Александр Шадрин
4
All posts from Александр Шадрин
Александр Шадрин in Александр Шадрин – частный инвестор,

Дело о пяти копейках, американский уголь и верховное недоразумение.

Верховный суд поставил окончательную точку в судебном процессе УК Арсагера против Мечела.

Рассмотрение дела в Верховном суде уже само по себе целое событие. Точной статистики нет, но это довольно редкое событие.

И в этот раз Верховный суд не взял на рассмотрение дело, дав просто формальный отказ без привлечения сторон и проведения судебного процесса.

Ответ Верховного суда вызвал еще больше вопросов.

Особенно вот этот абзац:

«Суды обоснованно указали, что установленный уставом порядок расчета дивидендов по привилегированным акциям применяется при выплате таких дивидендов из чистой прибыли акционерного общества, определяемой по итогам годовой отчетности, не имевшей места в данном случае


Сплошная катастрофа! Мне нужна помощь юриста, лингвиста или филолога? Я честно не могу понять, что имела ввиду судья Верховного суда?

Что это значит? Как может применяться порядок расчета из чистой прибыли, которой нет? И какой порядок тогда применен в соответствии с уставом? И как соблюдается норма закона о четком механизме определения размера дивидендов по привилегированным акциям?

Неприятно то, что уже это не оспорить, не потребовать разъяснить этот документ, нет возможности согласно Российскому законодательству. Можно было написать вообще всё, что угодно, раз можно не комментировать потом свое решение.

И такое пишет судья Верховного суда.

Ксенофонтова Надежда Александровна

Судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

С 1985 года по 1992 год — работа на разных должностях в Госарбитраже РСФСР.

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 29 мая 1992 года № 2874-1 назначена судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Стаж работы по юридической профессии свыше 25 лет.

Имеет высший квалификационный класс судьи.

Заслуженный юрист Российской Федерации.


С 1992 года? 1992 года, Карл!

23 года – судья Высшего Арбитражного Суда РФ (сейчас после объединения, уже Верховного Суда РФ). Да уж…

Напомню, УК Арсагера оспаривала выплату дивидендов на привилегированные акции при отсутствии у компании Мечел чистой прибыли, как противоречащей Уставу. Основная цель подобного действия со стороны основного собственника (Зюзина) – лишение права голоса владельцев привилегированных акций. Есть еще, конечно, и нарушение прав владельцев обыкновенных акций, но их потери, как и их зеркальное отражение — доходы в виде дивидендов владельцев префов крайне невелики. Около 7 млн руб. на всех потеряли владельцы обычки, столько же получили на всех владельцы префов.

Удивительную практику узаконивает такое решение судьи, оказывается Совет Директоров из нераспределенной прибыли прошлых лет может выплатить дивиденды по привилегированным акциям при этом размер их, определив по своему разумению (фактически с потолка). Способ же описанный в Уставе никакого значения не имеет – главное видимо, чтобы у общества был убыток по текущему году!

Поразительно, то есть по логике суда владельцам привилегированных акций можно выплатить всю прибыль общества (нераспределенную прошлых лет, она кстати у Мечела была тогда 90 млрд руб.), если это будет рекомендовано советом директоров и по этому вопросу «за» проголосует большинство на общем собрании акционеров (ОСА). То есть теоретически, если есть акционер, владеющий всеми привилегированными акциями (даже если их меньше 1% от уставного капитала) и контролирующий контрольный пакет (принадлежит ему или имеет возможность голосовать им), то он совершенно законно с точки зрения суда может выплатить себе в виде дивидендов прибыль, принадлежащую всем акционерам! То есть деньги вложили все, а всю прибыль получит один — и это нормально и законно, так и живет, и работает «справедливое» акционерное общество!

Сторонники «5 копеек» приводят в защиту дивов следующую конструкцию:

Оппоненты пишут – "можно и больше", но почему-то не упоминают, что написано в этом же пункте Устава, но немного выше. Из-за этого и происходит логическое противоречие.

Посмотрим пункт 13.15 Устава полностью

Фраза по «превышающему размеру дивидендов по привилегированным акциям, установленному в настоящем пункте» относится к случаю, когда размер дивидендов по обыкновенным акциям выше размера дивидендов по префам, тогда и его приходится увеличивать до того же уровня (это может быть выше 20% от чистой прибыли).

Но из-за того, что в пункте 13.15 всё свалено в одну кучу происходят двусмысленные трактовки. Хотя в «Законе об АО» об этом есть конкретные формулировки о «четкости определения размера дивидендов».

Пункт 13.5. про нераспределенную прибыль по РСБУ – это требование нашего законодательства. Компания не может платить дивиденды по закону, если у неё нет нераспределенной прибыли по РСБУ. Это не достаточное условие, а необходимое.

Но у нас получается, как получается – беззаконные вольности мажора, при попустительстве судебной власти.

Судьи банально не понимают суть финансового инструмента – акции. Фраза о том, что «размер дивидендов рекомендует Совет директоров» для утверждения акционерами оправдывает всё!

Тогда почему 5 копеек? Почему не 50 рублей? И зачем установлено 20% прибыли, если можно больше? Устав Мечела, Верховный суд – это словно из другой реальности…

Но в этой кривой реальности живет вся Россия.

Тогда зачем Устав? Зачем в нем писать про размер дивидендов? Можно просто написать — все решения принимаются на собрании акционеров по рекомендации Совета директоров. И всё.

Для частной непубличной компании, это было бы самое то, но только не для публичной компании – акционерного общества. Видимо понятия «акция», «привилегированная акция», «акционерное общество» просто не понятны для многих людей, в том числе судей, в нашей стране.

В Уставе закреплены корпоративные отношения между акционерами, разве его можно так просто обойти – просто приняв решение на ОСА? Разве неправильно сначала изменить Устав, иначе зачем он вообще? Устав компании – это ведь конституция компании!

Перед тем, как становится на сторону Зюзина и получить свои 5 копеек подумайте, зачем он это сделал?

Неспроста Зюзин это делает (не дает голоса) – значит, боится и знает, что эти голоса могут навредить его монополии в принятии решений.

Доля привилегированных акций в уставном капитале Мечела составляет 25%, и если они становятся голосующими, то это несколько меняет ситуацию в расстановке сил внутри компании…

На сайте Мечела, структура акционерного капитала

На основании более подробной информации из отчетов Мечела наwww.sec.gov составил схему владения обыкновенными и привилегированными акциями:

Сейчас доля под контролем Зюзина и его семьи составляет – 67,38% голосов(обыкновенные акции).

С учетом того, что 40% префов – это квазиказначейские акции, которые висят на 100% оффшорной дочке Мечела – Skyblock Ltd (контроль по факту у того же Зюзина), Зюзин бы даже в случае, если привилегированные акции стали бы голосующими, имел 60,54% голосов (= 67,38*0,75 + 40*0,25). Не очень большая разница (67,4 или 60,5).

Тут вопрос, даже не в увеличении голосов миноров, а в появлении крупного минора, с голосом – это семья американского бизнесмена Джеймса Джастиса. Проблема всех миноров – консолидация. Тут бы она была решена – появилась бы еще одна сила в Мечеле!




American coal and crazy Russian…

Появление привилегированных акций Мечела – это целая история.

Это просто апофеоз бизнес-глупости людей, которые потеряли разум в эпоху дорогого угля и стали. Почти все зарубежные покупки наших металлургов закончились полным провалом. Экспансия ради экспансии – это плохая идея, особенно на горячем рынке, и западные инвесторы вряд ли бы продали бы свои активы дешево, это Вам не простые рабочие, получившие акции при приватизации, и не обладающие банально финансовой грамотностью.

Основные вехи истории.

В середине нулевых Стальная Группа Мечел продолжала осуществлять массовую экспансию, покупая и покупая новые компании — морской порт Посьет, Ижсталь, Якутуголь, Порт Камбарка, Кузбассэнергосбыт, Oriel Resources, Южно-Кузбасская ГРЭС и т.д.

До этого, Зюзин и Йорих (в 2006 году партнеры разошлись), бывшие углетрейдеры, захватили ЧМК, БМК, УрКузница, ЮУНК, Коршуновский ГОК (летом 2002 года угольная компания «Южный Кузбасс» получила контроль над Челябинским металлургическим комбинатом и впоследствии объявила о слиянии «Южного Кузбасса» и «Мечела» в компанию «Стальная группа Мечел»).

Я как раз работал в период 2003-2008 гг. в финансовой структуре близкой к СГ Мечел. Я помню это время – золотые годы для Мечела! Новости о покупке очередного комбината напоминали сводки с фронта, словно о захвате очередного города. :)

Данному росту Мечела благоволила цена на уголь, если покупки внутри России по приемлемым ценам были хорошим решением, но так нельзя сказать про покупки за рубежом. Инвестиции в США — это особый случай.

Семья Джастис появилась в капитале Мечела после сделки по Bluestone Coal в 2008/2009 гг.

Всё пошло с самого начала не очень хорошо. Именно в это время начался кризис, «доктор», большая долговая нагрузка.

В 2008 году «Мечел» договорился о приобретении 100 % американской угольной компании Bluestone Coal (включая Bluestone Industries Inc. и Dynamic Energy Inc. (обе — Западная Вирджиния), JCJ Coal Group (Делавэр), сумма сделки должна была составить около $4 млрд.

Но в начале 2009 года в связи с экономическим кризисом (тут даже повезло Мечелу) сумма сделки была пересмотрена: «Мечел» должен отдать за покупку $436 млн. в наличных деньгах (включая $36 млн процентов за рассрочку платежа) и около 83,3 млн привилегированных акций (15 % от увеличенного уставного капитала, 60% от привилегированных акций, которые сейчас и ходят в обороте).

Чистый долг компании Bluestone Coal, составляющий около $132 млн, включен в объем сделки. Штат сотрудников составлял около 520 человек. Общие резервы и ресурсы угля в местах залегания составляют до 725 млн т (в соответствии со стандартами JORC, подлежат подтверждению результатами геологоразведки).

Но даже и итоговые цифры сделки были очень велики. Мечел переплатил за посредственный бизнес. 400 млн. долл. и самое главное префы – в Уставе прописано о 20% чистой прибыли всего Мечела на все префы, т.е. Джастисы получали право на 12% от чистой прибыли всего Мечела (ЧМК, Эльгауголь, Южный Кузбасс и прочее и прочее).

Очень странное, а точнее плохое управленческое решение со стороны Зюзина…



В 2012 году предприятия Bluestone произвели 3,2 млн тонн коксующегося угля (4,9 млн тонн в 2011 году) и 400 тыс. тонн энергетического угля (0,5 млн тонн в 2011 году), данные за 2013 год не раскрывались. В 2014 году предприятие было остановлено.

Южный Кузбасс, для сравнения, за 2014 год добыл 5,0 млн тонн коксующегося угля и 6,9 млн. тонн энергетического угля, максимум капитализация ЮК в 2012 году – $11,9 млрд., минимум в начале 2009 года — $1,4 млрд., сейчас $1,9 млрд.

Как писал Forbes, в конце 2008 — начале 2009 г. «Мечел» вел изнурительные переговоры с иностранными банками о реструктуризации долга на $3,5 млрд. (тогда еще 3,5, а не 9-10, ничему время не учит). Для кредиторов новость о сделке стала шоком. Владелец мажоритарного пакета Игорь Зюзин же парировал, что вместо докризисной оценки в $4 млрд «Мечел» отдаст на порядок меньше, из которых $200 млн к тому же предоплачены и терять их нет смысла, писал Forbes.

Тогда стороны договорились, что Джастис выплатит компенсацию до $200 млн, если в течение пяти лет с момента покупки Bluestone выяснится, что его доказанные запасы по JORC будут ниже заявленных при продаже. Если же префы «Мечела» не подорожают (в момент размещения в 2009 г. оценивались в $7,5 за бумагу), то российская компания доплатит Джастису. В начале 2014 г. Джастис и «Мечел» обменялись в судах США взаимными претензиями, так как ни одна из сторон, по мнению другой, не выполнила условия того контракта.

Джастис так и не дождался 400 млн. долл. в полном объеме, после вывода привилегированных акций на NYSE, начал продавать их — за 2010 год семья Джастис продала расписки на 17% привилегированных акций «Мечела» за 364 млн. долл. Таким образом, они исчерпали лимит на бумаги, которые могли разместить за пределами России.

Видимо продажи продолжились и в России.

Информации, сколько продали Джастисы в России нет.

Бесславным концом истории стал – возврат Bluestone семье Джастис за $5 млн. в начале 2015 года!

«Мечел» начал продажу Bluestone еще осенью 2013 г. Цена за Bluestone в $5 млн — это формальная сумма, она никак не повлияет на экономическую ситуацию «Мечела». «Мечелу» нужно было избавиться от этого актива, чтобы предотвратить возможные убытки. Средний ежегодный чистый убыток Bluestone с 2012 г. составил около $60 млн, отмечает представитель «Мечела». Кроме того, «Мечел», продав Bluestone, сократил обязательства из баланса на $140 млн и снял судебные риски на $160 млн. Какие молодцы?!

Кроме немедленного платежа на сумму 5 млн долларов США; будут осуществлены выплаты в размере 3 доллара США в пользу Мечела за каждую добытую и реализованную тонну коксующегося угля (если предприятие начнет добычу); в случае если новый владелец перепродаст Bluestone, то он должен передать Мечелу 12,5-процентную долю от возможной будущей перепродажи компании и/или ее активов, если перепродажа осуществится в течение 5-ти лет с даты сделки, и 10-процентную долю, если перепродажа осуществится после 5-ти лет, но до 10-ти лет с даты закрытой сделки.

Условием соглашения также является отказ сторон от всех взаимных исковых требований, включая неразрешенный спор по расчету платежей, которые должны были быть выплачены по условиям сделки 2009 года, по которой Мечел приобрел активы Bluestone у семьи Джастис.

Вот такой бизнес по-русски.

Купили за $200 млн. долл. и еще отдали 15% от своего уставного капитала (что дороже денег), и продали через 7 лет назад всего за $5 млн. долл., получив только одни убытки, суды и проблемы.

Вот какими эпитетами можно наградить Зюзина? Его год назад спасло только одно, и это не девальвация, а мягкотелость наших банкиров – из Мечела должен был уйти Зюзин. Неэффективность должна уходить, иначе у нас так будет всегда – болото. И не нужно прикрываться социальным моментом. Смена собственника – для компании это благо, если собственник неэффективный.

А в США – хеппи энд:

Джим Джастис, ставший новым владельцем Bluestone, объявил, что намерен создать 150 новых рабочих мест в Западной Вирджинии. Уголь на шахтах этой компании является одним из самых высококачественных металлургических углей (коксующихся) в мире, отметил Джастис.

Сенатор Джо Манчич и губернатор Западной Вирджинии Эрл Рей Тамблин приветствовали то, что семья Джастис вернула себе компанию.

«Я очень рад, что горнодобывающие комплексы в округах Макдауэлл и Вайоминг снова будут работать и наши трудолюбивые шахтеры смогут вернуться к работе», — сказал Манчич.

«Сегодняшнее объявление является хорошей новостью для шахтеров нашего штата и членов их семей. Горняки Западной Вирджинии являются лучшими в мире, и я буду продолжать бороться за них, как я это делал на протяжении всей моей карьеры», — заявил Тамблин.

В Америке еще книгу напишут или фильм снимут про хороших американских парней-шахтеров и сумасшедшего русского. Ведь Зюзин в итоге остановил работу на американских шахтах, а Джастис, хочет всё восстановить и еще нанять 150 человек. Круто!


Доля Джастисов в Мечеле на данный момент не известна точно, но думаю, значимая часть своего портфеля (5-8% от УК) у них осталась, если префы стали бы голосующими — Зюзин бы потерял полную монополию на власть в компании!

Совет директоров Мечела 9 человек, сейчас формируется только из представителей Игоря Зюзина, а остальные 4/10 собственников УК не имеют своих представителей в Совете директоров.

Сам Зюзин, три штатных сотрудника и 5 независимых директоров. Интересно, как они голосовали по рекомендации о 5 копейках?

«Карманный Совет» Зюзину полностью развязывает руки по проведению любых действий, в том числе, которые могут быть не выгодны миноритарным акционерам.

Даже один «посторонний член» в Совете директоров может быть хорошей защитой интересов миноров, — ключевые сделки и решения требуют только единогласного утверждения всеми членами СД.

Тем более за Зюзиным стоит приглядывать, его уже Ловили за руку.

Вывод 4,6 млрд. рублей из Уральской Кузницы (через покупку «Ломпром Ростов» по завышенной цене у кипрского оффшора) был вовремя остановлен УК Арсагера! Но Арсагера не может следить за всеми манипуляциями в компаниях во всей стране, для этого и есть инструменты корпоративного управления.

Плохие корпоративные практики продолжаются. Сейчас из-за полного всевластия Зюзина в Мечеле – из «дочек-дойных коров» деньги выводятся через кредиты, без учета интересов миноритарных акционеров. «Кривые схемы из 90-х» – это почерк Зюзина.

Баланс сил в публичной компании – это всегда плюс для акционеров.

И конечно, немаловажный момент, если бы привилегированные акции стали голосующими, то существовала бы вероятность, что цены на разные классы акций стали бы приближаться друг к другу.

Но пока происходит всё не очень хорошо – в России акция не является финансовым инструментом, и нарушения не исправляются судом, а закрепляются. Этот случай касается не только акционеров Мечела, в принципе, это касается всех.

Теперь акционер 50%+ может совершать любые действия в своем обществе без оглядки на Устав, на миноритарных акционеров, на законодательство (хотя многие это и делали и делают, и будут делать – просто некому дать по рукам). Про то, что такое «привилегированная акция» можно и не спрашивать? Это подтвердил Верховный Суд.

Как такое может быть? Правительство РФ и Президент РФ постоянно заявляют о создании финансового рынка, защиты прав миноритарных акционеров, защиты прав собственности, в конце концов, но по итогу, что мы видим на практике?

Бизнесмен Зюзин и судья Верховного суда Ксенофонтова считают иначе. Там где нужно было разобраться и решить проблему, судебная власть её усугубляют. Именно из таких моментов складывается мозаика под названием инвестиционный климат и развитие страны.

Успешных инвестиций!

P.S. Верховный Арбитражный суд (когда он еще существовал) даже не удосужился ответить на письмо УК Арсагера по нарушениям прав акционеров, связанных с привилегированными акциями - Открытое письмо в Высший арбитражный суд РФ

Рекомендую ознакомиться.