Никита Петров
13
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Диктатор экономического чуда

Ровно девять лет назад, 10 декабря 2006 года, скончался Аугусто Хосе Рамон Пиночет Угарте – генерал-капитан, диктатор Чили, один из творцов чилийского экономического чуда. Двенадцатью днями позже его деятельности посвятил заметку «Коммерсант». Она называлась «Чилийское экономическое чудище». Делюсь ей с вами.

Скончавшийся на прошлой неделе Аугусто Пиночет считался творцом чилийского экономического чуда, обеспеченного жесткой финансовой политикой и приватизацией. Однако история чилийской экономики ничего особенно чудесного не показывает.

Неплохие темпы экономического роста и повышения уровня жизни Чили показывала еще задолго до правления хунты Пиночета, в середине 1960-х годов. Например, с апреля 1966 по апрель 1967 года средняя реальная зарплата в стране выросла на 25,2% — это был самый большой прирост в Латинской Америке. В 1967 году ВВП вырос на 6,8%; несмотря на самую сухую и холодную погоду за 106 лет сельхозпроизводство выросло на 5,6%. Чили ударными темпами экспортировала на рынки индустриальных стран медь, главный источник твердой валюты для этой страны: в 1966 году добыча меди увеличилась на 7,1%, а экспорт — на 30%. Прибыль меднодобывающей компании Braden Copper, являвшейся дочерним предприятием американской корпорации Kennecott и на 51% принадлежавшей чилийскому правительству, выросла на 23%. Правда, проблемой была очень высокая инфляция — 17%.

Проведение жесткой финансовой политики также не было изобретением хунты. В апреле 1968 года в связи с тем, что засуха была объявлена национальной катастрофой и ожидалось дальнейшее ускорение инфляции, христианско-демократический президент Эдуардо Фрей предложил стабилизационную программу, предусматривавшую сокращение бюджетных расходов на $3,5 млн, запрет на наем новых правительственных чиновников и уменьшение затрат на проведение аграрной реформы. Чтобы граждане не слишком возмущались ростом цен, им было обещано повышение зарплаты на 22%, однако в целях борьбы с инфляцией большую часть этого повышения было предложено выплачивать гособлигациями.

Впрочем, и национализация собственности иностранных компаний, с которой боролся Аугусто Пиночет, не была изобретением свергнутого им Сальвадора Альенде. Президент Фрей в 1969 году заявил, что полученного за два года до этого согласия корпорации Kennecott на "чилизацию" своего меднодобывающего предприятия недостаточно — нужно, чтобы другая американская компания, являющаяся крупнейшим медедобытчиком в Чили, Anaconda, тоже продала чилийскому правительству акции своего дочернего предприятия. Anaconda не соглашалась. Тогда чилийские власти заявили, что экспроприируют акции и заплатят за них столько, сколько сочтут нужным. В конце концов Anaconda согласилась на национализацию двух своих чилийских меднодобывающих предприятий, обещав продать 51% их акций к январю 1970-го, а остальные — к декабрю 1972 года.

В августе 1970 года Эдуардо Фрей распорядился выкупить у американской компании Boise Cascade все акции крупнейшей в Чили частной электрической компании за $81 млн. Когда осенью того года президентом стал Сальвадор Альенде, он всего лишь расширил эту практику. В декабре 1970 года он обратился в чилийский конгресс с требованием принятия поправок к конституции, дающих правительству право немедленной национализации всей медной промышленности. Также в декабре были национализированы крупнейшее чилийское птицеводческое предприятие и крупнейшая ткацкая фабрика. Было объявлено о планах национализации всех частных и иностранных банков. В июле 1971 года после принятия конгрессом поправок к конституции были национализированы медные шахты всех трех действовавших в Чили американских компаний — Anaconda, Kennecott и Cerro. Из причитавшейся им за шахты суммы было вычтено $774 млн — эти деньги были квалифицированы как сверхприбыли, эксплуататорским путем полученные с 1955 года. Правда, конгресс отказался национализировать банки. Тогда правительство Альенде стало покупать их акции и к июлю 1971 года контролировало 8 из 22 частных банков и 3 из 4 иностранных.

В отличие от Эдуардо Фрея, однако, Сальвадор Альенде был категорически неприемлем для президента США Ричарда Никсона, который указывал, что Альенде, будучи марксистом, станет ориентироваться на Кубу и страны советского блока. 15 сентября 1970 года, когда Альенде после выборов 4 сентября еще даже не успел вступить в должность, Никсон провел встречу с главой ЦРУ Ричардом Хелмсом и дал тому установки: "Пусть наши шансы 1 к 10, но мы спасем Чили!" и "Заставьте чилийскую экономику визжать!" В ноябре президент Никсон указал, что необходимо исключить любое финансовое содействие Чили или предоставление новых государственных гарантий частным американским инвестициям в эту страну, ликвидировать уже существующие гарантии, использовать все влияние на международные финансовые институты, чтобы они прекратили предоставление Чили кредитов. Президент также поручил своей администрации изучить состояние мирового рынка меди, существующие производственные запасы этого металла и другие факторы, способные повлиять на чилийский медный экспорт.

Чилийскую экономику действительно удалось заставить визжать — не только в связи с американскими санкциями, но и благодаря простым гражданам. Сразу после выборов 4 сентября 1970 года чилийские вкладчики забрали из банков $90 млн. Фондовый рынок немедленно рухнул. Инфляция к концу сентября достигла 32% (при том что за весь 1969 год она составила 29%). В стране начался дефицит продовольствия: мясо продавалось по карточкам только три дня в неделю. Проблемы усугубило то, что в феврале 1971 года в два раза упали мировые цены на медь, дававшую 70% чилийских валютных поступлений, и на импорт продовольствия перестало хватать денег. В стране проходили грандиозные забастовки шахтеров национализированных меднодобывающих предприятий и водителей грузовиков. В первой половине 1973 года инфляция достигла 25% в месяц.

После того как в сентябре 1973 года хунта пришла к власти, Пиночет объявил, что будет уважать частную собственность и иностранных инвесторов. Немедленно были реструктурированы долги перед США и Парижским клубом (иначе в 1974 году пришлось бы выплатить $1 млрд). Чили получила кредиты МВФ и Мирового банка. Однако сначала в экономике мало что изменилось: инфляция составила по итогам1973 года 500% годовых, по итогам 1974-го — 370%. Импорт вырос с $1,6 млрд в 1973 году до $2,3 млрд в 1974 году, в то время как экспорт увеличился только до $2 млрд. В результате образовался дефицит текущего платежного баланса в полмиллиарда долларов, который пришлось финансировать за счет постоянных заимствований. В 1975 году после нескольких девальваций местная валюта эскудо потеряла 60% своей долларовой стоимости и была заменена на песо, курс которого сделали фиксированным (впрочем, сразу после введения его все равно пришлось девальвировать).

Аугусто Пиночет демонстрировал уважение к американской экономической науке: в 1975 году отвечающим за экономику был назначен министр финансов Хорхе Кауас, ученик профессора Чикагского университета Милтона Фридмана. Кауас объявил, что для борьбы с невероятно высокой инфляцией (за первый квартал 1975 года она составила 60%) необходимо решительно повышать налоги, сокращать госрасходы и диверсифицировать экспорт. Однако все равно по итогам 1975 года инфляция составила 341%. Более того, в 1975 году ВВП Чили сократился на 12%.

Только к 1976 году инфляция начала несколько замедляться, составив за год 174%. ВВП вырос на 4%, однако все равно промышленное производство было меньше, чем в 1968 году. В 1978 году в связи с политическими и экономическими проблемами в африканских странах-конкурентах Чили в экспорте меди наконец начали расти мировые цены на медь. Хотя США отказывались предоставлять экономическую помощь, обвиняя Чили в нарушениях прав человека, приток частных инвестиций из западных стран вполне компенсировал недостаток американской помощи. Иностранные инвесторы обеспечили диверсификацию чилийского экспорта. Медь составляла уже не 70%, а всего 50% экспортных поступлений: страна стала во все возрастающем объеме экспортировать фрукты и вино. Инфляция снизилась с 63% в 1977 году до 30%.

С 1979 года в Чили в значительных объемах стал притекать иностранный финансовый капитал, привлеченный очень высокой процентной ставкой — 24%. Темпы экономического роста достигли 6% годовых, однако внешний долг рос также очень быстро, достигнув к 1981 году $11,2 млрд (в конце 1973 года было 3,4 млрд). Надо заметить, что приватизации медной промышленности не произошло: государственная медная монополия Codelco, созданная на основе бывшей собственности американских фирм, обеспечивала почти все производство меди.

В 1981-1982 годах Пиночет столкнулся с самым серьезным экономическим кризисом с 1973 года: внешнеторговый дефицит составил $2,6 млрд, в 1981 году обанкротилось 431 предприятие (самое большое число банкротств с 1962 года). Вроде бы побежденная инфляция (в 1981 году она составила 9,5%) вновь превысила 10% годовых, промышленное производство в 1982 году упало на 25%. Аугусто Пиночету пришлось за девять месяцев три раза менять состав кабинета. В конце концов на объединенный пост министра экономики и финансов был назначен доктор экономики из Чикагского университета Рольф Людерс. Впрочем, развернувшаяся в правительстве дискуссия между сторонниками госвмешательства в экономику и сторонниками свободного рынка закончилась тем, что государство взяло на себя невозвратные долги частных банков и признало, что введенные вместо госпенсий частные пенсионные схемы не работают.

В конце 1982 года в послании к нации Пиночет предупредил, что следующий год будет очень трудным. Действительно, в 1983 году внешний долг Чили достиг $18 млрд — это был один из самых высоких в мире показателей на душу населения. Инфляция достигла 30% годовых, при том что во многих отраслях зарплата была официально заморожена. Рольф Людерс был уволен за то, что пытался решить проблему неплатежеспособности банков усилением госконтроля над ними (при том что для покрытия их убытков нужно было $4 млрд). В итоге за 1982-1983 годы ВВП упал на 14%. В 1984 году в дополнение ко всему резко упали цены на медь, платежи по долгам, которые составляли $2 млрд в год, забирали половину экспортной выручки. Только в 1986 году спад был преодолен, ВВП вырос на 3%. Внешний долг в $21 млрд удалось реструктурировать, однако его часть пришлось конвертировать в активы пенсионных и страховых компаний, которые приобрели американцы. В 1987 году снова выросли мировые цены на медь, внешняя торговля показала профицит в $1,3 млрд, темпы экономического роста достигли 5,6% — самого высокого уровня в Латинской Америке. Иностранные инвестиции увеличились на 140%, до $1,1 млрд: Чили продавала часть государственных угольных, телефонных и авиакомпаний. Однако одновременно потребительские цены выросли на 21%. В 1988 году темпы роста ВВП увеличились до 6,8%, в 1989 году — до 9,3%, иностранные инвестиции выросли до $5 млрд. Возможно, однако, это было связано с тем, что Пиночет заканчивал свое правление. А инфляция так и осталась на очень высоком уровне — 25%. Такой она была и в 60-е годы, когда никто не говорил о чилийском экономическом чуде.