Сергей М
6
All posts from Сергей М
Сергей М in Сергей М,

Рабство, которого не было.

В науке давно вызрело убеждение, что вплоть до 15-16 века для рабства попросту не было условий* – ни экономических, ни социальных. Именно как рабство, этот институт расцвел только в 17-19 веках – в Новом Свете. Да, крепостное право имело чуть более длинную историю, но, если помнить, сколько раз падал Александрийский маяк, с датами введения крепости лучше быть осторожным, и уж к античности крепостное право отношения в любом случае не имеет; это сугубо средневековый институт.

* примечательно, что народы, историю которых не помогали составлять святые отцы и придворные ученые (например, уйгуры, казахи, киргизы, башкиры), прошли из родоплеменного строя в феодальный, полностью минуя рабовладельческий строй.

О РАБСТВЕ В ЕГИПТЕ

Как совершенно точно установлено, на строительстве пирамид не было ни одного раба. В сельском хозяйстве Египта также трудились лично свободные люди. Рабовладельческого строя, КАК ИСТОРИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ, в Египте не было никогда.

О ПОТОМСТВЕННОМ РАБСТВЕ ЕВРЕЕВ

Уже через месяц-полтора после исхода из Египта, в битве с кенеями евреи проявили себя абсолютно боеспособными. А ведь рабам, как правило, запрещают обучаться владению оружием. Так, в гуманном XIX веке в Турции крепостному крестьянину, взявшему в руки оружие, немедленно выкалывали левый глаз и отрубали большой и/или указательный палец правой руки. Кстати, о пальцах: когда евреи дошли до Палестины, они покорили больше народов, чем пальцев на руках. Потомственный раб на это не способен. Более того, перед исходом египтяне снесли уходящим от них «рабам» все свое золото. Это свидетельство, я считаю, сильно недооценено.
Историк Страбон считает Моисея влиятельным жрецом-раскольником. В Книгах Сивилл Моисей изображен полководцем. Рабами фараона евреи названы в одном-единственном документе – повсеместно изъятом под угрозой сожжения и отредактированном Ватиканом варианте Ветхого Завета.

О РАБСТВЕ СЛАВЯН И СКИФОВ

Принято считать, что «славянин» произошло от «slave», то есть, раб, так как именно славян особенно любили брать в рабство развитые народы. Впрочем, и скифы, от которых, вроде бы происходят славяне, тоже были в Афинах в рабстве. Однако летописи четко зафиксировали, что афиняне любили называть именем «Скиф» своих детей, а сами «рабы-скифы» ходили с оружием и выполняли в Афинах полицейские функции. Так, скифы могли арестовать и препроводить в участок любого нарушающего общественный порядок аристократа.
Собственно, в этом коротком отрывке рушится ВСЯ история рабства скифов у афинян, а заодно история управлявших османским двором рабов-янычар и правивших Египтом рабов-мамлюков. Раб не может иметь оружия; это нормальная техника безопасности. Просто представьте себе эту картину: 1943 год, Берлин. Комендатура раздает автоматы пленным советским солдатикам и отправляет их патрулировать улицы столицы. И пленные доставляют нетрезвых гестаповцев в комендатуру, но, главное, жены этих гестаповцев называют своих сыновей Петями и Ванюшами.
Вывод напрашивается один: в греко-латинских словарях произведена глобальная подмена дефиниций, и во всех идеологически важных случаях (евреи, скифы, янычары, мамлюки и славяне) значение «воин» заменили значением «раб». Ни в одной католической стране странный феномен «рабства» воинской элиты не отмечен.

О РАБСТВЕ У ИНДЕЙЦЕВ

Перешедшее в учебники из XVIII века представление о том, что у инков и майя были рабы, как выяснилось, недостоверно. На деле, даже те воины, что были предназначены для принесения в жертву, рабами не являлись; это были почетные пленники, кстати, прекрасно осознающие свою особую роль. И дело не в доброте; просто на этом уровне развития общества идеи принудительного труда еще не существует.

РЕАЛЬНОЕ РАБСТВО В МЕКСИКЕ

До появления испанцев мексиканцы имели довольно устойчивую экономику. У них была развитая система ирригации, позволявшая делать чинампы (плавучие многоярусные насыпные грядки) и выращивать несколько урожаев в году. По сложности чинампа и теперь не превзойдена никем – ни в одной стране мира. Уровень жизни мексиканского индейца (размеры дома, качество еды, школьное образование, чистота и безопасность) многократно превосходил уровень жизни среднего испанского кабальеро. Но, увы, в их землях скрывалось так необходимое испанцам золото.
Самые первые опыты по использованию принудительного труда гражданского населения в Новом Свете проведены Эрнаном Кортесом. Делалось это довольно варварски: индейцу, не выполнившему норму по добыче золота, отрезали кисти, вешали их на веревочке через шею и отправляли домой – чтобы все видели. Сопротивляться испанцам, имевшим пушки и лошадей, можно было только саботажем. В результате такой «экономической политики» один из самых трудолюбивых* народов мира – мексиканцы – стал известен своим словом «маньяна» - завтра (поработаем).
* чинампы, плавучие грядки, на которых мексиканцы собирали несколько урожаев в году, по сложности никем не превзойдены и ныне.
Понятно, что длилось это недолго. Огромная, сопоставимая по размерам с нынешними США, Мексика не сумела отстоять ни Техаса, ни Калифорнии, - страну попросту некому было защищать. Зато когда индейцы получили порох и лошадей, история Латинской Америки превратилась в сплошное восстание.

«КРЕПОСТНИЧЕСТВО» В РЕДУКЦИЯХ

Важно сказать, что как Церковь, так и монархи регулярно указывали на недопустимость порабощения индейцев, в частности, по дипломатическим причинам. Например, в состав Испанской империи земли Америки входили только после оформления «Рекеримьенто» - документа, фиксирующего желание ЛИЧНО СВОБОДНОГО населения присоединиться. Поэтому охотники за рабами приравнивались к бандитам, а индейцев «одомашнивали» иным способом - иезуитским.

ОДОМАШНИВАНИЕ

Технология дожила до XX века. Уже существующее индейское поселение для защиты от охотников за рабами огораживали частоколом и ставили по периметру вышки с охраной. Уклад почти монастырский, то есть, индеец работал за еду.
Ни один из этих индейцев формально не был рабом. Эффект же от деятельности редукций был сравним с экономическим эффектом от внешней торговли соцстран. Произведенная де-факто за еду продукция сбывалась по таким низким ценам, что обрушивала экономики всех, кто пытался с ней конкурировать. Понятно, что это заставляло всех поселенцев яро ненавидеть сбивающих цены миссионеров, а на редукции совершались периодические налеты. Но, несмотря на взаимную ненависть, жители редукций и свободные поселенцы составляли единый спаренный механизм. Редукции – второй после Кортеса успешный эксперимент введения труда «на общее благо» – могли существовать ТОЛЬКО в условиях враждебного окружения. Пока индеец опасается выйти за пределы частокола (где его ждали охотники за рабами), интерес индейца – оставаться внутри. Но убери внешнюю угрозу, и начнется распад.
Массовая гибель системы редукций началась, как только иезуиты, увлекшись борьбой с короной, вооружили своих индейцев огнестрельным оружием. Белый поселенец перестал быть для индейца угрозой и стал добычей, а рабство среди индейцев прекратилось. Миссии были почти мгновенно уничтожены – крещеными* индейцами в первую очередь. То есть, и эта псевдо-рабовладельческая конструкция показала себя очень и очень неустойчивой.

* довольно много кличек мятежников связано с церковью. В 1712-1719 годах в Бразилии с белыми весьма успешно воевал воспитанник миссионеров Mandu Ladino (Латинянин). На Санто-Доминго до 1679 года с белыми воевал африканец Padrejean (видимо, искаженное Padre Jean). А в Перу в 1742 году воспитанный францисканцами Juan Santos (весьма говорящая фамилия), владевший испанским и латынью, объявил себя королем Atahualpa II и вел войну целых 17 лет. А в 1712 году в Chiapas знаменем индейского восстания стала девочка 12 лет, вдохновленная на освободительную борьбу самой Девой Марией. Имен десятки, и большинство предводителей мятежей вышли из миссий.

О РАБСТВЕ НЕГРОВ В США

Горький опыт Латинской Америки был учтен, и вплоть до ликвидации рабовладения в США действовал т.н. «Черный кодекс», жестко регламентировавший все стороны сосуществования с черными рабами. Ясно, что были и неписанные правила поведения, просуществовавшие вместе с черным кодексом довольно долго, до XX века, пожалуй. Вот их краткий пересказ:
Свидетельства черного раба против белого человека не могут быть учтены судом, так как вещь не может показывать на господина.
Черный, поднявший руку на белого, должен быть сожжен заживо. И так оно и было – без исключений. Пылающие кресты ку-клукс-клана это демонстрация готовности вернуть прежние времена.
Непокорный раб передается на перевоспитание квалифицированным специалистам. Причем важен был не только факт перевоспитания конкретно этого раба; важно было запугать всех остальных его судьбой.
Тем, кто попался на бегстве, отрезают ухо, затем – второе и так далее. Размер награды за поимку зависит от того, живым или мертвым доставлен беглец. Мертвые стоили дешевле, но платили и за мертвых – в воспитательных целях остальным.
Умный белый человек не станет давать свободу своим детям от рабынь; он постарается продать их как можно раньше и как можно дальше от своего поместья.
Любой белый человек вправе остановить, обыскать и допросить любого черного.
Один раз в год (по меньшей мере) белые мужчины разбиваются на дружины и устраивают досмотр всем (и своим, и чужим) рабам округи. Цель досмотра: изъятие оружия, включая ножи всех размеров, и обязательное убийство всех собак, воспитанных черными. Попутно изымались предметы, свидетельствующие о подготовке к побегу и запрещенные предметы (деньги, бражка, сигары). Досмотры приводили к множеству смертей и значительному ущербу рабовладельцам. Помещикам весьма не нравилось то, что делали нетрезвые дружинники с их рабами и рабынями во дворе их усадеб на глазах у их культурных детей (отчетов о конфликтах такого рода в архивах США порядком). Однако препятствовать досмотру означало препятствовать закону.
Раба законодательно запрещалось обучать грамоте, и это не пустое требование, практика быстро показала: грамотный раб на порядок более склонен к непослушанию и побегам.
Государственные структуры (полиция, например) могут свободно убить любого черного, но должны выплатить хозяину установленную законом компенсацию около 300 долларов.
Черным рабам раз в год устраивают «каникулы»: им в это время разрешено напиваться, а надсмотрщики не вмешиваются в их внутренние разборки.
Общее впечатление после изучения документов: быть рабовладельцем это все равно, что быть начальником лагеря. Правда, есть одна важная поправка: его и его семью от зэков не отделяет даже колючая проволока, и хозяева живы лишь до тех пор, пока зэки безоружны, безграмотны и не осознают размеров своих сил. Но, вот беда, год за годом зэк «портится», среди них все больше грамотных и все больше тех, кто поработал прислугой и видел хозяев всякими: и слабыми, и пьяными, и больными. Ну, и, конечно, среди них все больше метисов – и от хозяев, и от надсмотрщиков, и от их детей, с завистью, а то и ненавистью поглядывающих на своих братьев и сестер, племянников и племянниц по отцам. Как во всякой деревне, здесь все знают всех. Стоит такой системе дрогнуть… и все кончится фатально. Оно и кончалось фатально – всю недолгую историю американского рабства.

ЧЕРНЫЕ МЯТЕЖИ

У африканцев самый видный мятежник – женщина, от которой белым историкам осталось только прозвище Granny Nanny, если я правильно понимаю, «Большая Мама». Она и возглавила на Ямайке бунт африканцев, действовавших под общим названием «Maroons». Восстание началось в 1733 и привело к бегству всего белого населения, а затем – к тому, что британцы признали рабов равной себе стороной и вступили в переговоры. По итогам переговоров желающих даже возвратили в Африку, в Сьерра-Леоне.
Не менее известна и Гаитянская революция 1791-1804 годов, которая опять-таки привела к бегству всего белого населения и, в конце концов, независимости Гаити – целиком черного Гаити. Здесь, на островах особенно хорошо видно, как беззащитен господин перед рабом без мгновенной поддержки регулярной армии или хотя бы полицейских частей. Всего один нож, украденный на кухне (или «потерянный» в поле мачете), и к утру будут выстроганы 200-400 копий, а еще через два часа все плантаторы будут на этих копьях болтаться – вместе со своими надсмотрщиками и собаками. Такова правда жизни рабовладельческого общества.
Понимая это, в 1741 году в конфликте Испании с властями Нью-Йорка, католические священники прямо призвали рабов к мятежу, что привело к 5 ответным повешениям белых и к 18 повешениям и 13 публичным сожжениям черных. И ровно то же произошло перед обретением Америкой независимости в 1775 году. Свободу черным рабам обещали как Англия, так и мятежные Штаты – в обмен на убийство своих белых оппонентов. И к этому призыву тут же прислушались (есть статистика этих специфических военных потерь). То есть, в конкурентном окружении (а иного и не бывает) рабовладельческое государство в высшей степени уязвимо: двух-трех тысяч лет ему не продержаться.

ГЛАВНЫЙ ВЫВОД
: Рабство держится только на подавляющем превосходстве рабовладельцев в вооружении. Поэтому до изобретения пороха рабства быть не может в принципе (то есть, ученые правы, датируя начало рабства XV-XVI веками). Отнимите у охраны огнестрельное оружие, и она, даже при хорошем холодном оружии и тройном численном превосходстве, будет перебита в первую же ночь – просто из-за разницы в мотивациях.
Есть сомнения? Проведите мысленный эксперимент: отнимите у солдатиков зоны автоматы, вооружите хорошими пиками и саблями и прикиньте, сколько минут или часов солдатики продержатся ЖИВЫМИ. А ведь военнопленный 300-500 лет назад не был ни трусливее, ни гуманнее современного заключенного.

НЕРАВНЫЕ БРАКИ
Итак, рабовладение – невеселое занятие, не имеющее ничего общего с пасторалями. И по мере вхождения в документы, фантазии тех из «летописцев», что не знают, как должно выглядеть рабовладение на практике, хотя и пытаются об этом повествовать, начинают бросаться в глаза. Наиболее яркой, на мой взгляд, ложью о рабовладении являются американские законы за 1662-1669 годы. Так, Виргинским уставом 1662 года запрещены межрасовые половые отношения. А в 1663 году Мэриленд принял закон о том, что те свободные белые женщины, которые выйдут замуж за черных рабов, станут рабынями до самой смерти их супругов.
Люди, что написали для будущих историков эти юридические статьи, понятия не имели о ситуации Виргинии и Мэриленде 1662-1663 годов, да и вообще о ситуации в Новом Свете в 17-18 веках. Белая женщина была такой редкостью, такой драгоценностью, что могла выбрать любого, самого яркого, самого успешного мужчину. Дефицит белых женщин был столь велик, что один из губернаторов законодательно запретил вывозить их из штата. Да, позже этот запрет отменили, но факт весьма красноречив.
И что – столь востребованная белая женщина выйдет за черного раба? Даже зная, что все ее дети станут рабами, и она сама вплоть до смерти мужа станет рабыней, ВЕЩЬЮ его господина? Переступит через мнение своих братьев, родителей, всей родни и выйдет за того, кто даже собой не распоряжается? Согласится перейти жить в барак для нескольких десятков черных семей, захочет есть кашу створкой устрицы из общего корыта? Именно таковы были жилье и посуда у рабов на юге США - только общественная, никакой личной... Допущение тем более бредовое, если знать, что черных рабов вплоть до XVIII века вообще не крестили, не венчали и не отпевали (это следует из документов), а по-настоящему миссионеры развернули деятельность среди них лишь в XIX веке!
Подобный запрет межрасовых половых отношений не сработал бы и среди мужчин. Даже католики в Сан-Паоло пустили этот вопрос на самотек. В условиях тотального дефицита женщин мужчины брали тех, кого могли, в первую очередь, черных рабынь, что стоили по 120 фунтов табака. Запретить это было нереально, потому что черная рабыня опять-таки является ВЕЩЬЮ своего хозяина. Это – закон, освященный Церковью.
Нереален и запрет браков с индейцами. В 1613 году John Rolfe, муж индейской принцессы Покахонтас, отправил в Англию первый корабль, груженый виргинским табаком. А это – Товар Товаров! «Коричневое золото» называли его. Именно в это время такие, как John Rolfe, и начали устанавливать местные законы – такие, какие удобны им самим. А тот «летописец», что задним числом создавал расистские запреты, и понятия не имел, что династический по своей сути (хотя и межрасовый) брак John Rolfe и Покахонтас решил массу проблем белых фермеров Виргинии. Летописец «воссоздавал» Виргинский устав 1667 года, опираясь не на правду, а на римский кодекс сервитута. Чтоб было больше похоже на правду.

КАК СОЗДАВАЛАСЬ СИСТЕМА

Существует многократно описанный феномен: в отличие от негров, индейцев сделать рабами не получалось. Ответ, почему так вышло, есть: негров из разных племен интенсивно перемешивали, и те просто не понимали один другого, а значит, и договориться о мятеже не могли. Но есть еще одно обстоятельство: перемешанные негры не были один другому родственниками, а потому не были связаны круговой порукой и обязанностью кровной мести, и не были обязаны переступать через страх, чтобы отомстить за смерть или обиду другого раба.
Это важнейшее обстоятельство, разваливающее все байки о рабстве в Древнем Риме и Древней Греции. По сути, описание обращения спартанцев с илотами это точная копия рабства в Новом Свете - строго по "Черному кодексу". Совершать это над кровными родственниками, членами одного племени без риска получить от мужчин РАВНЫЙ ответ нереально.
Именно в этом секрет того, что рабовладельческой системы, например, не было в Османской империи. Отдельные рабы были. Крепостные были. А вот СИСТЕМЫ порабощения отсталых по сравнению с турками племен не было. И в Индии такой системы не было. И в Китае не было. И в России не было. И на Кавказе не было. И во всей Сибири не было. И в обеих Америках не было. И в Египте не было. И в Эфиопии не было. Нигде не было, да и быть не могло. Потому что каждый мужчина племени ОБЯЗАН отомстить за смерть или обиду кровного родственника.
ВЫВОД. Первая реалистическая «рабовладельческая» структура это наследственный феод. Племена (деревни) подчиняются сеньору (потомственному вождю) добровольно, как самому старшему, как отцу. Но это не рабство, это – естественная концентрация власти племенной знатью. И лишь когда на смену феодалам придут новые хозяева – дворяне, племенная система подчинения уступит место юридической – крепостничеству, то есть, рабству.
И вот теперь особенно понятны первоисточники канонизированного в умах античного рабовладения. Абсолютное большинство текстов древности переведено только в XVIII-XIX веках, когда крепостничество уже казалось естественным состоянием общества. И, понятно, что ученые трактовали малопонятные места, опираясь на логику СВОЕГО времени.