Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

Закопанные миллиарды

Вчера Андрей Верников, как бывший сотрудник Московского метрополитена, в своем Facebook высказался о проблемах столичной подземки: «Не знаю, как дело сейчас обстоит, но в то время главное проблема была не в раздлобайстве, а в банальном воровстве». Вспоминаем прежние времена и думаем о том, много ли изменилось, вместе с чешской iHNed.cz (публикация от 2011 года).

Чудеса московской подземки

По сравнению с тем, что творится в мире, меньше миллиарда чешских крон для компании Haguess в связи с Opencard (карта для оплаты различных услуг в Праге – прим. пер.) – это мелочи. Достаточно просто посмотреть на Москву и убедиться, что пражским прохвостам еще есть чему поучиться.

После того как в прошлом году после многих лет службы был отстранен от должности упорно защищавшийся мэр Москвы Юрий Лужков, пришло время и для других перемен. Новый градоначальник Сергей Собянин в ноябре прошлого году попросил провести аудит Московского метрополитена. Чтение заключительного доклада аудиторов в принципе веселое занятие, а для многих еще и вдохновляющее. Но не так весело многолетнему начальнику метро Дмитрию Гаеву, которому сейчас могут предъявить обвинение.

20 лет в метро

Дмитрий Гаев – прямо олицетворение функционирования российской столицы при Юрии Лужкове. Начальником метрополитена Гаев стал еще в далеком 1991 году, и москвичи помнят его, главным образом, по телевизионным выступлениям, когда он жаловался на недостаточное количество средств и тем самым объяснял очередное повышение платы за проезд.

При этом нельзя сказать, что на модернизацию метро шли небольшие средства. Только за последние два года из московского бюджета на эти цели было выделено 100 миллиардов рублей. Однако аудиторы выяснили, что 14 миллиардов не были официально проведены через отчетность. По мнению аудитора Сергея Рябухина, речь явно шла о том, чтобы представители и эксперты не спрашивали, почему метро покупает, например, песок за 1080 рублей за кубометр, когда на рынке он стоит 400 рублей.

По его оценке, строительство некоторых станций стоило необоснованно дороже на 20-30%. Лично меня заинтересовала информация, что станция «Кожуховская» стоила 10 миллиардов рублей, таким образом, первоначальный бюджет был превышен на 225%. Если учесть, что я несколько лет каждый день ездил через эту станцию, я не могу не разделить удивление аудиторов: что на этой, в общем-то, банальной станции могло быть таким дорогим.

Конечно, чешского читателя, знакомого с перипетиями вокруг строительства туннеля Blanеk, это не удивит. Его сложно будет шокировать и таким открытием, что проездные билеты с магнитной лентой метрополитен сам не производил, а покупал у частной компании. Аудиторам не понравилось, что за один билет компания просит 10 рублей, а пассажир метро платит 26 рублей. Все, кто помнит, как свое вознаграждение получала фирма Haguess, могут только пожать плечами.

Да, российские условия специфические. Гаеву не надо было никак скрывать то, что он числится в наблюдательном совете упомянутой компании, и что в ней работает его сын Владимир. К излюбленному (не только) пражскому методу с акциями на предъявителя в данном случае можно было не прибегать.

Гаев изобретатель

Тем не менее, Дмитрий Гаев придумал еще один способ, как улучшить свое финансовое положение. Он стал изобретателем. По крайней мере, это следует из официальных бухгалтерских документов метрополитена, согласно которым, Гаев является известным ученым. Он, например, изобрел систему видеомониторинга вагонов метро и автомат по продаже билетов.

Однако завистливые аудиторы не хотят признавать заслуги Гаева и утверждают, что, например, за систему автоматизированной оплаты проезда в 1997 году заплатило государство, и удивляются, как через полгода после введения системы в эксплуатацию Гаеву удалось зарегистрировать на нее патент. Они удивляются и тому, почему метрополитен своему руководителю за эту систему заплатил 12 миллионов рублей и еще 10 миллионов платил ежегодно за лицензию. 

Я вовсе не хочу сказать, что среди наших власть имущих не встречаются изобретатели, сравнимые с Ярой Цимрманом. Может быть, мы о них просто не знаем.