Никита Петров
10
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Начало Хорошего Года

171 год назад в США был запатентован способ вулканизации резины. Открыл его Чарльз Гудьир. Он даже создал небольшое собственное производство, но большого успеха не добился. Знаменитая компания Goodyear Tire & Rubber Company была создана через 38 лет после смерти Гудьира, но, правда, названа в честь него, и теперь фамилию изобретателя знает каждый автолюбитель. Подробнее об этом – в сегодняшней старости, которую в 2001 году журнал «Компания» опубликовал под заголовком «Компания, на которой ездят».

Goodyear – это название сейчас хорошо известно миллионам автомобилистов всего мира. Хотя честь изобретения и применения резины в качестве материала для автомобильных шин и не принадлежит этой американской компании, отметившей свой столетний юбилей два года назад, история распорядилась так, что появлению Goodyear Tire&Rubber Co. на свет предшествовал ряд событий, непосредственно связанных с деятельностью изобретателя вулканизации Чарлза Гудьира.

Солнечным утром неудачливый торговец из Филадельфии Чарлз Гудьир прогуливался по бурлящим улицам Нью-Йорка. Он не обращал никакого внимания на пробегающих мимо клерков и крики мальчишек, продающих утренние газеты. Гудьир был поглощен лишь собственными мыслями: как заработать деньги и остаться на плаву. Внезапно его взгляд привлек магазин с огромной вывеской – «Роксберри компани, изделия из резины». Зайдя в лавку, он приобрел обычный спасательный круг.

Дома, изучая покупку, Чарлз подумал, что он легко может усовершенствовать клапан, через который в круг накачивается воздух. Через три недели, окрыленный своей «гениальной» идеей, Гудьир примчался в контору «Роксберри». Встретивший его менеджер охладил энтузиазм изобретателя. «Нам сейчас не до твоих фантазий. Магазин на грани банкротства, а ты лезешь со своим клапаном. Если хочешь разбогатеть, придумай способ усовершенствовать резину».

В то время в Америке бушевала настоящая резиновая лихорадка. Торговцы и ученые со всей страны подобно средневековым алхимикам неустанно экспериментировали с новым веществом. Больше всего в этом преуспела компания Roxberry India Rubber, наладившая к тому времени производство обуви, одежды и головных уборов из каучука и уже замахнувшаяся на крыши для домов и фургонов. Однако с наступлением летней жары все ее надежды растаяли вместе с товаром, который за пару часов превратился в липкое месиво.

Прилавки магазинов были доверху заполнены непроданными изделиями; разгневанные покупатели ломились к управляющим, требуя возместить убытки; резиновые компании разорялись одна за другой. Но, несмотря ни на что, Чарлз Гудьир начал эксперименты, слепо веря в чудо.

Для Гудьира это была последняя надежда разбогатеть. Когда умер один из его сыновей, Чарлзу пришлось самостоятельно рыть могилу: на похороны у него не было ни цента.

Изо дня в день Гудьир смешивал бразильскую эластичную смолу с различными веществами. Наиболее удачной оказалась смесь смолы и магнезии, вскипяченная в водном растворе негашеной извести. Однако полученный материал оказался слишком чувствителен даже к самой слабой кислоте. Достаточно было одной капли яблочного сока, чтобы разрушить его структуру.

Чтобы хоть как-то подзаработать, Гудьир стал лепить из полученной резины различные фигурки и предметы, полировал их и раскрашивал. Однажды он попробовал смыть непонравившуюся краску так называемой царской водкой: смесью азотной и серной кислоты. Материал полностью обесцветился, но одновременно с этим стал более гибким и гладким. Резина больше не липла к рукам.

Запатентовав свое открытие, Гудьир начал промышленный выпуск резиновых изделий, арендовал фабрику на Стейтен-Айленд и купил небольшой магазинчик на Бродвее. Жизнь стала постепенно налаживаться, но внезапный экономический кризис полностью разорил всех его спонсоров. Чарлз снова оказался в полной нищете. Неудивительно, что его жена Кларисса не вынесла подобного испытания и потребовала прекратить «заниматься ерундой». Гудьир обещал образумиться, но бедная женщина уже не верила ничему. Забрав детей, она переехала к маме. Погоревав, Чарлз продолжил эксперименты.

Зимним утром 1839 года изобретатель спал, уронив голову на стол, заваленный образцами резины, которая упрямо не хотела выдавать свои тайны. Внезапно хлопнула дверь. Знакомый голос назвал его по имени. Вскричав «Кларисса!», Гудьир вскочил и, памятуя об обещании, начал судорожно кидать все в печь. Жена, увидев отощавщего муженька и не обнаружив никакого каучука в доме, тут же простила непутевого супруга и объявила ему о своем возвращении. А Гудьира тем временем ждало еще одно чудо. Каучуковые образцы не сгорели: они смешались с серой, превратившись в нечто прочное, гибкое и не липнущее к рукам. Обезумев от счастья, Гудьир решил назвать этот процесс вулканизацией.

Дутая армия

Чарлз Гудьир так и не смог воспользоваться случаем, предоставленным судьбой, и умер в полной нищете в 1860 году. Однако его изобретение нашло применение в сотнях фирм по всему миру.

Братья Фрэнк и Чарлз Сейберлинги давно мечтали об открытии собственного дела. В городе Акрон, штат Огайо, им приглянулась небольшая фабрика, которую они не задумываясь купили за $13500. На заводе Фрэнк решил производить пользующиеся огромным спросом покрышки для велосипедов и только что появившихся автомобилей. Фабрику назвали Goodyear. Однако свое имя она получила не только в честь изобретателя вулканизации.

В то время на американском «резиновом» рынке безраздельно господствовала компания B.F.Goodrich. Фрэнк Сейберлинг намеренно выбрал схожее название: «Люди будут постоянно путать товары, произведенные разными фирмами, и приобретать нашу продукцию». Идея сработала, и в течение многих лет, пока продукция Goodyear окончательно не вытеснила с рынка изделия Goodrich, так и происходило.

Выиграть конкурентную борьбу Goodyear помог молодой и амбициозный выпускник Массачусетского технологического университета Пол Литчфилд. Он был первым (а долгое время и единственным) специалистом с высшим образованием, которого наняли братья Сейберлинг. Получая колоссальную по тем временам зарплату в $2500 в месяц, Литчфилд работал одновременно главным инженером, главным технологом и руководителем кадровой службы Goodyear.

В 1901 году, через два года после основания фирмы, на страницах газеты Saturday Evening Post появилась первая реклама автомобильных шин. Тогда же был разработан фирменный логотип компании – крылатая сандалия Меркурия, бога торговли. Одновременно с этим Фрэнк Сейберлинг заключил договор с Генри Фордом на поставку покрышек для гоночных автомобилей. Сотрудничество оказалось лучше всех рекламных кампаний: экипаж «Форд» выиграл гонки.

Однако для Литчфилда это уже был пройденный этап. Он мечтал поставить на свои колеса всю авиацию Штатов, а из прорезиненной материи делать оболочки для дирижаблей и воздушных шаров.

Восемь лет спустя Goodyear начала выпуск покрышек для самолетных шасси. Пытаясь продвинуть на рынок прорезиненную ткань, Пол Литчфилд построил огромный дирижабль «Акрон», который должен был первым в мире совершить межконтинентальный перелет Америка – Европа и показать все возможности нового материала.

Ранним утром 2 июля 1912 года на летном поле вблизи Атлантик-Сити собралось множество народу. Присутствовал даже мэр города. По его команде сигарообразный летательный аппарат «Акрон» медленно и вальяжно поднялся в небо. Публика аплодировала. Через двадцать три минуты полета раздался взрыв. Погиб весь экипаж дирижабля.

Неудачный эксперимент не смог заставить Литчфилда отказаться от своей идеи. В последующие годы вплоть до первой мировой войны фирма Goodyear изготовила 60 дирижаблей и более 1000 воздушных шаров.

Тридцатые годы стали, пожалуй, одной из самых мрачных страниц в истории дирижаблестроения. Воздушные судна взрывались, горели, падали, унося десятки жизней. И в результате все страны мира отказались от их производства. Но фирма Goodyear, одержимая идеей воздухоплавания, продолжала эксперименты подобно своему великому «тезке» Чарлзу. К началу второй мировой войны компания произвела около 200 дирижаблей и разведывательных зондов, с помощью которых можно было вести наблюдение за подводными лодками. С одним из них произошел самый загадочный и таинственный случай за всю историю воздухоплавания.

Летом 1942 года на центральную улицу поселка Дейли-Сити плавно приземлился огромный дирижабль «Рейнджер». Он несколько дней назад стартовал с двумя глубинными противолодочными бомбами на борту. Все оборудование дирижабля находилось в идеальном состоянии, оставался достаточный запас топлива и гелия. Однако с аппарата бесследно исчез весь экипаж. Что произошло с людьми и как дирижабль-фантом смог сесть, так и осталось загадкой.

Впрочем, фирма Goodyear и сама создавала фантомы. В 1943 году Гитлер получил шифровку, в которой сообщалось, что открытие второго фронта состоится со дня на день. Согласно данным военной разведки, в британском порту неожиданно появилось огромное количество кораблей, танков, пушек и самолетов. Фашисты ждали наступления и стянули к европейскому побережью войска. Однако наступления не последовало: в порту была собрана резиновая армия, надутая компанией Goodyear.

На протяжении всей войны Goodyear поставляла союзникам резиновые плоты и спасательные жилеты. Среди ее тогдашних «клиентов» была даже Красная Армия.

Новая стратегия

И все же главным направлением деятельности фирмы оставалось производство автомобильных шин. К 1951 году Goodyear произвела полмиллиарда различных покрышек, а ее годовой оборот впервые превысил $1 млрд. В дальнейшей истории компании Goodyear было такое количество взлетов и падений, какого хватило бы на целый роман.

В 1995 году Goodyear приобретает контрольный пакет акций польского производителя шин TC Debica. В 1999-м – формирует альянс с Sumitomo Rubber Ltd (торговая марка Dunlop) и становится крупнейшей шинной компанией в мире с годовым оборотом $12 млрд. Однако в это же время доходы компании начинают стремительно уменьшаться. В отчете Goodyear Tire & Rubber Co. за три квартала 1999 года сообщается, что прибыль компании упала почти на 50%: с $185 млн до $97,2 млн. По словам топ-менеджеров, фирма оказалась неспособной поспевать за растущим спросом на шины и уровнем качества в Америке. Выходом из сложившегося положения стала разработка новой маркетинговой стратегии Goodyear. Отныне шины с маркой GTR стали выпускаться только в высоком ценовом уровне, Dunlop – в среднем, а Kelly-Springfield заняли так называемую экономичную нишу.

Преодолев кризис, руководство Goodyear озаботилось разработкой новой рекламной стратегии для борьбы со своим основным конкурентом – компанией Bridgestone/Firestone. По оценке аналитиков Wall Street Journal, на эти цели Goodyear готова тратить $60 млн в год. По словам президента фирмы Роберта Кигана, в новой рекламе акцент будет сделан не на технических свойствах и характеристиках товаров компании, а на «общей значимости продукции Goodyear в повседневной жизни». Эксперты считают, что внедрение новой маркетинговой и рекламной стратегий является главной и, пожалуй, единственной миссией назначенного осенью прошлого года президентом Goodyear Tire & Rubber Co. Роберта Дж. Кигана.

Сегодня на компанию работают свыше 100 тыс. человек по всему миру, а заводы ее европейского филиала расположены в Польше (торговая марка Debica), в Германии (Fulda), Словении (Sava), Франции, Италии, Великобритании, Люксембурге и Турции.

Интересно, что предшествующая карьера нового президента Goodyear не имела никакого отношения не только к этой компании, но и к шинной промышленности вообще. Свою деятельность Киган начал в 1972 году с должности служащего отдела маркетинга Eastman Kodak и впоследствии дослужился до поста вице-президента этой компании. Впрочем, в том, что руководителем Goodyear стал человек, не проработавший в компании ни дня, нет ничего удивительного. Вспомните историю Чарлза Гудьира…