Михаил Абрамов
26
All posts from Михаил Абрамов
Михаил Абрамов in Промышленная политика,

Почему России грозит стагнация?

Итоги действий российской власти за последние 25 лет подвел Минпромторг: «во многих стратегических отраслях промышленности доля импорта в потреблении превышает 80 процентов, что создает потенциальную угрозу, как для национальной безопасности, так и конкурентоспособности российской экономики в целом. При этом наиболее перспективными с точки зрения импортозамещения являются станкостроение (доля импорта составляет более 90 процентов), тяжелое машиностроение (до 80 процентов), легкая промышленность (до 90 процентов), радиоэлектронная промышленность (до 90 процентов), фармацевтическая и медицинская промышленность (до 80 процентов)».

Рост доли импортной промышленной продукции начался в 1991 году и продолжается до сих пор, дойдя до 80-90%. Соответственно, российская продукция на российском рынке составляет от 20 до 10%.

Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 году производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23% до 1,9% относительно уровня 1990 года; производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов – от 3,0% до 4,8%. С другими видами продукции дела ненамного лучше. Численность работников машиностроения сократилась с 9,7 млн. чел. в 1990 году до 2,6 млн. чел. в 2013 году, т.е. в 3,7 раза. Казалось бы, дальше некуда. Тем не менее, Минэкономразвития прогнозирует еще 20 лет стагнации, несмотря на то, что наш премьер сообщил, что дела налаживаются.

Можно ли называть министерство, ответственное за эти результаты, министерством экономического развития? Более верное для него название – министерство разрушения российской экономики. То, что происходит последние 25 лет, никак нельзя назвать развитием. И никто не несет за это ответственности. Между тем, ответственность должны нести экономический блок правительства и обеспечивающие его теоретическими обоснованиями институты – Высшая школа экономики, Академия народного хозяйства и государственной службы, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара и др. Лучше никакой теории, чем теории, ведущие в пропасть. К сожалению, не ясна позиция экономических институтов Российской Академии наук. Или свою позицию они скрывают.

Антикризисная программа правительства и принятый в декабре 2014 г. «Закон о промышленной политике в Российской Федерации» разработаны в рамках парадигмы, исключающей промышленное развитие России. Такие инструменты, как налоговая, кредитно-финансовая, таможенно-тарифная, банковская и судебная системы, в этих документах почти не задействованы. За налоги отвечает Минфин, за экономику — Минэкономразвития, за промышленность — Минпромторг, за ставку рефинансирования – Центральный Банк, за таможню – ФТС, за цены на энергоресурсы – нефтяные и газовые компании, за стандарты – Госстандарт и т.д.; за отрицательные результаты развития российской экономики не отвечает никто.

Еще одна проблема в том, что справедливость идей многих критиков экономической политики правительства, далеко не очевидна – от реальной экономики они далеки. Критика, возможно, и справедлива, но рецепты сомнительны. К тому же, многие из них уже пробовали свои силы в 90-е годы. К 1996 году неэффективность их рецептов стала настолько очевидной, что на тогдашних выборах президента им пришлось использовать то, против чего они выступают сегодня.

Чтобы добиться результата, надо менять систему. И, в первую очередь, не политическую, а экономическую. Эта система была сформирована в 90-е годы и с тех пор остается неизменной. Прошлые правительства и обслуживающие их ученые реальную экономику не знали, не понимали и не пытались понять. С тех пор ничего не изменилось. Уровень некомпетентности сохранился.

Министерства строят планы, разрабатывают Федеральные целевые программы (ФЦП), пишут «Дорожные карты». И не несут за их невыполнение никакой ответственности. Виноватых нет или мы о них не знаем. Например, за невыполнение созданной в 2002 году ФЦП «Развитие гражданской авиации», согласно которой в 2015 году должны были построить 2800 самолетов, наказание никто не понес.

В результате, мы имеем то, что имеем.

Главным звеном, за которое можно вытащить цепь, является налоговая система. Именно налоги – основной источник доходов бюджета, т.е. средств на образование, культуру, науку, здравоохранение, оборону и т.д. При этом, под налогами следует понимать все платежи, которые государство изымает принудительно и безвозмездно у граждан и организаций – налоги, таможенные пошлины, страховые взносы, акцизы, сборы и т.д. В популярной форме об этом можно прочитать здесь, а в более научной – здесь

Российская налоговая система противоречит требованиям науки, мировому опыту и интересам России. Существующая налоговая система разрушает производство в России и делает его невыгодным; налоговая система плодит коррупцию и теневую экономику.

К тому же собираемость налогов в России не превышает 50%. При этом, одни уклоняются от уплаты налогов, чтобы выжить, а другие из принципа: «зачем платить, если можно не платить». Например, подоходный налог и социальные взносы в 2014 году были собраны с налоговой базы 24 трлн. руб., а согласно Росстату, доходы населения составили 48 трлн. руб. Еще ниже собираемость НДС – она не превышает 30%. Огромные потери несет бюджет при внешнеторговых операциях. Например, импорт России в 2011 году, по данным ФТС, составил 305,3 млрд. долл., а по данным стран-партнеров, они поставили в Россию в том же году товары на 612,2 млрд. долл.; экспорт России составил 516 млрд. долл., а объем нашей продукции, полученный покупателями – странами-импортерами, в 2011 году составил 1 трлн. 34 млрд. долл. Примерно половина экспорта и импорта идет «мимо кассы». По результатам нашей работы и по расчетам межведомственной рабочей группы, созданной в 2014 году при Государственной Думе по указанию руководства страны, установлено, что бюджет России в 2013 году недополучил от ФТС около 2,5 трлн. руб. Возможно, по этой причине был снят с поста директор ФТС.

Что и как надо делать, подробно и убедительно описано в работах нашего Экспертно-аналитического центра по модернизации и технологическому развитию экономики (ЭАЦ «Модернизация», раздел «Наши труды»). Свои рекомендации мы направляли правительству, а от него получали отписки: правительству это не интересно. Не помогали даже наши обещания дать бюджету дополнительно несколько триллионов рублей — например см. здесь, стр. 144.

К сожалению, наши рекомендации не интересны и объединениям предпринимателей, и АСИ, и другим общественным и государственным организациям. Большинству из них важен не результат, а процесс, который не должен прекращаться. Главное – не победа, а участие. Возможно, именно этому принципу следует большинство руководителей, к которым мы обращались за содействием.