Яков Миркин
5
All posts from Яков Миркин
Яков Миркин in Яков Миркин,

Неслучившийся лидер

Есть люди, которые не случились. Или случились не так, как могли случиться. У грозного Ли Куан Ю, отца нации, автора экономического чуда в Сингапуре, был предшественник, Дэвид Маршалл, который считал, что главные азиатские ценности - не трудолюбие и не привычка к жизни по Конфуцию, строго по вертикали, а любовь и теплота в семье и страсть к образованию.

Дэвид Маршалл (David Marshall), первый глава правительства еще колониального Сингапура (1955 -1956), первый избранный всеобщим голосованием, назначенный британцами, как глава победившей партии. Первый, начавший переговоры с британцами о независимости Сингапура и потерпевший неудачу. Слишком многого хотел для Сингапура. Британцы считали, что он не справится с коммунистами. До прихода Ли Куан Ю оставалось три года. Вечный оппозиционер, родом из Сингапура, солдат британских военных сил, испытавший поражение в битве за Сингапур в 1942 г. (крупнейшее в истории военное поражение британцев, 85 тысяч пленных). Три с половиной года бывший в плену у японцев, познавший, как он говорил, что такое ежедневная холодная жестокость. Знаменитый адвокат, выигрывавший перед присяжными 99 из 100 дел. Любитель "души", а не денег, с его точки зрения - просто функционально полезного вещества. Громкий оппонент Ли Куан Ю, обвинявший его в том, что в Сингапуре деньги, функциональность, погоня за благами, за карьерой заменили все и вся. Пятнадцать лет пробывший послом в Европе, видимо, чтобы не мешался под ногами, традиционный прием. Противник смертной казни (в Сингапуре нещадно казнят).

Откуда он? Почему вдруг Дэвид Маршалл среди китайцев, малайцев и индийцев. В этом замешанном на все стороны света обществе, находящейся в состоянии крайней бедности, выборы выиграл иракский еврей, кажется, либерал, родившийся в Сингапуре, абсолютный патриот Сингапура.

Расхожая истина -- история не знает сослагательного наклонения. Но если бы именно этот человек, считающийся одним из отцов - основателей Сингапура, был бы во главе его в 1960-е годы, случилось бы экономическое чудо в Сингапуре? А если бы случилось, был бы этот город - государством таким рациональным, функциональным, с придавленным инакомыслием, или же, как иногда считают, обернулся бы более свободным и с теплой душой.

Это - загадка того, как пройти между свободой и металлическим дирижизмом, между рукой холодной и чуть более теплой, в том, строится ли государство- корпорация или же более жизнелюбивое место, когда решается задача выживания, модернизации, полного обновления общества и государства.

И все-таки мог ли он стать отцом экономического чуда в Сингапуре, как стал им жесткий и непреклонный Ли Куан Ю?