Михаил Делягин
35
All posts from Михаил Делягин
Михаил Делягин in Михаил Делягин,

Кто первый погибает в кризис?

После банковской системы чудовищный призрак краха шагнул в сферу авиаперевозок. То есть менеджеры «Открытия», менеджеры «Бинбанка», я думаю, должны на корпоративную могилу «Вим-Авиа» принести цветочки, потому что о них все забыли. Я уж про «Югру» не говорю, там просто люди остались без денег, и о них тоже забыли на фоне катастрофы «Вим-Авиа». Мы видим всё, к чему мы привыкли за долгую историю катастроф хозяйствующих субъектов. И многолетнее нарастание проблем. Потому что «Вим-Авиа» славилась своими задержками. Задержки были вызваны объективными причинами, у них очень старые самолеты, которые долго обслуживаются. Помню, я летел «Вим-Авиа», и когда я приземлился, у себя в соцсетях даже записал: «Ребята, «Вим-Авиа» вылетел вовремя, прилетел вовремя. Кто знает, что случилось?» Обычно, когда задаешь такой вопрос, то люди приходят и объясняют, что случилось. А в этот раз таких не нашлось.

Дальше безответственность и беспомощность клоаки бесчисленных государственных органов. Господа, может быть плохой менеджмент, может быть плохой собственник, менеджмент может быть недобросовестен, и это классический случай. Люди, которые продавали авиабилеты на новые рейсы, твердо зная, что им нечем обслуживать уже существующие рейсы, продавали билеты, как ни в чем не бывало. Это даже не мошенничество, это какое-то размягчение мозга. Я не понимаю, о чем в принципе думали эти люди. Но смысл существования государства в том, чтобы ошибка корпорации, ошибка бизнеса, ошибка физлица, наша с вами ошибка были нашей с вами проблемой, а не касались всего общества, чтобы они не наносили вреда другим и нам не наносили слишком большого вреда.

Я считал, сколько ведомств контролируют и курируют «Вим-Авиа». На 12 я сбился со счета. Там и транспортная прокуратура, и пресловутая Росавиация. Глава Росавиации выступал перед Госдумой. Господа, вот таких людей мы держим на госслужбе, который совершенно беспомощно говорил: мы звонили, а там не брали трубку, и мы не знали, что нам делать. Вот эти бесчисленные контролеры, когда кто-то ведет нормальный, человеческий бизнес, ему чудовищно затрудняют вести этот бизнес. Это страшные административные издержки. Но когда выясняется, что кто-то где-то хочет украсть, или кто-то где-то что-то разрушает, то никаких проблем, все эти контролеры не мешают, как мы видим на примерах, ни мошенничеству, ни воровству, ни разрушению, ни простому бытовому идиотизму. Если в случае с «Вим-Авиа» имело место именно это, возникает вопрос: а зачем нужно такое государство, которое громоздится бесчисленными чиновниками с надутыми щеками, когда все эти бесчисленные мигалки опять создают пробки? Простите, они ничего не могут сделать. И без пинка со стороны лично президента страны ни вице-премьер Дворкович, ни министр транспорта, похоже, не способны даже вспомнить о своих прямых обязанностях.

Отдельная история – это вымогательство у государства. Потому что 840 млн. рублей правительственных гарантий потребовалось на вывоз только части пассажиров. И чудовищные социальные издержки. Называлась цифра 100 тысяч пассажиров только в России. Я напомню, что это после того, как в июне месяце уже 30 тысяч пассажиров зависало в аэропортах по вине этой самой «Вим-Авиа». Эти проблемы мы понимаем хорошо, и мы видим, что «Вим-Авиа» разоблачила то, что правительство Медведева, по сути дела, не существует и не исполняет свои прямые обязанности, по крайней мере, в этой сфере. Потому что «Вим-Авиа» рушится точно так же, как два года назад рушилось «Трансаэро». Если бы тогда наказали тех, кто был виновен в том, что «Трансаэро» довели до разрушения, кто был виновен в том, что они или не помогли жизнеспособной компании, или слишком долго помогали не жизнеспособной компании, но государство довело «Трансаэро» до ситуации, когда издержки были чрезмерными. Никто не пострадал. И мы видим сейчас повторение. Потому что «Вим-Авиа» - десятая по величине компания страны.

Вы правильно спрашиваете, какая компания находится в зоне риска, с кем дружить, с кем не дружить. Есть два универсальных правила. Кто первый погибает в кризис? Средние и мелкие структуры. Совсем мелкое может уйти в тень и там сэкономить, а вот если в тень уйти нельзя, фирма видна, проверкам поддается, но при этом небольшая, крупные монополисты ее раздавливают, потому что она оказывается между молотом и наковальней: спроса нет, все боятся, налаженная инфраструктура, налаженная реклама у крупняка, и для мелких просто не хватает места.

Второй, кто погибает, это закредитованные компании, даже крупные. Это про «Открытие», это про «Бинбанк» и это про «Вим-Авиа» тоже. «Вим-Авиа» была успешной компанией, она два года подряд наращивала авиаперевозки более чем на 30%. Но любой проверяющий должен был посмотреть и понять, что так расти без взятия новых кредитов нельзя. Кредит сегодня – это страшно опасно из-за экономического кризиса не только для людей, но и для корпораций.

Третий, кто погибает, это те, кто верит правительству. Почему погибли и «Открытие», и «Бинбанк», и, может быть, «Вим-Авиа» тоже? Они все кредитовались. Может быть, кто-то из алчности, может быть, по глупости. Смысл кредита в чем? Я беру сегодня, потому что мне тяжело, а завтра будет лучше, и я смогу расплатиться. Вот это «завтра будет лучше», без этого нормальные структуры кредит не берут. Почему? Потому что завтра будет лучше и все будет хорошо. А откуда возникает эта иррациональная вера в то, что я сегодня возьму кредит, а завтра будет лучше? Да потому что люди читают официальные отчеты правительства, что кризис закончился, оказывается. И даже самые вменяемые люди, самые вменяемые опытные менеджеры иногда склонны думать: да, у меня здесь все плохо, но правительство-то умное, оно видит картину в целом, оно же не врет мне, рассказывая, что у нас экономический рост, инвестиционный рост во втором квартале 6,4%, такой, какой был только до присоединения на кабальных условиях к ВТО. И те, кто верит в эти сказки, они и погибают.

Но «Вим-Авиа» показала нам еще одну, четвертую категорию. Это тоже касается «Открытия», «Бинбанка» и многих других, кто пока еще существует и пока еще успешен. У нас ведь есть огромные проблемы, которые остались с 90-х годов не закрытыми, называются ножницы цен. Их залили нефтью, их покрыли толстым слоем нефтедолларов, как шоколадом. Но, извините, нарастающий экономический кризис, беспощадные экономические санкции, которые под шумок международных скандалов введены против нашей экономики либеральным Банком России и правительством Медведева, они истощили запас прочности, и под ободранным жирком обнажились старые проблемы. С одной стороны, мы видим сжимающийся из-за падения уровня жизни спрос. Поэтому нельзя повышать цены. Рост цен сломала не политика Банка России, рост цен сломала кромешная, тотальная нищета и бедность, вызванная в том числе и политикой Банка России. «Вим-Авиа» снижала тарифы, снижала цены на авиабилеты. И люди летали «Вим-Авиа», понимая, что они могут опоздать, но люди согласны и на плохой сервис, и на опоздания, и на старые самолеты и связанные с этим страхи, потому что у людей нет денег, а летать надо. Поэтому были низкие тарифы, которые в итоге «Вим-Авиа» и свели в могилу. Но, с одной стороны, ограниченный спрос, это наковальня. И по этой наковальне бьет чудовищный молот роста издержек. Потому что государство, упрашивая корпорации, в том числе авиаперевозчиков: а вы, пожалуйста, будьте социально ответственными, вы, пожалуйста, за счет снижения своих цен компенсируйте нашу разрушительную антисоциальную политику, мы людей давим, мы людей гнем, мы лишаем людей возможности нормально зарабатывать, а вы, пожалуйста, снижайте цены или наращивайте их не так сильно, чтобы люди могли жить хоть как-то, несмотря на нашу антисоциальную и поэтому антиконституционную политику. Но сами-то эти компании, сам-то этот бизнес тоже потребляет продукцию монополий. Авиакомпании покупают авиационный керосин. Никто не говорит поставщикам авиационного керосина: ребята, продавайте его подешевле, не злоупотребляйте своим монопольным положением.

Авиакомпании сталкиваются с ростом тарифов аэропортов. А у аэропортов свои поставщики. Государство не борется с произволом монополий в экономике, и поэтому монополии наращивают тарифы и грабят своих потребителей. И те, кто оказывается между, с одной стороны, ограниченностью платежеспособного спроса, а с другой стороны – растущими аппетитами монополий, вот это те, кто реально находится в зоне большого риска. И «Вим-Авиа» не последняя. Если эта политика поощрения, по сути дела, произвола монополий продолжится со стороны государства, мы будем иметь еще много историй, подобных «Вим-Авиа», даже если государственный надзор по каким-то причинам и оздоровится.

Я понимаю, что нас всех волнует то, что будет с «Бинбанком» и с «Открытием». Слишком большие банки, чтобы умереть. В них вливают колоссальные деньги, и те, кто сегодня держит там свои деньги, если, конечно, Набиуллина в очередной раз не выкинет что-то невообразимое, что она уже выкидывала не раз, но если сегодняшняя разумная политика Банка России в отношении них продолжится, то ваши деньги в безопасности.

Вы мне тут намекаете, что я свои деньги этим летом из «Открытия» вывел. Это правда, но я вывел их из-за чудовищного падения сервиса. Когда я был в Америке, мне заморозили карточки. Пришлось звонить и разбираться. Когда я приехал и спросил, что это было, мне объяснили, что у них такие правила, о которых они мне ни слова не сказали, притом что я был у них клиент очень давний. Я решил, что такие правила мне неинтересны. А потом уже я узнал, что у них большие проблемы. Но сегодня с высокой степенью вероятности можно предположить, что если руководство Банка России будет вести себя непривычно для меня адекватно, то деньги в «Бинбанке» и в «Открытии» находятся в безопасности.

Уважаемый Армен, «власть должна уйти» - это чудесный лозунг. Мне тоже эта власть не нравится, я думаю, вы слышите по моим словам. Но вопрос не в том, кто уйдет, вопрос в том, кто придет. У нас сейчас ушло 5 губернаторов. Некоторые губернии откровенно радуются этому, как, скажем, Самарская область. Но вопрос, кто придет. Потому что может прийти не лучше, а хуже. И мы видим на примере Украины. Янукович был омерзительным. До Януковича никто так, как он, не давил русскую культуру и русский язык. Он был самый русофобский президент, включая даже Ющенко, хотя формально он был нашим союзником. Он был отвратителен. Но то, что случилось на Украине, очень хорошо иллюстрирует Бродского – «но ворюга мне милей, чем кровопийца». Вот украинцы тоже думали, что хуже не будет, и власть должна уйти. И они разрушили свою страну и превратили ее в оккупированную нацистами территорию, которая думает, что она идет в Европу, а на самом деле идет в ад. И это ужасно.

Насчет низких тарифов. Вы знаете, низкие тарифы относительно реальных доходов населения. Бессмысленно сравнивать с Европой, с Америкой. Уровень доходов разный и структура потребления тоже разная. Нужно сравнивать с тем, что может себе позволить обычный человек, и с тем, сколько людей являются нищими. Да, средний класс в Европе, в Америке вымывается. Люди каждый день живут хуже и понимают, что их дети будут жить хуже, чем они. Это страшный конфликт для детей, страшная проблема. Но у нас-то проблема большая. У нас больше возможностей, соответственно, кардинально больше проблем.

delyagin.ru