Сюзанна Орлова
0
All posts from Сюзанна Орлова
Сюзанна Орлова in Сюзанна – Форекс,

На что мы делаем ставку?

Когда я думаю о перспективах мировой экономики и рынков, меня поражает, что весь мир сообща делает ставку на следующее...

переход к значительно более высокому и сбалансированному мировому росту, исправление политических ошибок и предотвращение катастроф на рынках. Хотя все эти результаты, несомненно, желательны, далеко не факт, что они будут достигнуты – и делать на них ставки без какой-либо гарантии означает сильно увеличить риски для нынешних и будущих поколений. Первая составляющая – сбалансированный мировой рост – предполагает продолжительное экономическое восстановление в Соединенных Штатах: темпы роста в этом году составят 3% за счет устойчивого повышения зарплат. Также расчет делается на то, что годовые темпы роста в Китае стабилизируются на уровне 6.5-7%, способствуя постепенному ослаблению рисков, связанных с чрезмерным использованием заемных средств в теневой банковской системе, при этом движущие силы экономического роста продолжат смещаться от экспорта и государственных капитальных расходов в сторону внутреннего потребления и частных инвестиций.  

Еще одно, более неопределенное, предположение, лежащее в основе ставки на достижение сбалансированного роста, заключается в том, что Еврозоне и Японии удастся преодолеть слабый рост и избежать дефляции, что, подорвало бы и так слабые экономические показатели, побуждая домохозяйства и компании отложить решения о покупках. И наконец, это предполагает, что такие страны-экспортеры нефти, как Нигерия, Венесуэла и в особенности Россия предотвратят экономический спад, даже несмотря на резкое падение мировых цен на нефть. Это смелые прогнозы – хотя бы потому, что для достижения этих результатов потребовалось бы существенно реорганизовать экономику, а для этого нужно гораздо больше, чем просто восстановить баланс совокупного спроса и избавиться от чрезмерной задолженности. Хотя США и Китай занимают более выгодные позиции, чем остальные, большинству из этих экономик – в частности страны Еврозоны, Япония и некоторые развивающиеся рынки – пришлось бы создать совершенно новые факторы роста. Еврозоне также нужно было бы усилить интеграцию.

И здесь встает трудный вопрос, связанный с реформами – при этом задача осложняется замедлением процесса корректировки, несогласованной внутренней политикой и ростом геополитической напряженности. В таких условиях решительный переход к значительно более высокому и сбалансированному мировому росту далеко не гарантирован. Вторая составляющая – исключение политических ошибок – также малоубедительна. И здесь основным предположением является то, что непроверенная нетрадиционная политика, проводимая центральными банками, особенно в развитых странах, с целью сдерживания финансовой волатильности и поддержания экономической стабильности, позволит правительствам выиграть достаточно времени для того, чтобы разработать и внедрить более подходящие комплексные ответные меры в области политики.

Этот экспериментальный подход центральных банков включает осознанное отделение цен финансовых активов от их фундаментальных показателей. Надежда была на то, что более высокая рыночная оценка увеличила бы объемы потребления (за счет «эффекта богатства», когда домохозяйства, владеющие активами, чувствуют себя богаче и склонны больше тратить) и инвестирования (за счет «оживления», которое побуждает предприятия инвестировать в новые заводы, оборудование и сотрудников). Проблема в том, что существующая экономическая и политическая конфигурация в развитом мире влечет за собой небывалую «дивергенцию». В условиях, когда изменения в политике не успевают за изменениями на местах, растущий в цене доллар стал выполнять функцию амортизатора. Однако история показывает, что такие резкие колебания валютных курсов, сами по себе, могут привести к экономической и финансовой нестабильности.

И последний элемент этой коллективной ставки связан с верой в то, что удалось ограничить чрезмерное принятие рыночных рисков. Но длительный период подавления волатильности, предусмотренный политикой, убедил инвесторов, что благодаря поддержке центральных банков они находятся в безопасности – вера, которая привела к появлению рисков в некоторых сегментах финансирования. Учитывая, что посредники не хотят покупать ценные бумаги, в которые нецелесообразно инвестировать в периоды финансовой нестабильности, рыночная коррекция может спровоцировать внезапное и резкое изменение цен, подорвав четкую работу финансовых систем. Пока что центральные банки способны делать так, чтобы эти периоды были кратковременными и обратимыми, и стремятся к этому. Однако их дальнейшие возможности в этом отношении ограничены – особенно учитывая, что чрезмерная вера в монетарную политику провоцирует позиционирование на рынке с использованием заемных средств.

Дело в том, что у центральных банков нет инструментов, чтобы самостоятельно обеспечить быстрый, устойчивый и сбалансированный рост. Лучшее, что они могут сделать – расширить связи; и пусть другие политики в области экономики обеспечивают стабилизирующее направление. В последние годы характер финансовых рисков изменился и сместился; проблемы, вызванные безответственными банками и угрозами платежным и расчетным системам, вытеснили проблемы, вызванные принятием рисков небанковскими институтами. При отсутствии должного развития нормативной системы потенциальная эффективность некоторых видов макропруденциальной политики была подорвана. Ничто из этого не говорит о том, что прогнозы по рынкам и мировой экономике обязательно должны быть мрачными; напротив, есть заметные риски повышения, которые могут трансформироваться в существенную долговременную прибыль. Однако эта коллективная ставка подчеркивает необходимость создания более эффективного и комплексного политического курса. В противном случае экономические результаты останутся «весьма неопределенными», как сказал в 2010 г. бывший председатель ФРС США Бен Бернанке.

Мохамед Эль-Эрейн

По материалам Project Syndicate