basaysky
4
All posts from basaysky
  basaysky in basaysky,

Вера в новогодние пожелания

Пришло время для новогодних пожеланий, момент размышления. Если в прошлом году что-нибудь было плохо, то наступил момент надеяться на то, что в следующем году будет лучше.

Для Европы и США 2010 год был годом разочарований. Прошло три года с тех пор, как «лопнул мыльный пузырь» и два года после банкротства Lehman Brothers. 2009 год оттянул нас от «края» депрессии и предполагалось, что 2010 год будет годом перехода: экономика начнет «вставать на ноги», стимулирующие затраты могут быть постепенно снижены.

Предполагалось, что рост экономики может немного замедлиться в 2011 году, но это будет небольшим препятствием на пути к стремительному восстановлению. Мы могли бы оглядываться на Великую рецессию, как на плохой сон, рыночная экономика, поддержанная предусмотрительными государственными мерами, могла бы показать свою, способность к быстрому восстановлению.

Фактически же, 2010 год был настоящим кошмаром. Кризисы в Ирландии и Греции поставили вопрос о жизнеспособности евро и продемонстрировали перспективу дефолта по долгам. По обе стороны Атлантики уровень безработицы упорно оставался высоким, составляя примерно 10%. Несмотря на то, что 10% американских домовладений с закладными практически потеряли свои дома, скорость потери права выкупа стала увеличиваться или увеличивалась бы, если бы не законодательная неразбериха, которая вызвала сомнения о хваленом американском «верховенстве закона».

К сожалению, новогодние обещания, сделанные в Европе и США, оказались ошибочными. Реакция на неудачи частного сектора и расточительность, которые стали причиной кризиса, потребовали крайней экономии от государственного сектора! Последствием этого, практически без сомнения, может стать замедление процесса восстановления и еще большая задержка в процессе возврата уровня безработицы к приемлемому значению.

Это также приведет к снижению конкурентоспособности. В то время как Китай сохранял динамику развития своей экономики, инвестируя в образование, технологии и инфраструктуру, Европа и Америка свои инвестиции сокращали.

Среди политиков стало модным проповедовать добродетель боли и страдания, несомненно, потому, что те, кто обожглись о них, обладали «тоненьким голоском» ‑ это бедняки и будущие поколения. Для обеспечения развития экономики некоторым людям придется испытать немного боли, однако перекос при распределении прибыли четко указывает, кто это будет: примерно четверть всех доходов в США получают самые богатые, составляющие 1% населения, в то время как сегодняшний доход большинства американцев ниже, чем он был двенадцать лет назад. Говоря простым языком, большинство американцев не разделяли то, что многие называли «Великим сдерживанием», а на самом деле оказалось «Матерью всех мыльных пузырей». Таким образом, нужно ли заставлять невинные жертвы и тех, кто ничего не получил от «дутого» процветания, заплатить еще больше?

В Европе и Америке живут одинаково талантливые люди, которые обладают аналогичными ресурсами и  капиталом, которые были у них до рецессии. Возможно, они переоценили некоторые из этих активов, но активы, в общем и целом, остались на том же уровне. Количество и серьезность крупномасштабных ошибок при размещении капитала на частных финансовых рынках на протяжении многих лет до кризиса и количество «отходов» из используемых не в полной мере ресурсов с наступлением кризиса еще больше увеличилось. Вопрос заключается в том, каким образом заставить эти ресурсы снова работать?

Реструктуризация задолженности – списание долгов домовладельцев и, в некоторых случаях, правительств ‑ является самой важной мерой. Возможно, так и произойдет. Промедление будет стоить очень дорого, и в нем нет никакой необходимости.

Банки никогда не хотели признавать наличие безнадежных кредитов. А сейчас они не хотят признавать убытки до тех пор, пока они должным образом не рекапитализируют себя за счет прибыли от торговых операций и большой маржи между высокими ставки по выдаваемым кредитам и крайне низкими расходами по займам. Финансовый сектор будет оказывать давление на правительство для обеспечения полного погашения кредитов, даже если это приведет к массовому социальному ущербу, высокому уровню безработицы и страданиям общества, и даже несмотря на то, что указанные последствия вызваны ошибками банков при кредитовании.

Однако, как показывает опыт, после реструктуризации задолженности жизнь существует. Никому не хочется, чтобы шок, который Аргентина пережила в 1999-2002 годах, повторился в какой-либо другой стране. Однако эта страна также страдала и в годы до кризиса ‑ в годы экстренной помощи МВФ и режима жесткой экономии ‑ от высокого уровня безработицы и бедности и низкого либо отрицательного экономического роста.

После реструктуризации задолженности и девальвации валюты в Аргентине наступили годы чрезвычайно стремительного роста ВВП, примерно 9% в год в период с 2003 по 2007 годы. К 2009 году национальный доход увеличился вдвое по сравнению с самым низким уровнем доходов, существовавшим во время кризиса в 2002 году, и более чем на 75% выше докризисного уровня.

Аналогичным образом уровень бедности в Аргентине снизился примерно на три четверти по сравнению с пиковым значением во время кризиса, и страна перенесла глобальный финансовый кризис намного лучше, чем США. Хотя уровень безработицы еще достаточно высок, но, тем не менее, находится в пределах 8%. Мы можем только предполагать, что произошло бы, если бы она так долго не откладывала срок расчетов, или, если бы она отложила срок погашения на более длительный период.

Таким образом, я возлагаю на Новый год следующую надежду: мы прекратим обращать внимание на так называемых финансовых гениев, которые ввергли нас в этот беспорядок, которые сейчас призывают к жесткой экономии и отсрочке реструктуризации, и начнем немного пользоваться здравым смыслом. Если боль необходима, то ее основную тяжесть должны испытать те, кто несет ответственность за возникновение кризиса, а также те, кто получил больше всех доходов от «мыльного пузыря», предшествующего ему.