Влад Василенко
1
All posts from Влад Василенко
Влад Василенко in Свежий взгляд,

Анатолий Аксаков: «Мы не можем позволить населению работать с криптовалютой»

Этим интервью «Инвест-Форсайт» открывает новый проект «Дежурный по инвестициям», в рамках которого  будет знакомить читателей с мнением ведущих российских экспертов по инвестиционному процессу и инвестиционному климату. Первым на вопросы «Инвест-Форсайта» отвечал Анатолий Аксаков – председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку, председатель Совета банковской Ассоциации «Россия».


– Анатолий Геннадиевич, какие важнейшие законопроекты, которые сегодня находятся в работе, на ваш взгляд, сильнее всего повлияют на инвестиционный климат России и инвестиционный процесс?

– Во-первых, это закон о синдицированном кредитовании, который связан с идеей проектного финансирования. А с этой идеей, с ее реализацией, в свою очередь, связан закон о Внешэкономбанке, который расширяет возможности этой кредитной организации в вопросах государственно-частного партнерства. Возможности, связанные с отбором проектов в регионах и объединением ресурсов банка с другими институтами развития – теми же банками, негосударственными пенсионными фондами. Может быть, подключатся и страховые резервы. С точки зрения сегодняшней ситуации это одно из ключевых направлений, которое позволит уже со следующего года модернизировать нашу экономику.

– А как вы оцениваете нынешнюю роль федерального бюджета в качестве источника инвестиций? Возрастет ли она в 2018 году?

– Я считаю, роль бюджета с точки зрения источника для инвестиций крайне незначительна. Бюджет будет, скорее всего, выполнять роль стабилизатора финансовой и политической ситуации, выполнять все обязательства по социальным вопросам, но драйвером экономического роста будет вряд ли; разве что косвенными методами: подстегивая, например, то же проектное финансирование выгодными ставками. А Правительство со своей стороны готово взять на себя риски, связанные с резкими изменениями на рынке, волатильностью – непредсказуемым скачком инфляции, например. И тем самым простимулировать долгосрочные вложения.

– Сегодня, в условиях дефицита инвестиций (в особенности, иностранных), должна ли возрасти роль госбанков в качестве инвесторов? В частности, вопрос к вам как члену экспертного совета ВЭБа – можно ли сказать, что ВЭБ сегодня становится более эффективным инвестором?

– ВЭБ становится – со следующего года по крайней мере – одним из главных драйверов финансирования инвестиционных проектов. И я думаю, что госбанки в целом тоже должны поддержать этот посыл. Важно, чтобы кто-то выступил инициатором. Знаете, как в спорте: в длинных забегах есть бегуны, которые заводят других, задают темп. Они могут потом сойти с дистанции, уступить место новым лидерам, но выполняют очень важную роль – дают первоначальный посыл.

– Продолжая тему дефицита инвестиций. Как вы оцениваете ICO в качестве альтернативного канала привлечения инвестиций? Должно ли государство поощрять использование этого канала?

– Я думаю, государство должно активно в этом участвовать. ICO как институт финансирования стартапов должно работать с широкими массами населения, используя так называемый краудфандинг, когда граждане, грубо говоря, скидываются на реализацию интересной идеи. Это одно направление, которое с криптовалютами можно и не связывать. И направление, кстати, вполне подходящее. Но в этом случае должно быть, мне кажется, какое-то ограничение по сумме, которая привлекается от населения для реализации таких проектов. Еще один момент – ICO должно проводиться на лицензированных площадках. Должна применяться экспертиза проектов, которая уже отработана в истории с венчурным финансированием. Я, правда, считаю, что криптоинструменты для финансирования проектов тоже можно использовать, но доступ для тех, кто хочет с их помощью участвовать в таком деле, должен быть ограничен. Например, с помощью тестирования, чтобы можно было выявить и привлечь к делу неслучайных людей, которые понимают: что это такое, чем здесь рискуют и что можно выиграть.

– Легализация криптовалют будет способствовать улучшению инвестклимата? Что сейчас в этой сфере происходит?

– Я считаю, мы еще не понимаем природу криптоинструментов; и пока все, что я вижу, это инструменты, не имеющие реального обеспечения, с риском мыльных пузырей, пирамид. Соответственно, не понимая и не чувствуя природу, не понимая реальную ценность этих инструментов, мы не можем позволить широким массам населения работать с криптовалютами. Прежде чем легализовать, надо понять природу явления. Либо запретить, поняв, что оно ничего, кроме финансовых рисков, с собой не несет.

– Собирается ли государство регулировать майнинг криптовалют? Скажем, ходят слухи, что майнеров будут регистрировать, введут лимит покупки криптовалют, а продавать их будут банки. Правдивы ли слухи?

– Я бы так сказал: тема обсуждается, но говорить, что вопрос уже решен, – неверно. Понятно, что майнинг существует и развивается, есть большие производства, люди вкладывают в деньги, и многие неплохо на этом зарабатывают. Но при этом граждане фактически занимаются бизнесом, предпринимательской деятельностью, и налогов не платят. Поэтому майнеров, думаю, надо регистрировать.

– Многие считают, что для улучшения инвестиционного климата все субъекты рынка должны быть абсолютно прозрачны. Должно ли государство – и регуляторы – принуждать бизнес к прозрачности? В частности, обсуждается инициатива определения кредитного здоровья заемщика по его истории в соцсетях. Как к этому относитесь? Не будет здесь слишком много злоупотреблений?

– Я считаю, должен быть и кнут, и пряник. Нужны плюсы от того, что человек прозрачен, чтобы он понимал: чем прозрачнее, тем больше благ можно получить. Но при этом понятно, что излишняя прозрачность не всем может понравиться. Пусть к ней и надо подталкивать. Любые административные решения при этом часто отстают, запаздывают. Я бы аккуратно относился к действиям власти в этом плане: она обычно все-таки несколько позднее реагирует, чем рынок – механизмы саморегуляции работают более оперативно. Я сам присутствую в соцсетях, веду активную жизнь, но доступ к моей публичной информации всегда должен быть с моего согласия.

Беседовал Сергей Искитимов