Владимир Шумилов
-17
All posts from Владимир Шумилов
Владимир Шумилов in Владимир Шумилов,

Почему Кремль проигрывает информационную войну на Западе

В течение полутора лет продолжающегося украинского конфликта прокремлевские СМИ бомбардируют мир репортажами и публикациями о фашистах-бандеровцах, распятых мальчиках и отрезанных головах ополченцев. Многие из этих историй на поверку оказываются ложью или фактами, сдобренными крайне тенденциозной интерпретацией.
Но «осадок остается»: в какой-то момент, как казалось некоторым аналитикам, России удалось навязать миру свое видение конфликта на Украине. Заметив успехи российской пропаганды на Западе, политологи и медиааналитики забили тревогу. «Информационная война» России была воспринята на Западе всерьез. Недавно Департамент по международным вопросам ЕС объявил о запуске команды быстрого реагирования для борьбы с дезинформацией, распространяемой российскими СМИ. А Би-би-си объявила о планах расширить вещание для русскоязычной аудитории. Журналисты Майкл Вайс и Петр Померанцев в многочисленных публикациях об информационной войне предупреждают (см. их доклад The Menace of Unreality: How the Kremlin Weaponizes Information, Culture, and Money), что Кремль ведет атаку против Запада, «научившись систематически обращать принципы либеральных демократий против них самих, превращая информацию, культуру и деньги в оружие – ключевые составляющие кремлевской концепции нелинейной войны». Но действительно ли исходящая от Кремля угроза Западу столь велика?
Диктатуры давно пытаются расширить арсенал методов, применяемых ими для удержания власти. Автор термина «мягкая сила» (способы добиваться желаемого путем повышения своей привлекательности в противовес «жесткой силе», насилию; см. Soft Power, Hard Power and Leadership By Joseph S. Nye, Jr.) Джозеф Най пишет: «Почти каждый лидер вынужден использовать мягкую силу. Как писал Дэвид Хьюм более двух веков назад, нет ни одного человека, столь сильного, чтобы подчинить своей воле всех остальных. Диктатор должен привлечь или создать ближний круг приспешников, чтобы навязать свою волю другим. Даже Гитлер, Сталин и Мао имели такой круг помощников... Возможно, Макиавелли был прав, что для правителя лучше, чтобы его боялись, чем любили, но мы иногда забываем, что противоположностью любви является не страх, а ненависть. А Макиавелли подчеркивал, что правитель должен старательно избегать ненависти».
Как любая автократия, обладающая монополией на информацию, Россия в ведении информационной войны имела изначальное преимущество перед Западом. У любого демократического правительства гораздо меньше возможностей использовать информацию в качестве целенаправленного орудия. Тем не менее на данный момент Россия проигрывает свою информационную кампанию на Западе.
Одним из основных каналов влияния России на Западе является госканал Russia Today, решивший с недавних пор скрываться под аббревиатурой RT. Основанный в 2005 г. канал изначально довольно успешно завоевывал западную аудиторию. Репортер The Wall Street Journal Лукас Альперт в книге «Кремлеяз: На фабрике путинской пропаганды» (Lukas Alpert. Kremlin Speak: Inside Putin’s Propaganda Factory, 2014) объясняет, как RT привлекал американских левых и правых с помощью стратегии, сочетавшей умелое использование интернета, конспирологических фантазий и готовности затрагивать вопросы, игнорировавшиеся основными американскими СМИ. Но, по крайней мере, в США популярность RT росла лишь до начала конфликта с Украиной. Затем многие стали критиковать канал за предвзятое освещение конфликта. RT дополнительно пострадал из-за замораживания российских активов в Европе в связи с делом ЮКОСа.
Как свидетельствуют опросы, за пределами собственно России, граждане которой в значительной степени лишены альтернативных источников информации, России не удается навязать свое видение конфликта ни украинцам, ни остальному миру. В апреле 2014 г., по опросам Gallup, только 2% украинских респондентов упоминали российские федеральные вещательные каналы среди трех наиболее важных источников информации. Отчасти это связано с запретом на вещание этих каналов на Украине, введенным в марте 2014 г. Охват российских новостных каналов снизился с 19% украинцев в 2012 г. до 9% в 2014-м. Две трети украинцев скептически относились к объективности российских новостей. Даже на юге и востоке Украины меньше трети респондентов считали роль России в украинском кризисе «в основном положительной». В остальных регионах Украины так думали менее 3% респондентов.
Сходные неудачи преследуют российскую пропаганду и на Западе. Кевин Ротрок, редактор ресурса RuNet Echo, отмечает: «Часто утверждают, что RT умеет успешно привнести элемент дезинформации в любую новость. Однако затем информация RT часто опровергается другими источниками, и Россия оказывается вновь опозорена... Весь смысл работы телеканала, кажется, в том, чтобы привлекать внимание на Западе, вынуждая западные медиа реагировать и публиковать антироссийские материалы. Тогда RT выбирает какие-то особо выдающиеся гневные публикации и показывает их в России, где канал имеет информационную монополию. На свободном рынке западной журналистики российская пропаганда ничего не стоит». Стратегия RT ориентирована скорее на то, чтобы продать свой мнимый «успех на Западе» Кремлю, чем на реальное влияние на общественное мнение Запада. Сказывается и общее плохое качество информационной кампании. Недавнее закрытие в Нью-Йорке прокремлевского аналитического центра Андраника Миграняна во многом подтверждает признание Россией безуспешности своей PR-кампании.
В Германии целью российской информационной кампании была мобилизация антиамериканских настроений и игра на немецком комплексе вины перед Россией (связанном с памятью о Второй мировой войне). Но и здесь информационную кампанию России трудно назвать успешной. По июньским данным Pew, менее трети немцев (27%) положительно оценивали позицию России. Хотя эта оценка повысилась на восемь пунктов с 2014 г., ей по-прежнему далеко до 50%, достигнутых в 2010 г. Отношение к действиям Путина и России в украинском кризисе на самом низком уровне за последнее десятилетие.
Почему же российская информационная кампания на Западе, поддержанная щедрыми государственными вливаниями, столь неуспешна? России не удается придать своей кампании новизны ни в технологическом, ни в содержательном плане. Дезинформационная кампания, которую Россия осуществляет на Украине, основана на искажении информации, доступной противнику, отрицании очевидных фактов, вбросах лживой или непроверенной информации и в целом воспроизводит принципы советской военной дезинформационной кампании. «На самом деле маленькие зеленые человечки взяты прямиком из инструкций КГБ. Действия Путина на Украине следуют принципам «активных мероприятий» КГБ, – пишет журналист Люк Хардинг. – Термин включает в себя дезинформацию, пропаганду, политические репрессии и подрывную деятельность. Цель, как тогда, так и сейчас, состоит в попытке ослабить Запад, создать разногласия между государствами – членами НАТО и подорвать образ США в глазах мира, особенно развивающихся стран». Параллели между сегодняшними и старыми приемами КГБ можно обнаружить, читая историю двойного агента Сергея Третьякова, бывшего офицера СВР (Comrade J: The Untold Secrets of Russia’s Master Spy in America After the End of the Cold War). Любопытно, что сами российские стратеги (в том числе Валерий Герасимов, начальник генштаба ВС РФ) сетуют на нехватку талантливых и креативных людей в современной российской армии – отсюда и нехватка новых идей для ведения качественной информационной кампании.
У информационной кампании России отсутствует оригинальное видение миропорядка, месседж, который бы сделал ее подход привлекательным для западной аудитории. Стратегия полагаться на лузеров глобализации, самые маргинальные и недовольные слои в Европе, пока особого успеха не принесла. Постоянно приписывая Америке попытки навязать Украине оранжевую революцию с последующим захватом Киева проамериканскими силами или стремление Вашингтона «спровоцировать нападение России на Китай, а также добиться расчленения России на кусочки», Россия выступает с позиции слабости. Такая информационная картина отражает исключительно негативную повестку и представляет Россию в глазах Запада слабой, но озлобленной и агрессивной страной, не имеющей позитивного проекта и не способной что-либо предложить окружающим странам. Стоит ли удивляться, что такая мягкая сила остается мало привлекательной для остального мира?