Анатолий Гринберг
7
All posts from Анатолий Гринберг
Анатолий Гринберг in Анатолий Гринберг,

​Что нам говорят об американском бизнесе выборы в США?

По всей видимости, ждать скандала на этих выборах не приходится: почти нет категории «неопределившихся» избирателей. То есть победа Трампа маловероятна. Рынки об этом заявили уже давно и достаточно определенно.

Самое время обратить внимание на то, как себя чувствует американский бизнес в связи с проходящими выборами. Начиная с кризиса 2008 года и последующей за ним длительной стагнации, бизнес чувствовал себя брошенным в американской политической системе. Отсюда – неоднозначность его роли в текущих выборах.

Учитывая тенденцию последних лет в США и Европе в отношении к крупному бизнесу (сейчас популярно говорить о росте неравенства, необходимости ограничить рентные доходы 1% богатейших, о прогрессивной налоговой шкале и тд.), ни одна партия не стремится быть «партией бизнеса», как это было 20 лет назад. Левый поворот, который начал Обама в 2008 году, сейчас стал мейнстримом. Но ладно бы, стал мейнстримом для демократов – это не новость уже 8 лет как. Новость этой кампании в том, что не только Клинтон выступает в первую очередь «за простых рабочих», но и Трамп продает себя под той же вывеской. «Революция» Трампа действительно впечатляет: республиканская партия перестала представлять интересы крупного бизнеса. И сделал эту революцию самый типичный представитель этого самого крупного бизнеса.

Среди популистских высказываний Трампа можно выделить те, которые против свободной торговли и свободной миграции – это совсем не логика крупного бизнеса. Так что скорее в ответ на неадекватность Трампа крупный бизнес перебежал к Клинтон, став «демократическим», а не «республиканским». Так 53% из тех, кто получает более $250 000 в год, собираются голосовать за Клинтон, и только 25% из них – за Трампа. Политически Клинтон находится под давлением левого крыла демократической партии (вспомним, как долго Сандерс дышал ей в затылок, в итоге «в гроб зайдя, благословил»), но также и активно заигрывает с миллиардерами.

В любом случае мы наблюдаем предельную разобщенность бизнес-элиты и резделенность политической элиты между крупным и малым бизнесом. Этому способствует невероятно усложнившаяся за последнее время система лоббирования в Вашингтоне. Бизнес чувствует агрессивное давление общественного мнения, и это ясно видно не только в США: взять хотя бы Брекзит, против которого он так яро выступал. Для поколения тридцатилетних бизнес нынче не в чести.

Крупный бизнес оторвался от «народа» в плане имиджа, но на деле большинство американцев «владеют» крупными американскими компаниями через пенсионные фонды, т.е. корпоративная Америка – это та же самая Америка. По всей видимости, мы на пороге структурной трансформации американского бизнеса, возвращения его в область публичных интересов, к которым относятся проблемы транспортной инфраструктуры, среднего образования, средних зарплат, роста производительности и т.д. Когда-то американский бизнес уже был в авангарде социального прогресса – во время Гражданской войны в 19 веке, после Второй мировой в процессе демократизации, в реформировании налоговой системы в 1980-х. Когда бизнес вспомнит о своей социальной роли, это поможет преодолеть его внутреннюю атомизированность, но также и помирит его с политическим классом.