Сергей
1
All posts from Сергей
Сергей in stn-servis,

Теория разбитых окон

Теория разбитых окон

Разное

Вступление:

Американцев у нас не любят не просто так. Хотя в большинстве своём они мирные и работящие люди, но вся система у них устроена так, что работа каждого направляется исключительно на себя любимого. В гораздо большем масштабе эту же систему воспроизводит полностью всё это государство.

И это чрезвычайно огорчает всех вокруг. Ну как можно быть таким наглыми и самовлюблёнными?!

А так как все вокруг очень гордые и независимые, то правительство США должно постоянно изобретать массу различных способов закручивать гайки и пакостить тем, до кого демократические бомбардировщики ещё не долетели, но хотелось-бы, чтобы возмущаться уже перестали.

На службу были призваны очень многие науки. В том числе - социология.

Социология, это такая наука, которая вроде-бы изучает отношения в обществе, но на самом деле, если её использует США, то это такая наука, которая изучает как ломать чужие общественые строи.

Другими словами - изучая проблемы в своём обществе (коих было немало, а будет ещё больше), американцы научились почти из каждой проблемы создавать ОРУЖИЕ.

Читая "Теорию разбитых окон" я вдруг чётко понял, что различные неформальные течения (субкультуры) - от безобидных анимешников, до опаснейших скинхэдов, от руферов до графитчиков, прямо-таки напрашиваются на ручное управление, в рамках дестабилизации обстановки в обществе.

Возможно, это паранойя. А возможно, такая мысль приходит не только мне в голову. В любом случае, предлагаю читателям ознакомиться с материалам и сделать свой вывод, который, возможно, не будет совпадать с моим. Далее идёт не мой текст, но автор, к сожалению, мне не известен. Выкладываю как есть, без указания источника.


------------------------------------------------
Теория разбитых окон гласит о том, что при виде какого-нибудь беспорядка люди перестают вести себя цивилизованно и начинают гадить.

Увидев, например, что «тут уже и так насрано», человек уже не будет стремиться вести себя культурно и вместо того, чтобы донести мусор до урны, попросту бросит его. Небольшой и вовремя не ликвидированный беспорядок вызывает цепную реакцию других более крупных беспорядков, и там, где ещё недавно была чистота и порядок, всё оказывается загажено.

Теория была разработана американскими учёными Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом в 1982 году и по сути является частным случаем реализации закона неубывания энтропии. Также стоит отметить, что теория эта не является чем-то новым — её суть была сформулирована ещё в I веке от Р. Х.:
«Худые сообщества развращают добрые нравы»
— Новый Завет, 1 Послание Апостола Павла Коринфянам, 15 глава, 33 стих.

Коротко теория гласит - "Любое (например, заброшенное) здание будет стоять бесконечно долго, пока у него будут целые окна. Но стоит разбиться хотя-бы одному окну (случайно или специально) и разбитые окна будут появляться всё чаще и чаще, пока все окна в этом здании не будут разбиты. А через некоторое время начнут рушиться и стены."

Как она родилась:
В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

А произошло вот что. Новый директор Нью-Йоркского метро, Дэвид Ганн, начал работу с борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее: «Парень, займись серьезными вопросами — техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью. Не трать наши деньги на ерунду!». Но Ганн был настойчив:
«Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма — известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».

И Ганн дал команду очищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый чертов вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с надписями на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, — рассказывал он. — В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу».
Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это было наше послание для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит».

Вторым пунктом в работе нового руководства была борьба с безбилетниками — ведь это тоже сигнал того, что в системе нет порядка. Люди решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут, и проблема росла как снежный ком. А в 1990 году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев», надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, — рассказывал Браттон. — Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Он дал команду развить стратегию в масштабах всего города, цепную реакцию остановили и насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Таких примеров - сотни. Если вы не поленитесь, вы за секунду найдёте огромное количество экспериментов на тему "Теории разбитых окон".
----------------------------------------

Важно понимать, что если каждый из нас будет обеспечивать порядок вокруг себя (вставлять лампочки, выносить мусор, делать замечания балбесам, вызывать полицию при необходимости и так далее), то только так мы сможем нейтрализовывать и такое вот изощрённое оружие противника.

http://cont.ws/post/77051/