Никита Петров
4
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Новые 90-е

Вот все говорят, что в России кризис и ужас-ужас, а в цивилизованном мире – всеобщее процветание и экономический рост. Между тем, экономисты все чаще проводят аналогии между нашими днями и концом прошлого века, опасаясь наступления глобальной рецессии. Подробнее об этом – в колонке The Economist, вышедшей под заголовком «2015 - призрак конца 90-х».

Валютный кризис в России, падение нефти и сильный доллар, новая «золотая лихорадка» в Кремниевой долине и возрождение экономики США, критикуемый демократ в Белом доме, слабость Германии и Японии. Это прогноз на 2015 год или картина мира конца 90-х годов?

В памяти людей преобладает кризис 2008-2009, поэтому довольно легко позабыть о том, что происходило десятилетия назад. Но вспомнить экономическую ситуацию пятнадцатилетней давность на данный момент может быть полезно для того, чтобы понять, что следует делать и что избегать.

Тогда, также как и сегодня США находились в процессе технологической революции. Пришествие интернет породило инновационный взрыв и эйфорию о великом будущем американцев. К 1999 году ВВП США рос на 4% в год, что в два раза превышает показатель богатой страны. Безработица упала до 4%, что было 30 летним минимумом. Иностранные инвесторы толпились на американском рынке, взвинчивая доллар и акции. S&P 500 торговался со среднерыночным p/e 30, акции технологических компаний обезумели.

Оптимизм в США был явным контрастом всем остальным рынкам. Экономика Японии столкнулась с дефляцией в 1997. Германия тянула вниз Европу, немецкие компании страдали из-за неподвижного рынка труда и высоких издержек. Развивающиеся рынки рухнули: между 1997 и 1999 валюты различных стран, от Таиланда до Бразилии, обесценились по отношению к доллару, возникла неспособность погашения иностранных кредитов.

В итоге, Америка также столкнулась с проблемой. Технологический пузырь лопнул в начале 2000. Инвестиции бизнеса, особенно в технологическом секторе, остановились. К 2001 году США вместе со всем остальными развитыми странами скатились в рецессию.

Могучая Америка

Безусловно параллели не идеальны. Большая разница – это Китай, который в 1999 был мелким игроком на международной арене, а сегодня вторая по величине экономика, влияющая на общую ситуацию в мире. Однако, есть три фактора, которые дестабилизировали глобальную экономику тогда и могут сделать это вновь сегодня.

Во-первых, это разрыв между США, где темп экономического роста ускоряется, и остальным миром, где наблюдается замедление. В конце 90х Лари Саммерс, тогда Министр финансов Соединенных Штатов, предупреждал, что глобальная экономика «едет вперед на одном колесе». Сегодня экономисты прогнозируют, что ВВП США вырастет в 2015 на 3%, в Японии и Европе на 1.1%, а рост в Китае замедлится до 7%.

Пока американцы могут сохранять оптимизм: их страна создает рабочие места самым быстрым темпом роста с 1999, дешевая нефть стимулирует потребительский спрос и способствует увеличению инвестиций бизнеса. Но не вcё оптимистично: дешевая нефть может обанкротить ряд американских производителей сланцевой нефти в следующем году, а сильный доллар ударит по американским экспортерам ровно так, как это было 15 лет назад.

Вторая волнующая параллель с 1999 – это мрачный прогноз о будущем двух других развитых стран. Темп роста экономики Германии сократился до 1% и ситуация продолжает ухудшаться после нескольких лет недоинвестирования и катастрофической энергетической политики. Немецкое правительство преследует фискальные цели, боится тратить деньги и не идет на структурные реформы, которые Герхард Шредер реализовал в 2003. В то же время Япония повторяет ошибку, совершенную в 1997: препятствует выходу из стагнации примитивным образом - повышением потребительского налога.

Третий отголосок девяностых – угроза со стороны развивающихся рынков. Тогда проблемные страны держали огромные внешние долги. Сегодня их объем существенно ниже, большинство стран накопили солидные резервы. Однако, по-прежнему есть сигналы опасности, особенно в России. Другие экспортеры нефти, например в Африке, также могут столкнуться с проблемами. Нефть составляет 95% экспорта Нигерии и приносит 75% дохода бюджета. Гана уже обратилась за помощью в МВФ. В случае других стран, риск несет корпоративный сектор. Многие бразильские компании закредитованы в долларах. Серия корпоративных дефолтов может быть не так красочна, как суверенные дефолты конца 90х, но однозначно обрушит рынки и вызовет дальнейшее укрепление доллара.

Итак, тренды похожи, но если в этот раз мировая экономика столкнется с серьезным кризисом, ситуация может оказаться более серьезной, так как у политиков и экономистов нет места для маневра. В 1999 году ФРС держал ключевую процентную ставку на уровне 5%, и мог долго смягчать монетарную политику для поддержания экономики. Сегодня ключевые ставки во всем богатом мире близки к нулю.