sanchos
14
All posts from sanchos
sanchos in sanchos,

Два врага, которые нужны друг другу

Рождественское перемирие закончилось, и битва между финансовыми рынками и управляющими из еврозоны продолжается. Если познание своего врага есть важное условие победы, то еврозона стартует с проигрышной позиции. Различные группы влияния в еврозоне даже не понимают, как работают рынки. Так, когда канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози озвучили намерение о том, что после 2013 года инвесторы должны будут разделять риски потерь по суверенным долгам, они были удивлены контратакой инвесторов в виде распродаж на рынке долгов и повышений процентных ставок по суверенным долговым бумагам.

Сейчас битва возобновляется – между врагами, которые не понимают, что вообще-то нужны друг другу. «Армии» еврозоны рынки нужны для обеспечения капиталом, и рынкам нужны «еврогенералы» для обеспечения надежности и стабильности вложений в безопасные активы. Заемщикам из еврозоны в этом году нужны инвесторы для привлечения рекордного капитала. Европейские правительства в этом году должны будут разместить около 555 млрд. евро долгов, а в этом месяце страны еврозоны должны привлечь порядка 80 млрд. евро. Европейский «фонд спасения» должен привлечь около 13 млрд. евро дополнительно для помощи Ирландии. В итоге, по прогнозам RoyalBankofScotland, европейские правительства по итогам года должны будут привлечь на долговом рынке около 814 млрд. евро. В дополнение к этому, европейским банкам в течение первого полугодия потребуется привлечь порядка 400 млрд. евро.

Подытожив это, можно представить, насколько уязвима сейчас еврозона. Португалия, кредитный рейтинг которой был понижен перед рождеством, нуждается в рефинансировании 20 млрд. евро, и вероятно она, несмотря на опровержения президента PedroSilvaPereira, обратится за помощью в европейский «фонд спасения», даже не смотря на то, что Китай согласен приобрести долгов Португалии на 5 млрд. евро и Бразилия также приобретет  ее долгов на 1 млрд. евро. Безусловно, европейский спасательный фонд легко профинансирует Португалию на эту сумму. Но Испании потребуется около 80 млрд. евро, а это уже другие деньги.

Проблема обостряется еще тем, что каждый заемщик стремится занять деньги быстрее других. В результате январь и даже весь первый квартал этого года будет очень сложным для всех заемщиков, и приведет к росту ставок по долгам даже для таких надежных заемщиков, как Германия и Франция, которые вместе должны в этом году выпустить бондов на сумму около 380 млрд. евро. Более того, очень показательна должна стать следующая неделя, когда в результате нескольких аукционов по размещению правительственных бондов инвесторы озвучат процентные ставки, которые бы они хотели видеть на протяжении всего этого года.

Как было признано самими политиками – в прошлом году они мало прислушивались к рынкам. Несомненно, в этом есть доля правды, но всего лишь доля. Факт в том, что они сообщали о невозможности согласиться с политикой копирования (на другие страны) борьбы с проблемами, вызванными неспособностью Греции обслуживать свои долги. Некоторые политики настаивали на суровых мерах по сокращению издержек, другие заявляли о том, что такие суровые меры приведут по спирали к дальнейшей рецессии и окончательному банкротству. Некоторые хотели, чтобы ЕЦБ покупал все суверенные долги, которые рынок не может переварить, другие настаивали на том, чтобы ЕЦБ оставался независимым от политических проблем и концентрировался на контроле над инфляцией. Некоторые настаивали, чтоб частные инвесторы оставались в стороне до того момента, как еврозона очистится от «неряшливых» членов, другие же говорили о том, что такая «очистка» только увеличит в конечном итоге цену спасения этих членов. Некоторые говорили о суверенном дефолте, но только шепотом.

Эти различия понятны. Но два вопроса так и не были разрешены. Первое – из кризиса еврозоны нет другого выхода, кроме как стимулировать рост в периферийных странах. Португалия и Испания не смогут избежать дефолта, если не добьются существенного экономического роста. Вы только представьте, насколько низкими могли бы быть ставки по их долгам, если их экономический рост составлял бы, к примеру,  4 процента.

Хорошие новости состоят в том, что вновь появляется интерес к стимулированию на рынке труда, к снятию ограничений на вновь создаваемые частные предприятия. Плохие новости в том, что такие инновации идут в разрез с законодательством Брюсселя по налогам и бюджетному регулированию. Стоимость содержания Евросоюза возрастает, Европарламент настаивает на введении евроналогов. Новое законодательство, которое вводится, в основном, противниками свободного рынка, грозит осложнить жизнь финансовому сектору. Кратко можно сказать, что в еврозоне нет, как говорил Тони Блэр, «Единого Правительства» - связи между всеми политиками для достижения одной цели, в данном случае  - экономического роста. Но, похоже, именно в последнее время, начинают раздаваться голоса в поддержку такого объединения.

Второй вопрос – сейчас в еврозоне, которая теперь состоит из 17 членов, после присоединения Эстонии, невозможно совместить единую денежную политику с отдельной денежной политикой каждого государства. Если еврозона хочет сохранить евро – требуется заключить фискальный союз. Это является первоочередной задачей для всех игроков еврозоны. Серия трудных аукционов, которые состоятся на следующей неделе, с ростом процентных ставок по бондам, может ускорить  создание такого соглашения, дав инвесторам определенность, а правительствам еврозоны – деньги.

 

Оригинал статьи;   http://online.wsj.com/article/SB1000142405274870411150457605...