Сюзанна Орлова
0
All posts from Сюзанна Орлова
Сюзанна Орлова in Сюзанна – Форекс,

Почему неравенство так тормозит развитие экономик

Большая разница в доходах и получаемой власти разрушала страны и в прошлом, и может сделать это в будущем.

Почему неравенство так тормозит развитие экономик. Когда нас начнет беспокоить усиливающееся неравенство? Это моральный и политический вопрос. А также экономический. Совершенно очевидно, что настанет время и неравенство превратится в источник серьезных экономических болезней. Штаты – наиболее значимая высокодоходная экономика с самым сильным неравенством – является испытательным стендом для выявления экономических последствий неравенства. Результаты вызывают беспокойство. Теперь это понимают и институты, которые в обычных условиях никогда бы не обвинили в социализме. В отчете, составленном ведущим американским экономистом агентства Standard & Poor’s, а также в отчете Morgan Stanley, говорится о том, что неравенство не только усиливается, но и оказывает разрушительное воздействие на американскую экономику.


По данным ФРС, на верхние 3% распределения доходов пришлось 30.5% общего дохода в 2013 г. На следующие 7% пришлось всего 16.8%. При этом на оставшиеся 90% пришлось чуть больше половины общего дохода. Верхние 3% также стали единственной группой, доля которой в доходах увеличивается с начала 1990х гг. С 2010 г. медианный доход семьи сократился, тогда как средний доход вырос. Неравенство продолжает усиливаться. В исследовании Morgan Stanley перечислены причины роста неравенства: увеличивающаяся доля низко оплачиваемых и негарантированных низкоквалифицированных рабочих мест; повышение набавок для образованных людей; а также тот факт, что налоговая политика и политика расходов в меньшей степени направлены на перераспределение, чем несколько десятилетий назад.

Таким образом в 2012 г., по словам Организации экономического сотрудничества и развития, Штаты заняли первое место среди высокодоходных стран с высокой долей относительно низкооплачиваемых рабочих мест. Кроме того, нижний квантиль распределения доходов получил только 36% федеральных трансферных платежей в 2010 г., по сравнению с 54% в 1979 г. Планируется, что регрессивные налоги на фонд заработной платы, которые обходятся бедными дороже, чем богатым, позволят получить 32% федеральных доходов в 2015 г. финансовом году по сравнению с 46% от федерального подоходного налога, бремя которого в большей степени ложится на высокооплачиваемых работников. Также большое значение имеет сильное повышение относительной оплаты труда руководителей и смещение доходов от трудового дохода в сторону дохода от капитала. Политика, проводимая ФРС, также приносит выгоду относительно состоятельным людям; ФРС пытается повысить стоимость активов, которые в основном принадлежат богатым.

В этих отчетах описываются два экономических последствия роста неравенства: слабый спрос и медленное повышение уровней образования. Слабый спрос обусловлен тем, что до кризиса многие из тех, чьи реальные доходы не увеличивались, вместо этого брали кредиты. Это было возможно за счет роста стоимости жилья. К концу 2007 г. долг достиг пика в 135% от доходов после уплаты налогов. Затем наступил крах. Люди с небольшими доходами, которые остались с огромными долгами и не могли больше занимать, вынуждены были меньше тратить. Получение кредитов под залог увеличившейся стоимости домов, финансируемое за счет займов, стало невозможным. В результате происходило исключительно слабое восстановление потребления.

Нет смысла опрометчиво давать кредиты тем, кто не может себе этого позволить. Тем не менее отсюда следует, что оживление экономики не начнется без перераспределения доходов людям, которые готовы тратить, или без появления другого источника спроса. К сожалению, неясно, что это может послужить таким источником. Государственные расходы ограничены. Рост коммерческих инвестиций тормозится слабыми перспективами роста спроса. Также маловероятно, что это будет чистый экспорт: всем остальным тоже нужен рост, стимулируемый экспортом. Кроме того, ухудшилось американское образование. Это единственная страна с высоким уровнем доходов, чье население в возрасте 25-34 лет образовано не лучше тех, кому 55-64 года. Отчасти это вызвано тем, что другие страны догоняют США, которые первыми запустили программу массового обучения в колледжах. Также это обусловлено тем, что дети из бедных семей имеют меньше возможностей закончить колледж.

В отчете S&P отмечается, что среди беднейших домохозяйств процент окончания колледжа увеличился всего на 4% в период между поколением, рожденным в начале 1960х гг., и поколением, рожденным в начале 1980х гг. Процент окончания обучения среди богатейших домохозяйств увеличился почти на 20% за аналогичный период. Тем не менее, сейчас без диплома об окончании колледжа шансы на продвижение по службе довольно ограничены. В результате дети из состоятельных семей могут стать богатыми, а дети из бедных семей, скорее всего, останутся бедными. Это проблема не только для тех, кому не удается реализовать свой потенциал. Неспособность повысить образовательные стандарты также может подорвать успешное развитие экономики в долгосрочной перспективе. Образование может в некоторой степени способствовать обретению определенного статуса: образованные люди добиваются большего, победив в игре с нулевым исходом. Однако население с хорошим образованием также позволило бы увеличить уровень благосостояния.

Общество платит все большую цену из-за роста неравенства. На мой взгляд, самая большая цена – разрушение республиканского идеала коллективного гражданства. Так как Верховный суд США пытается изменить конституцию в угоду богачам, существует риск нарушения политически уравнительных принципов республики. Огромная разница в доходах и получаемой власти разрушала республики и раньше. И это может произойти сегодня. Тем не менее даже те, кто не разделяет эти опасения, должны учитывать экономические издержки. «Продолжительная стагнация» спроса, о которой говорил Лоуренс Саммерс, бывший министр финансов США, связана с изменениями в распределении доходов. Аналогичным образом распространение препятствий, связанных с образованием, сквозь поколения все больше мешает экономике. Зависимая от долгов экономика с неразвивающимся образованием в будущем может потерпеть крах.

Мартин Вульф

По The Financial Times