Energo
0
All posts from Energo
Energo in Energo,

Битва за Афродиту

В последние годы ведущие мировые инвесторы проявляют активность в регионе, где в шельфовой зоне сконцентрированы значительные разведанные запасы природного газа и наверняка есть еще не открытые месторождения. 

 

Не остаются в стороне от борьбы за потенциально интересные и прибыльные активы и российские «Газпром» и НОВАТЭК. Правда, им не особо сопутствует успех. Интерес инвесторов понятен: уже разведанные запасы позволят странам региона не только обеспечивать себя, но и перерабатывать и продавать сжиженный газ, поставляя его, в том числе, в Европу. И это может привести к дальнейшему переделу мирового рынка газа.

Впрочем, ценовая конъюнктура такова, что реализация проектов, еще недавно казавшихся очень прибыльными, может оказаться под вопросом, и как это отразится на перспективах региона, пока непонятно. 

 

Удачливый Египет

Как вспоминает израильский эксперт Аналитического агентства AndersVal Борис Столяров, совсем недавно – всего лишь в 90-х годах прошлого века, международные исследователи и эксперты в сфере энергетики категорично утверждали: нефти и газа в восточной части Средиземноморья нет, Израиль, Кипр и Ливан могут не тратить силы и деньги на их поиски! Их более удачливый сосед – Египет - разведал и начал разрабатывать запасы нефти еще в 60-х годах. С тех пор нефти ему хватает на покрытие внутренних потребностей, а часть даже идет на экспорт в Израиль, Иорданию и Сирию и является одной из серьезных доходных статей бюджета. Основные запасы египетской нефти располагаются в районе Синайского полуострова и Суэцкого залива.

Со временем в Египте открыли и месторождения газа, расположенные в бассейне Нила, и с начала 2000-ых его экспортируют по «арабскому» газопроводу в Израиль, Иорданию и Сирию. С 2005 года Египет также начал продавать за рубеж и сжиженный природный газ (СПГ). На сегодня государство занимает шестую строчку в рейтинге мировых экспортеров голубого топлива.

Догнать и перегнать соседа

Израильтяне отказывались верить в правоту экспертов и в 1957 году создали специализированный Институт нефти и геофизики, который безуспешно искал нефть и газ до начала 1990-х годов, когда было открыто первое крупное газовое месторождение Мери на шельфе в районе Ашкелона и сектора Газа. С тех пор их открывают регулярно как в экономической зоне самого Израиля, так и на стыке зон – с Кипром и Ливаном.

По данным экспертов, значительные запасы газа обнаружены в последние годы на шельфе Кипра и в Греции, а также выяснилось, что Кипр и Греция располагают некоторыми запасами нефти.

Ситуация – как с разведкой, так и с перспективами добычи, в каждом случае своя. Израиль давно запустил проекты. Государство и само вкладывает средства и сумело привлечь к проектам крупнейших международных инвесторов. Конкуренция высока, российский «Газпром» пытался, но так до сих пор и не смог внедриться в серьезные израильские проекты - Тамар, Далит и Левиафан, хотя претендовал как на разработку месторождений, так и на совместную постройку мощностей СПГ и реализацию продукции.

 

На шельфе Крита

В докладе Deutsche bank, опубликованном еще в 2012 году и тогда еще названном экспертами весьма оптимистичным, говорится, что эффект от разработки уже открытых ископаемых появится не ранее 2020 года. Запасы газа в Греции достаточны, чтобы полностью закрыть потребности местной энергетики и привлечь в страну иностранных инвесторов, констатируют авторы доклада. Со временем страна может занять 15-ю позицию по добыче голубого топлива, экономический эффект от проектов Deutsche bank, оценил в 427 млрд евро, до половины из которых останутся в бюджете.

В середине 2013 года Антонис Самарас (на тот момент премьер-министр страны) объявил о создании структуры, специализирующейся на добыче нефти и газа на шельфовых месторождениях и в исключительной экономической зоне Греции. Они расположены в шельфовой зоне южнее острова Крит, поиски месторождений ведутся также в Эгейском и Ионическом морях.

Глава греческого правительства тогда подчеркнул, что ожидает финансовой помощи на реализацию этих проектов от ЕС, добыча углеводородов будет способствовать энергетической независимости Европы. Похоже, эти призывы не особо вдохновили потенциальных доноров, экономическая ситуация в стране остается напряженной, а проекты, судя по отсутствию новостей, остаются скорее перспективными.

 

Греции не все равно

Возможно, что-то изменится с приходом к власти нового греческого премьера - Алексиса Ципраса. Вскоре после вступления в должность он посетил Кипр, причем как его греческую часть, так и турецкую. Судя по сообщениям прессы, это была попытка «миротворческой миссии». Этой поездкой политик вызвал явное неудовольствие глав ЕС (как и контакты с Россией, встреча с киприотами была расценена как поиск альтернатив участию Греции в ЕС).

Интерес греческого лидера, как и волнение лидеров ЕС, обоснован. На Кипре газ нашли позже, чем в других государствах Восточного Средиземноморья, – в 2011 году. Судя по обнародованным данным, потенциальные запасы углеводородов на шельфах Кипра больше, чем у Греции (5-8 трлн кубических футов). Не менее важно и то, что стратегическое расположение острова делает его ключевым для региона, с точки зрения транзита газа в Европу.

 

Газовое миротворчество

Но есть и серьезные трудности, которые тормозят реализацию проектов на шельфе греческой части острова. В первую очередь, речь идет о геополитической напряженности, возникшей сразу после того, как греки-киприоты объявили о начале работы над проектами, отпугивая инвесторов. Лидеры непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра неоднократно выражали протест на том основании, что права на недра остаются неурегулированными, а добытый газ принадлежит туркам-киприотам в той же степени, что и греческим соседям. Именно эту проблему и пытается урегулировать Алексис Ципрас, убеждая киприотов объединиться и разрабатывать шельф в общих интересах.

Ну и конечно, киприоты, как и греки, хотят помощи ЕС для реализации своих проектов. На сегодня бурение в исключительной экономической зоне Кипра ведется на месторождении Афродита (являющемся продолжением израильского газоносного месторождения Левиафан).

Что касается уже достигнутых киприотами успехов в разработке шельфа, они весьма скромны, уверяют нефтегазовые аналитики. По словам эксперта, на сегодняшний день есть лишь относительно успешный опыт бурения одной разведочной скважины на блоке Афродита.

 

Под дополнительным давлением

«Предварительно оцененные запасы газа на нем были оценены в достаточно скромные 100 млрд кубометров, которых недостаточно для самостоятельного полномасштабного освоения, особенно при нынешней конъюнктуре, - поясняет Алексей Гривач, замдиректора Фонда национальной энергетической безопасности по газовым проектам. - Непризнанный статус Северного Кипра крайне осложнит действия в этой части острова. Не думаю, что здесь есть перспективы добычи или даже разведки в обозримом будущем».

Не стоит сбрасывать со счетов и неблагоприятную ценовую конъюнктуру: падение цен на нефть, хоть и с некоторым лагом, всегда приводит к тому, что и газ тоже дешевеет. А нисходящий тренд, по мнению многих аналитиков нефтегазового рынка, является долгосрочным.

«Падение цен на нефть, которое состоялось в конце прошлого года, оказывает влияние на все без исключения инвестиционные проекты, особенно высокорисковые и технологически сложные, к каким относится шельф Кипра. Естественно, сектор сейчас находится под дополнительным давлением, что осложняет привлечение инвестиций в газовые проекты. Говорить о конкретных сроках окупаемости добычи и транспортировки газа с шельфа Кипра сложно, поскольку он еще не оформился», - считает Алексей Гривач.

 

Турецкий МИД - против

Но геополитические проблемы и вытекающие из них риски инвесторов выходят далеко за пределы островного государства. «Территориальные претензии со стороны Турции - дополнительный фактор риска и с точки зрения привлечения инвестиций, проектного финансирования, и с точки зрения привлечения компетенций европейских нефтегазовых компаний, имеющих интересы в Турции», - напоминает Алексей Гривач.

В частности, риски оценил на собственном опыте НОВАТЭК, когда в партнерстве с Total в 2012 году подал заявку на объявленный конкурс на разработку участка месторождения (всего их 12). Турецкий МИД тут же заявил, что конкурс должен быть остановлен, поскольку лицензия на разработку уже принадлежит турецким компаниям, и пригрозил участникам санкциями. Российской компании терять было нечего, зато интересы Total в Турции могли серьезно пострадать, поскольку компания на тот момент сделала в регион серьезные инвестиции.

Существуют и многочисленные свидетельства того, что в зону шельфа, где греки-киприоты ведут разведку, неоднократно заходили корабли, и не только турецкие исследовательские, но и военные.

 

Море газа без границ

Действительно, участки, которые Кипр выставил на тендер, находятся в исключительной экономической зоне Кипра, границы которой были определены двусторонними соглашениями с Египтом, Израилем и Ливаном, но не согласованы с Турцией, соглашается партнер RusEnergy Михаил Крутихин.

Однако проблемы с разграничением территории и собственности есть не только у киприотов. Как теперь выясняется, пока на шельфах стран Восточного Средиземноморья не были обнаружены газ и нефть, их лидеров мало заботило разграничение морских границ. Теперь же вопрос о том, где проходит линия демаркации и, соответственно, кому принадлежат углеводородные богатства Средиземного моря, приводит к эскалации напряженности между многими странами региона.

В частности, этому вопросу вовремя не уделил внимания Израиль, и теперь Ливан претендует на уже разведанные участки шельфа, говорит Борис Столяров. Поскольку государства официально находятся в состоянии войны, разрешить проблему невозможно, отмечает эксперт. У Кипра также в связи с этим могут возникнуть проблемы. Разбираться со спорными морскими границами придется ООН, поэтому достижение «консенсуса» может принести Израилю и Кипру миллиардные убытки.

Еще один казус случился, когда Эхуд Барак, тогда премьер Израиля, безвозмездно передал месторождение Мери палестинцам (которым, впрочем, не удалось найти иностранных инвесторов), вспоминает Борис Столяров. Это означает, что есть еще один потенциальный интересант.

СПГ или труба?

Что же в итоге делает Кипр столь важным для развития газовых проектов в регионе?

«Скооперировавшись с соседями по Восточному Средиземноморью, можно превратить остров в важный узел газоснабжения южной Европы. Солидные запасы газа имеются совсем близко, в израильских водах и чуть дальше – на шельфе Египта. Нельзя исключать, что в систему в перспективе поступит газ и с Аравийского полуострова – например, через Сирию, когда там стихнет гражданская война, - рассказывает Михаил Крутихин. - Это позволяет рассматривать в регионе несколько вариантов широкомасштабной транспортировки газа на внешние рынки через Кипр – как по морским трубопроводам, так и в сжиженном виде. В перспективе можно ожидать появления здесь еще одного «газового коридора» в Европу».

Таким образом, в случае выхода Кипра на мировую арену в качестве крупного поставщика газа, формируется ось Израиль-Греция-Кипр. Но сегодня под вопросом оказались даже инвестиции в доразведку, считает Алексей Гривач.

В ближайшие годы всерьез говорить об экономически оправданном строительстве завода СПГ на острове преждевременно, уверены многие эксперты рынка. Идея появления очередного газопровода в Европу подвисает по той же причине (это явно на руку российскому «Газпрому», поскольку еще одна «труба» противоречит его долгосрочным интересам). Сам российский монополист и его дочки пытались развивать проекты по сжижению газа в Израиле, но пока его оттуда (как, впрочем, и из большинства проектов в регионе), вытесняют конкуренты. Сейчас речь идет в основном об участии россиян в греческих шельфовых проектах, и те под вопросом. Впрочем, по данным Михаила Крутихина, «дочке» монополиста - компании Gazprom Marketing& Trading, возможно, удастся в сотрудничестве с консорциумом Levant LNG Marketing приобретать сжиженный природный газ из сырья, добываемого на израильских месторождениях.

Пока же возможны и другие альянсы. Судя по недавним публикациям кипрских медиа, в середине февраля власти Кипра и Египта подписали меморандум о возможности поставок кипрского газа по трубе в Египет. Реализация проекта должна начаться через полгода после подписания. Так что строительство трубопровода с 12-го участка месторождения Афродита, хоть и не в Европу, все же возможно. Если, конечно, добыча Кипром газа, невзирая на все финансовые и геополитические барьеры, выйдет на такой уровень, что будет уместно говорить об экспорте. Ранее кипрские газеты писали, что Noble Energy, которая как раз и претендовала на получение лицензии на 12-й участок Афродиты сроком на 25 лет, может выйти из проекта.