Alenarus
0
All posts from Alenarus
  Alenarus in Alenarus,

Марио Джозеф Габелли

 

Родители Габелли эмигрировали в США из Италии и обосновались в Нью-Йорке еще до его рождения. Отец работал поваром в знаменитом манхэттенском ресторане Luchow's, а мать вела домашнее хозяйство. Марио родился 19 июня 1942 года. Его детство и юность прошли в Бронксе, где он посещал сперва начальную школу, а затем частную иезуитскую школу для мальчиков при Фордхэмском университете. В свободное от уроков время Марио, добираясь на попутках, ездил в северный пригород Нью-Йорка, в округ Уэстчестер, где подрабатывал в качестве кадди (подносчик клюшек и прочего оборудования для гольфа) в ведущих гольф-клубах, таких как Winged Foot и Sunningdale. Там он встречал множество людей, добившихся в жизни успеха, и эти люди часто говорили об инвестициях в акции. Позже Габелли рассказывал, что уже в те времена читал рыночные отчеты для собственного удовольствия, а свои первые акции купил, когда ему было всего 13 лет.

По окончании школы Габелли получил стипендию и поступил в колледж при Фордхэмском университете. Там он выделялся не только шевелюрой, которая в те времена еще была рыжего цвета, но и отчаянной предприимчивостью. У него всегда была наготове очередная схема быстрого обогащения, наподобие продажи электрических карманных фонариков из багажника собственного автомобиля в период, когда улицы и витрины были плохо освещены.


Окончив колледж с отличием и став бакалавром, Габелли продолжил учебу в качестве аспиранта Школы бизнеса при Колумбийском университете, где в середине 1960-х гг. всерьез увлекся идеями инвестирования в акции стоимости. Это неудивительно, если учесть, что Габелли учился у Роджера Муррея (Roger Murray), известного пропагандиста метода стоимостного инвестирования и соавтора пятого издания “Анализа ценных бумаг” – инвестиционной “Библии”, созданной Бенджамином Грэхемом (Benjamin Graham) и Дэвидом Доддом (David Dodd) в 1934 году.
Получив степень MBA (магистр делового администрирования), Габелли в 1967 году начал свою инвестиционную карьеру, устроившись аналитиком в фирму Loeb Rhodes (ныне несуществующую), которая оказывала брокерские и инвестиционно-банковские услуги. В его обязанности входил анализ акций в таких отраслях, как автомобилестроение и производство сельскохозяйственного оборудования, а впоследствии СМИ, теле- и радиовещание. Предшественником Габелли в Loeb Rhodes был Майкл Стейнхардт (Michael Steinhardt), позже ставший успешным управляющим хеджевого фонда. В своей типичной бравирующей манере Марио шутил, что “заменил тоненькие исследовательские папки Стейнхардта на свои толстые”. В 1975 году Габелли перешел на работу в небольшую аналитическую компанию William D. Witter, которая через некоторое время слилась с Drexel Burnham.

Занимаясь анализом акций, Габелли применял на практике теорию стоимостного инвестирования, которую ему преподавали в Колумбийском университете. Он оценивал компании не по прибылям, а по потоку наличности, анализируя их в мельчайших деталях, с тем чтобы рассчитать величину, названную им собственной рыночной стоимостью (private market value, PMV). Под этим термином подразумевается цена, которую потенциальный покупатель будет готов заплатить за компанию в случае ее поглощения. Метод оценки собственной рыночной стоимости компаний получил широкое распространение в 1980-х гг. с повышением популярности сделок выкупа компаний с использованием заемных средств, так называемых LBO. Используемые при этом расчеты часто отличались от стандартных способов измерения стоимости публичных компаний.

Идея Габелли базировалась на главном принципе теории Грэхема и Додда, заключающемся в поиске акций, торгующихся ниже своей внутренней стоимости (intrinsic value), т.е. стоимости, рассчитанной на основе финансового состояния компании. Габелли также заимствовал у инвестора-миллиардера Уоррена Баффета (Warren Buffett) идею добавления премии при оценке акций внутри более или менее крупного пакета акций. Собственный вклад автор идеи обобщил в характерном для него броском лозунге: “Грэхем + Додд + Баффет = Габелли”. Он также считает себя изобретателем термина “катализатор” применительно к стоимостному инвестированию. Габелли даже запатентовал созданный им метод под именем “Gabelli Private Market Value with a Catalyst Methodology” (методология Габелли - расчет собственной рыночной стоимости с учетом действия катализаторов).

В 1976 году Габелли открыл первую собственную фирму под названием Gabelli & Company, Inc. Фирма оказывала услуги брокера-дилера, используя как заемные средства, так и деньги, которые Габелли накопил, ведя торги со своего собственного счета. Уже в следующем году была создана компания по управлению клиентскими активами, названная Gabelli Investors, Inc. (позже она была переименована в GAMCO Investors). К 1981 году под управлением GAMCO находился 81 счет, а совокупный объем средств на счетах достигал порядка $33 млн. Несмотря на неустойчивость экономической ситуации в США и стагнацию фондового рынка в конце 1970-х – начале 1980-х гг., компания Габелли каждый год приносила своим клиентам доходы. К середине 1980-х гг. клиентские активы, находившиеся под управлением Габелли, составляли более $350 млн., а годовая ставка доходности, рассчитанная по формуле сложных процентов, достигала более 35%. В то время, когда журнал “Business Week” провозгласил на обложке одного из своих выпусков “смерть акций”, Габелли якобы заявил: “Я не нуждаюсь в том, чтобы подъем рынка выручал меня из беды”.

Однажды Габелли пошутил, что на CNBC, где он многократно был одним из ведущих передачи Squawk Box (“Верещалка”), его называют “доктор Любовь” (Dr. Love) потому что он “просто любит, когда одна компания обхаживает другую”. Свою репутацию замечательного эксперта по выбору акций финансист заработал, главным образом, в 1980-х гг., когда корпоративный сектор охватила мания слияний и поглощений. Именно тогда он доказал свою способность определять кандидатов на поглощение, в особенности из числа компаний в секторе СМИ.

Если многие инвесторы стремились вложиться в рост компании в начале ее жизненного пути, то Габелли, напротив, предпочитал поживиться в момент ее ухода со сцены. Его излюбленный подход состоял в том, чтобы инвестировать или рекомендовать инвестиции в компании, которые становились объектами поглощения или приватизировались. Компания Габелли самостоятельно осуществляла всю аналитическую работу, как правило, стараясь обнаружить фирмы, способные стать объектами сделок LBO (выкупа компании с использованием заемных средств). Характерными чертами подобных фирм могут быть большой объем наличности, лежащие в основе активы, такие как недвижимость, или крупный пакет акций, принадлежащий основателю компании, не имеющему детей. Габелли также вел поиск перспективных компаний в отраслях с большим потоком наличности и низкой вероятностью появления новых сильных конкурентов.

Однажды обнаружив такую компанию, он готов был ждать годы, пока ее акции не вырастали в цене. Так, он начал инвестировать в Cowles Communications, Inc. в 1977 году, когда цена ее акций составляла $14, и в конце концов стал ее крупнейшим акционером. В 1984 году, когда эта фирма (ныне называющаяся Cowles Media Co.) была приватизирована, цена ее акции составила $46, что принесло клиентам Габелли совокупную прибыль в размере $33 млн.

Другим чрезвычайно успешным решением было вложение средств в кораблестроительную компанию Chris Craft, которая через свое подразделение BHC Communications, Inc. вела операции в сфере телевещания. В 1980-х гг. BHC Communications стала одним из ведущих операторов независимых телевизионных станций в США, а ее прибыль до уплаты налогов за шестилетний период выросла почти в шесть раз. В 2001 году BHC была куплена медиа-гигантом News Corp. (NWS). К числу удачных сделок Габелли также относятся инвестиции в компанию LIN Broadcasting, проданную McCaw Cellular Communications в 1990 году.

Не знающий устали Габелли ежегодно посещал примерно пятьдесят компаний с целью сбора информации, встречался с руководителями еще более чем сотни компаний, обсуждал инвестиционные идеи с другими портфельными менеджерами и читал порядка 20 специализированных журналов, две или три газеты и огромное количество отраслевых обзоров и корпоративных отчетов. Он также писал аналитические записки для клиентов – профессиональных инвесторов, пользовавшихся его услугами брокера, управляющего активами и др. В 1986 году он в интервью сказал Джерри Эджертону (Jerry Edgerton) из журнала Money, что “читает годовые отчеты вместо романов”. Управляя узко фокусированным портфелем, включающим крупные вложения в небольшое число компаний, Габелли был способен оказывать влияние на решения руководства компаний.

В период между 1978 и 1985 гг. портфели, находившиеся под управлением Габелли, ежегодно опережали по уровню доходности индекс Standard & Poor's 500, причем в течение пяти из этих лет их результаты превышали результаты индекса более, чем вдвое. С 1977 по 1988 гг. среднегодовые темпы роста активов GAMCO Investors, рассчитанные по формуле сложных процентов, составили 28%. Лишь очень малому числу управляющих активами удалось добиться большего в тот же период. GAMCO Investors никогда не заканчивала год с убытками и лишь по итогам двух лет не сумела добиться поставленной Габелли цели – 10-процентной доходности после уплаты налогов и с поправкой на инфляцию. В 1986 году активы GAMCO Investors в акциях в совокупности с наличными средствами, инвестированными пенсионными фондами, достигли $1,6 млрд.

В марте 1986 года, спустя девять лет после основания фирмы по управлению активами, Габелли представил свой первый взаимный фонд, получивший название Gabelli Asset Fund. На создание взаимного фонда его вдохновил один его кумиров – знаменитый Питер Линч (Peter Lynch), управляющий фонда Fidelity Magellan (кстати, как и Габелли, Линч заинтересовался рынками, подрабатывая в качестве кадди на площадках для гольфа). Gabelli Asset Fund был фондом без нагрузки, то есть его акции продавались без брокерской комиссии. Минимальное первоначальное вложение в фонд было установлено на уровне $25000. Позже сумма значительно сократилась и в настоящее время составляет $1000, а для индивидуальных пенсионных счетов минимум вообще отсутствует. За Gabelli Asset Fund позже последовал Gabelli Equity Trust - фонд закрытого типа, который в тот момент был самым крупным фондом, акции которого торговались на Нью-йоркской фондовой бирже. К концу 1988 года компания Габелли включала три взаимных фонда с совокупными активами в размере $650 млн., причем двумя из них он управлял самолично.

Расчет момента вхождения в индустрию взаимных фондов оказался абсолютно точным. Габелли не только взлетел на волне “бычьего” рынка, но и cумел воспользоваться резким повышением активности финансовых средств массовой информации. Довольно быстро осознав, что его своеобразная и харизматичная натура как будто создана для участия в телепередачах, он стал активно рекламировать самого себя, тем самым повышая популярность своих фондов.

По итогам 1997 года фонды акций в составе Gabelli Asset Management Inc., число которых уже достигло десяти, продемонстрировали среднюю доходность на уровне 31,7%, что явилось лучшим результатом среди семейств взаимных фондов США. Агентство Morningstar признало Габелли управляющим года в категории фондов американских акций. К 1998 году под управлением его компании находились активы в размере $16,3 млрд.

В феврале 1999 года GAMCO стала публичной компанией, разместив на рынке 6 млн. акций по цене $17,50 за акцию. Были выпущены акции разных классов, причем Габелли получил контроль над акциями класса В, каждая из которых давала владельцу 10 голосов. На акции класса А пришлось 25% капитала и всего лишь 3% голосов. Таким образом, в новых условиях Габелли оказался практически полновластным хозяином компании.

Габелли всегда стремился к тому, чтобы его имя ассоциировалось с именами провозвестников идей стоимостного инвестирования. Несколько лет назад он и его компания GAMCO Investors учредили награду за особые достижения в стоимостном инвестировании, названную в честь его любимых профессоров Школы бизнеса Колумбийского университета как “Премия в области стоимостного инвестирования имени Грэхема, Додда, Муррея и Гринвальда”. Вручение этой награды, известной в инвестиционном мире как “премия Габелли”, происходит на ежегодном клиентском симпозиуме GAMCO.

В мае 2006 года Габелли передал в журнал Fortune документы, позволяющие сравнить доходность инвестиционной фирмы Geico Equities, контролируемой Уорреном Баффетом (Warren Buffett) с доходностью индекса Standard&Poor’s 500 за период с 1980 по 2004 гг. Отдельная колонка представляла показатели ряда счетов GAMCO за каждый год, доказывая, что их среднегодовая доходность за тот же период составляла 19,8% против 20,3% у Geico. Хотел ли Габелли доказать, что находится на одном уровне с Баффетом? Он называет Баффета “уникальным явлением” и одним из “величайших стоимостных инвесторов”, с притворной скромностью говоря, что не может сравнивать себя с ним. И тут же добавляет: “Чем являемся мы для публичного рынка, тем Баффет является для частного рынка”.

Габелли, несомненно, хочет, чтобы его запомнили не только как удачливого дельца, сделавшего большие деньги на управлении взаимными фондами. Его мечта – вписать свое имя в пантеон великих инвесторов, которым он старался подражать всю свою жизнь. Проблема состоит в том, что к своей цели он идет весьма своеобразным путем. По мнению некоторых представителей отрасли, события последних лет поставили под удар все, что Габелли создал на протяжении всей своей жизни. Основатель отраслевого бюллетеня FundAlarm.com Рой Вейтц (Roy Weitz) говорит, что на карьере финансиста поставлено большое пятно, и, чтобы избавиться от него, “ему придется проделать огромную восстановительную работу”.

Супермарио готов к выполнению этой задачи. Недаром он говорил, что не знает, что значит слово “смягчаться”. По словам его друзей, человек, который всю жизнь доказывал, что паренек из Бронкса способен сделать себе имя на Wall Street, не станет теперь сдавать позиций. “Он начал с нуля и создал себя сам, - говорит Ли Куперман. – Он никогда не забывал, откуда он пришел”.