ПЕТР I
6
All posts from ПЕТР I
ПЕТР I in Петр I,

Таможня для новых слов

Интересно, коллеги, а почему мы не взяли до сих пор на вооружение опыт Франции и не защищаем активно русский язык?

Вот, допустим, появляется новое слово. Скажем, слово «флеш-карта», она же «флешка». Спрашивается, кто мешает прямо на взлёте, когда слово только-только появилось, выбрать какой-нибудь русский аналог и быстро его внедрить в разговорную речь?

Технически это могло бы выглядеть так. Сидит некая команда лингвистов, отслеживает появление новых слов в английском языке (обычно они оттуда приходят). Выясняет, что появился новый термин, «flash card». Разрабатывает русский аналог термина — допустим, «вспышкарта». И дальше технично внедряет его в русский язык.

Каким образом внедряет?

Да элементарно же. Рассылает письма блогерам и журналистам, которые пишут о компьютерной технике, и просит в течение месяца упомянуть новое слово в одной из статей. Выходит несколько десятков публикаций и вот, вуаля, новый термин стал в русском языке общепринятым.

Таким же образом вместо слова «блог» можно было внедрить слово «днев», вместо слова «ютубер» — «ютубщик», вместо слова «лайфхак» — «мальхит». (На всякий случай: как вы понимаете, лингвистом я не являюсь, и предлагаемые мной русские варианты наверняка являются неоптимальными, профессионалы разработали бы более красивые и благозвучные термины).

Зачем нам нужны русские слова, почему нельзя удовлетвориться английскими?

Во-первых, слепо скопированные английские слова часто получается неудобными. Вместо того же «тимлидера» было бы гораздо удобнее говорить «главком» — однако уже поздно, слово «тимлидер» уже прочно укоренилось в корпоративном жаргоне.

Во-вторых, что важнее, в современном мире язык является очень серьёзным инструментом мягкой силы. Чем более развит будет русский язык, тем больше фильмов, книг и научных исследований будет выходить именно на русском, тем больше поисковых запросов будет делаться на русском языке, и тем больше людей во всём мире будет учить русский вместо тех же английского и китайского.

Повторю ещё раз: я не понимаю, почему до сих пор власть не поставила жёстко задачу защищать русский язык таким же образом, как это делают французы. Все возможности-то для этого у нас есть — создать небольшую команду лингвистов, прописать в законодательстве требования к СМИ по сотрудничеству с этой командой, и всё — неологизмы ставятся под надёжный государственный контроль.

В конце концов, защищаем же мы наш рынок от зарубежных товаров? Нужно создавать таможенный барьер и на пути чужеродных неологизмов, ведь зарубежный товар вскоре скушают или испортят, а зарубежное слово останется занозой в нашем языке на десятилетия, если не на века.