Никита Петров
20
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Худшие друзья инвестора

47 лет назад на экраны вышла комедия Гайдая «Бриллиантовая рука». Но о кинематографе и контрабандистах говорить сегодня не будем. Сегодняшний пост – о бриллиантах и некоторых смешных людях. Дело в том, что за последние годы бриллиантовые компании активно вложились в маркетинг, ориентированный на инвесторов. Как результат, бриллианты все чаще воспринимаются как объект инвестирования. У меня даже есть знакомый, который во время командировки в Якутию закупился бриллиантами, держит их дома в сейфе, понятия не имеет, сколько они стоят, но считает, что выгодно вложился. В 2010 году Forbes опубликовал колонку, рассматривающий такую стратегию. Делюсь ей с вами.

Чтобы продать что-то дорогое и непрактичное, лучше всего назвать это инвестицией. Такой нехитрой маркетинговой стратегии придерживается большинство производителей ювелирных украшений, убеждающих инвестировать в бриллианты: они якобы будут в цене всегда. Вспомните признанную лучшим слоганом XX века знаменитую рекламную фразу De Beers, придуманную еще в 1947 году: A diamond is forever.

Я, конечно, не противник бриллиантов, скорее наоборот. Но недавняя беседа с клиентом, который признался, что хранит две такие крупные «инвестиции» в сейфе московского банка и не может превратить их в деньги даже со значительным дисконтом, заставили меня серьезно задуматься о том, может ли вообще покупка бриллиантов считаться инвестициями.

Для начала имеет смысл определиться с понятием инвестиций. Это прежде всего инструмент, призванный сохранить ваши деньги от инфляции и по возможности обеспечить доходность выше уровня роста цен. Инвестиционные инструменты должны легко превращаться в наличные деньги или обмениваться на другие активы. Процесс покупки и продажи должен сопровождаться минимальными дополнительными издержками. То есть для любого инвестиционного инструмента должен существовать ликвидный и эффективный рынок.

Покупка акций, облигаций или того же золота удовлетворяет всем этим критериям. С бриллиантами все несколько сложнее. В отличие от золота каждый камень по-своему уникален. Как известно, существует четыре основных параметра, характеризующих качество бриллианта (чистота, цвет, огранка и вес), но они определяют его цену лишь отчасти. Существует масса порой абсолютно неизмеримых факторов, которые могут существенно влиять на стоимость камня. Предположить, что в будущем найдется покупатель, которому при всем многообразии выбора будет требоваться бриллиант исключительно с теми параметрами, которыми обладает купленный вами камень, сложно.

Следовательно, в лучшем случае владелец камня может рассчитывать только на среднерыночные цены. А что с ними? В недавнем интервью Financial Times Мартин Рапапорт, основатель торговой системы и самого популярного индекса цен на бриллианты Rapaport Diamond Index, признал, что покупка бриллиантов была одной из самых неудачных инвестиций за последние 30 лет. Стоимость одного карата камня наивысшего качества достигла $60 000 в 1980 году в эквиваленте сегодняшних денег и затем в 1985 году обвалилась примерно до $9600, опять же в эквиваленте сегодняшних цен.

С тех пор цена остается примерно на том же уровне, слегка изменяясь вслед за показателями инфляции. Многолетняя стабильность цен на бриллианты во многом объясняет отсутствие попыток создать рынок производных инструментов: производители не испытывают потребности хеджироваться от колебания цен. Небольшой инфляционный прирост полностью съедают стоимость хранения, страховка и комиссии, которые неизбежно возникают при покупке и продаже.

Все вышесказанное относится к камням, приобретаемым на биржах и хранящимся в зарубежных банках. В случае если камень куплен в ювелирном магазине как готовое украшение, торговая наценка может составлять пятьдесят и более процентов и рассматривать его серьезно в качестве инвестиции нельзя. Ну, и, безусловно, важно знать, что в России никакого мало-мальски организованного рынка бриллиантов не существует.

Говоря о бриллиантах, нельзя не упомянуть еще раз компанию De Beers, которая на протяжении всего XX века контролировала 80% рынка бриллиантов и активно использовала свою монополию для создания единого канала сбыта и контроля цен. В конце концов эта практика привела к падению цен на бриллиантовые украшения, что в комбинации с регулярными судебными разбирательствами вынудило компанию в 2000 году отказаться от монополии. Тем не менее и сегодня De Beers контролирует 40% рынка сбыта бриллиантов, и для нее, как и для остальных крупных игроков, чрезвычайно важен стабильный спрос. Любой частный продавец камней всегда будет вынужден ориентироваться на цену, диктуемую крупными компаниями, и если вам не повезло приобрести бриллиант музейной редкости, не стоит строить иллюзий относительно значительного роста его стоимости в будущем.

Бартон Биггс, долгие годы проработавший аналитиком и стратегом в Morgan Stanley и впоследствии ставший успешным управляющим крупным хедж-фондом, тем не менее ратует за покупку драгоценностей. В своей книге Hedgehogging он рассказывает историю богатой китайской семьи, которая во время Второй мировой войны, в период японской оккупации, смогла выжить только потому, что женщины продавали свои драгоценности. У семьи была рентная недвижимость и счета за границей, но во время оккупации ничем этим воспользоваться было нельзя.

Биггс, конечно, не рассматривает украшения в качестве серьезного класса активов, особенно для крупных состояний. Он называет покупку драгоценностей и предметов искусства apocalypse hedge. Другими словами, если произойдут события катастрофического масштаба, небольшие, но ценные предметы, которые легко перевозить и на которые относительно легко найти покупателей, если продавать их дешево, могут стать эквивалентом страхового полиса. Однако, согласитесь, это последнее, о чем хочется думать, раскрывая красную или голубую коробочку.