AgroInvest
17
All posts from AgroInvest
  AgroInvest in AgroInvest,

Систематическое бесчестие

Сергей Голубицкий , опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн», 04 Сентября 2012 года.

«У банка, в общем-то, нет ничего, кроме лицензии, компьютерной системы и репутации. Если ты выбрал путь систематического бесчестия, рано или поздно придется перестраиваться»  
Мартин Тейлор, бывший генеральный директор банка Barclays

Уже почти месяц мировая общественность гудит растревоженным ульем по поводу скандала с манипулированием кредитной ставкой LIBOR в банке Barclays. 26 июня 2012 года американская Комиссия по срочной биржевой торговле (CFTC) и английское Управление по финансовым услугам (FSA) оштрафовали Barclays на рекордную сумму — 290 миллионов фунтов стерлингов «за систематические нарушения».


В заключении надзорных ведомств нигде не говорится о финансовых преступлениях, однако за сюжетом чуть ли не с первого дня закрепилась репутация именно «самого крупного банковского мошенничества в истории». Как известно, дыма без огня не бывает, поэтому стоит разобраться в скандале с LIBOR хотя бы для того, чтобы выработать адекватное отношение к громкому событию.


Вообще-то говорить в 2012 году о новом «самом крупном банковском мошенничестве» как-то неловко. Список лиходейств мирового ростовщичества только за последние десять лет и без того зашкаливает даже самое либеральное воображение:
 

  • использование одного и того же недвижимого имущества во множественных залогах;
  • подкуп и запугивание рейтинговых агентств с целью получить завышенные оценки по своим рисковым активам;
  • продажа неосведомленным и доверчивым клиентам заведомо мусорных деривативов с одновременным открытием коротких позиций по ним же;
  • бесчисленные вариации на тему незаконного использования информации о еще не совершенных биржевых сделках для манипулирования котировками и извлечения гарантированной прибыли;
  • незаконное извлечение комиссионной прибыли с транзакций пенсионных фондов;
  • финансовые пирамиды, не отличимые по сути от схемы Понци, выстраиваемые на всех уровнях банковской инвестиционной деятельности;
  • участие в отмывании денег наркокартелей;
  • отказ от исполнения своих прямых функций — кредитования бизнеса и частных лиц — в пользу финансовых спекуляций.


И вот теперь анналы пополнились новым «хитом» — манипуляцией кредитной ставкой LIBOR. Во избежание терминологической путаницы предлагаю начать погружение в тему с небольшого ликбеза.


Делайте ставки!


LIBOR (сокращение от англ. London Inter-Bank Offered Rate — «лондонская межбанковская ставка предложения») служит эталонной процентной ставкой мировой экономики. Рассчитывается ставка LIBOR следующим образом: по поручению Британской банковской ассоциации (British Banker’s Association, BBA) агентство Thomson Reuters обзванивает каждое утро 16 первоклассных банков (так называемых prime banks, в число которых входит и Barclays) и получает от них котировки процентных ставок, по которым эти банки брали краткосрочные кредиты за истекшие сутки.


Ставка LIBOR рассчитывается для 10 валют на 15 сроков кредитования — от одной ночи (overnight) до года. Из списка, предоставленного каждым из 16 банков, отбрасываются четыре самых низких ставки и четыре самых высоких. А из остальных значений выводится среднее арифметическое, которое и публикуется в 11:30 утра по Гринвичу.


Для нашей истории важно то обстоятельство, что вместе со средним значением LIBOR публикуется и разбивка по всем 16 банкам, так что любой желающий может сравнить, на каких условиях каждый из этих банков может кредитоваться.


На ставку LIBOR ориентируется гигантское количество ипотечных агентств, страховых компаний, банков, эмитентов кредитных карт и просто частных бизнесов, поскольку одной из общепринятых практик является указание в соглашениях процентной ставки как «LIBOR + N базисных пунктов». Соответственно, если ставка LIBOR растет, автоматически увеличиваются и все привязанные к ней кредиты и долговые соглашения. LIBOR падает — снижаются и они.


Кредитная привязка к LIBOR — лишь вершина айсберга. Главный рычаг этого инструмента — поистине неохватный рынок производных ценных бумаг (свопов и фьючерсов), в первую очередь тех, которые выписываются на индексы, связанные с кредитными ставками, либо непосредственно напрямую — на сами кредитные ставки.


Объем завязанных на LIBOR финансовых инструментов не поддается точной оценке, однако, по мнению большинства аналитиков, давно перевалил за 1 квадриллион 200 триллионов долларов! В качестве ориентира можно привести конкретные данные по частным деривативам. Например, торговый объем трехмесячного евродолларового фьючерса, торгуемого на Чикагской товарной бирже (CME) и напрямую завязанного на ставку LIBOR, составил в 2011 году 564 триллиона долларов. По данным Британской банковской ассоциации, объем свопов, индексируемых по LIBOR, составляет приблизительно 350 триллионов долларов, а прямые кредиты, рассчитанные по формуле «LIBOR + N базисных пунктов», превышают 10 триллионов долларов.


Все эти цифры нам важны для осознания масштабов влияния LIBOR на мировой финансовый рынок и, соответственно, возможных последствий манипулирования этой ставкой.


Все банки делают это?


Что же такого криминального совершил Barclays? Результаты расследования показывают, что трейдеры банка регулярно и систематически (в какие-то периоды — вообще ежедневно) подделывали каждое утро отчеты по краткосрочному кредитованию родного банка, которые затем передавали в Thomson Reuters для последующего расчета ставки LIBOR.


Первое, что нужно осознать: штраф, наложенный на банк в июне 2012 года, — это не начало и далеко не конец истории. Манипуляция кредитной отчетностью была зафиксирована в банке Barclays еще в 2005 году! Более двух лет регулярные гешефты оставались незамеченными. После того как в сентябре 2007 года Nothern Rock впервые за свою столетнюю историю пережил паническое изъятие вкладчиками денег со счетов, практика манипулирования кредитной отчетностью для формирования ставки LIBOR стала общепринятой в банковском сообществе.


Последняя фраза — ключевая для понимания сути событий. Во время расследования Barclays отнюдь не отрицал собственные «неэтичные действия», но упорно намекал на то, что «все вокруг об этом знали и поступали точно таким же образом»! Комиссия по срочной биржевой торговле опубликовала почтовую переписку трейдеров Barclays, в которой те открытым текстом, ничуть не таясь, просили менеджеров своего банка, ответственных за предоставление кредитной статистики специалистам Thomson Reuters (так называемые submitters), то повысить, то понизить цифры в отчетности — в зависимости от того, какие позиции превалировали на текущем балансе: длинные или короткие.


Ответственные менеджеры любезно статистику подделывали — и тоже не таясь! Почему? Да потому что все остальные банки вокруг занимались точно тем же самым: манипулировали кредитной отчетностью в зависимости от текущих потребностей своего портфеля!


С началом финансового кризиса осенью 2008 года Barclays продолжил махинации с отчетностью, однако мотивация банка радикально изменилась: в ситуации, когда финансово-кредитные учреждения попали под пристальное внимание органов государственного и общественного контроля (включая СМИ), никому не хотелось выглядеть хуже окружения. Barclays регулярно занижал ставку своего краткосрочного кредитования с единственной целью — скрыть реальное тяжелое положение дел в банке и насколько возможно — не выделяться на общем фоне.


Все эти гешефты всплыли на поверхность еще в мае 2008 года, когда The Wall Street Journal опубликовал статью, где ставились под сомнение подозрительно низкие ставки кредитования, которые prime banks сообщали Thomson Reuters для последующего формирования LIBOR. Газета высказала предположение, что эти ставки не соответствуют действительности и используются банками для того, чтобы «скрыть отчаянное положение, в котором они находятся».


Подозрения подтвердились 19 августа 2009 года, когда банк UBS подписал мировое соглашение с властями США, выдвинувшими против швейцарцев обвинение в пособничестве при укрытии от выплаты налогов. UBS лихо передали Дяде Сэму информацию по 4 450 счетам, открытым в банке гражданами США, а также согласились сотрудничать в обмен на амнистию по делу о манипуляции ставкой LIBOR. Ну и рассказали обо всем как на духу, слив, в первую очередь, своих коллег по ремеслу — банк Barclays!


Что случилось дальше, мы уже знаем. В октябре 2009 года американская Комиссия по срочной биржевой торговле пригласила к расследованию английское Управление по финансовым услугам, а затем к ним присоединились аналогичные ведомства из Японии, Канады, Швейцарии и Евросоюза.


Не дожидаясь результатов расследования, в апреле 2011 года австрийский фонд FTC Capital подал судебный иск против 12 крупнейших инвестиционных банков, среди которых числились Barclays, Королевский банк Шотландии (RBS), Lloyds и HSBC, обвинив их в незаконном сговоре по искусственному снижению процентной ставки LIBOR.


Как я уже говорил, Barclays с коллегами из «Высшей банковской лиги» манипулировал ставкой кредитования в обе стороны — вверх и вниз, в зависимости от текущих личных интересов.


Может создаться иллюзия, что действия одного банка из 16, входящих в пул по формированию ставки LIBOR, не могут оказать существенного влияния на конечный результат, который, как известно, являет собой среднее арифметическое от множества значений. Скажем, по документам расследования проходит интересная фраза из уст сотрудника Федерального резерва США. Он признался, что ставки, передаваемые Barclays в Thomson Reuters, «систематически занижались относительно реальных условий кредитования на 39 базисных пунктов в период после банкротства Lehman Brothers».


Оставим в стороне то пикантное обстоятельство, что государственное (якобы) ведомство — Федеральный резерв — знало заблаговременно о манипулировании отчетностью в Barclays, но ничего по этому поводу не предпринимало. Сосредоточимся на цифре.


39 базисных пунктов, после того как они будут приведены к общему знаменателю при сравнении со ставками кредитования остальных 15 банков, могут от силы вызвать изменение ставки LIBOR на одну-две сотых процента. Вроде бы цифра ничтожная, однако вспомним теперь об объемах активов, увязанных с этой ставкой!


В переписке трейдеров Barclays, опубликованной CFTC, прямым текстом называются размеры позиций, открытых банком и зависевших от LIBOR, — 30 миллиардов долларов, 50 миллиардов долларов. Одна сотая процента ставки LIBOR, искаженная в нужном направлении, и в карман падает 3 миллиона долларов, 5 миллионов долларов! И так — ежедневно. Интерес банков, занимавшихся манипулированием LIBOR, очевиден.


Любо — дорого


Посмотрим теперь, кто стал жертвой игрищ финансовых «бандитов». Всех, конечно, не перечислишь, но главных бедолаг назвать не сложно: муниципальные и местные власти — в первую очередь, в Соединенных Штатах.


После отказа от золотого стан­дар­та кредитные ставки отправились в свободное плавание. Местные правительства и муниципальные власти традиционно финансируют свои проекты с помощью долговых обязательств, которые эмитируются либо с фиксированной, либо с плавающей процентной ставкой. И та и другая формы кредитования уязвимы и чреваты непредвиденными дополнительными платежами.


Многие муниципалы обожглись на падении кредитной ставки, поскольку им приходилось выплачивать проценты, существенно превышающие текущие рыночные котировки, по долгосрочным облигациям, выпущенным с фиксированной высокой ставкой. Другие погорели на плавающей ставке, которая неожиданно взлетала вверх, ведомая спекулятивными капризами биржевых игроков.


Очевидно, что местные власти и муниципалитеты были заинтересованы в хеджировании рисков, связанных с непостоянством кредитных ставок на рынке. Тут-то и пришли на «помощь» банки, любезно предложив «деревенским» чудо-инструмент — своп на процентную ставку.


Продемонстрирую действие свопа на процентную ставку на простом примере. Предположим, город Дамсвилль эмитировал под нужды строительства нового стадиона облигации на сумму в 200 миллионов долларов под плавающую ставку «LIBOR + 1,50%» и чувствует себя крайне некомфортно, особенно в ситуации, когда со всех сторон банковские агенты нашептывают: ставки будут только расти! Завтра придется платить уже больше, чем сегодня!


Власти Дамсвилля ищут вариант, чтобы обменять свои выплаты по облигациям на что-нибудь более предсказуемое. Банк великодушно предлагает заключить договор о свопе на процентную ставку (так называемый fixed-for-floating rate swap — «своп фиксированной ставки на плавающую»). Согласно договору, банк берет на себя обязательство совершать все регулярные платежи города Дамсвилль в размере «LIBOR + 1,50%», а за это Дамсвилль регулярно выплачивает банку фиксированную ставку, скажем, 4%.


Хитрость гешефта: фиксированная ставка 6% в текущий момент ниже той, что предлагает открытый рынок, поэтому Дамсвилль охотно соглашается на своп. Тем более что в глупые головы городских чиновников прочно засела сказка о том, что процентные ставки могут только расти и расти.


Именно таких свопов, зависящих напрямую от LIBOR, и назаключали на сотни триллионов долларов. Далее случилось «непредвиденное»: ставка LIBOR начала «почему-то» обваливаться, как видно из приведенного рядом графика.


Обратите внимание на следующее: с 2004 по середину 2007 года ставка уверенно росла, чему несказанно радовались муниципальные подписанты свопов на процентную ставку. В нашем примере вымышленный Дамсвилль платил банку в 2006 году 4%, тогда как по плавающей ставке ему бы приходилось платить «LIBOR + 1,50%», то есть 5,5%! В 2007 — уже 6,75%! Получается, что «глупый» банк мучается с растущей LIBOR, а «умный» Дамсвилль уверенно спит со своим фиксом в 4%. И вдруг случается чудо: LIBOR не просто стал снижаться, а стремительно обвалился, а потом практически самоуничтожился менее чем за полтора года. Начиная с 2009 года, ставка LIBOR пребывает в районе 0%, тогда как тысячи облапошенных муниципалов продолжают исправно выплачивать свои 4% банку!


Пошел четвертый год, как банк получает от «деревенского» партнера фиксированные 4%, выплачивая в обмен свой скромный «LIBOR + 1,50%», что в сумме дает менее 2%. И главное — конца и края этому блаженству не видать: Федеральный резерв США вместе с Европейским Центробанком клятвенно обещал и дальше держать ставки на минимуме.


Каждый ребенок сегодня знает, что главными виновниками мирового финансового кризиса были банки. Государство сурово «наказало» негодников: сначала устроило банкам бэйлаут (выкуп) на триллион долларов из карманов налогоплательщиков, затем предоставило практически дармовые кредиты Федерального резерва. Под занавес — закрыло глаза на беспрецедентное ограбление «глубинки» с помощью хитрых «свопов на процентную ставку».


Осознав, что ее задорно развели, «глубинка» дернулась было в сторону выхода из своп-соглашений с банками. Не тут-то было! Банки предусмотрительно обставили преждевременное прекращение договора столь драконовскими условиями, что многие муниципалы предпочли и дальше нести ярмо неподъемной фиксированной ставки. Тем же, кто все-таки решился распрощаться с «благодетелями» раньше назначенного срока, пришлось выложить 20 миллиардов долларов только за то, чтобы вый­ти из своп-соглашений, суммарно превышающих триллион долларов.


Вот такая нелегкая судьба у банкиров. А теперь еще на них посыпались обвинения в манипулировании ставками LIBOR! Наказание, по сложившейся доброй традиции, получилось «зверским»: Barclays, как мы знаем, оштрафовали аж на 290 миллионов фунтов (чистая прибыль банка за 2011 год — 4 млрд фунтов), а исполнительный директор Боб Даймонд сначала отказался от бонуса, а потом и вовсе уволился.


Ах да, чуть не забыл: еще завели «дела» на остальные первоклассные банки, формирующие LIBOR. А саму ставку решили упразднить! Вместо LIBOR теперь будет ставка LIMOR — неподкупная и чистая, как слеза ребенка!