Любопытно, что, по данным социологического опроса, две трети (64%) американцев в то время считали, что СМИ обошлись с Хартом «несправедливо». При этом 53% респондентов заявили, что способность политика руководить страной никак не зависит от его супружеских измен. Однако сам Харт прекрасно понимал, что его блестящей карьере пришел конец.

Самый безудержный

Орегонский сенатор Боб Пэквуд. Пэквуд был обвинен в сексуальных домогательствах и интимных связях с ни много ни мало 29 сотрудницами и помощницами из предвыборного штаба. Чтобы избежать импичмента, он сам ушел в отставку и впоследствии стал одним из самых модных и высокооплачиваемых лоббистов в США.

Самый дорогой

Официально политики зарабатывают немного. Поэтому здесь придется переключиться на их лучших друзей — промышленных магнатов.

В 2005 году стало известно о «ненасильственной», как было установлено, близости между генеральным директором компании «Боинг» Гарри Стоунсайфером и вице-президентом той же компании Деброй Пибоди, после чего Стоунсайфер ушел на пенсию, благо ему к тому времени было уже 67 лет и у него уже давно подрастали внуки. На прощание он получил от своей компании акций на сумму в 11 миллионов долларов и ежегодную пенсию в 681 тысячу долларов.

Это было в 2005 году

Пять лет спустя Джоди Фишер, звезда телевизионных реалити-шоу, обвинила в сексуальных домогательствах председателя, генерального директора и президента компании Hewlett-Packard Марка Херда. Причем в 2008 году Херд был, возможно, самым высокооплачиваемым топ-менеджером в мире — в общей сложности компания заплатила ему за этот год 33 952 237 долларов.

Его выходное пособие после вынужденной отставки составило порядка 50 миллионов долларов. Сущий пустяк по сравнению с рекордной суммой, которую получил генеральный директор Exxon Mobil Ли Реймонд. Ему при выходе на пенсию вручили 351 миллионов долларов. Но поскольку в отставке Реймонда не было и намека на сексуальный скандал, речь сейчас не о нем.

Кстати, о сексе. История с Хердом и Фишер — довольно темная. После отставки Херда Фишер заявила: «У нас с Марком не было никакого романа и никаких интимных отношений. Мы уладили наш конфликт частным порядком, без судебного разбирательства, и эта тема для меня закрыта».

Ну что ж — закрыта так закрыта.

Самый последний

Джон Энсайн, сенатор от штата Невада (опять Невада!) и ярый поборник семейных ценностей, был вынужден уйти в отставку после того, как его уличили в связи с помощницей, которая к тому же оказалась женой его лучшего друга. Вот уж действительно — не имей сто рублей, а имей сто друзей. Или их жен.

В своей прощальной речи сенатор Энсайн сказал: «Я сам не заметил, как превратился в высокомерного эгоиста».

Жаль только, что обращался он при этом к пустому залу, поскольку ни один из его 99 коллег не пришел попрощаться с ним.

Зато пришли журналисты. Кто бы сомневался — это же секс-скандал!