Никита Петров
1
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Великий шелковый путь: возрождение

Россия намерена возродить Великий шелковый путь. Об этом заявил министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка: «Россия традиционно играла роль цивилизационного, экономического и инфраструктурного коридора, своеобразного связующего звена между Азией и Европой, поэтому у нас серьезные намерения по участию в проекте возрождения Шелкового пути». Идея не новая, она обсуждается, как минимум, десять лет. Основным противником ее традиционно выступали США. Формальная причина: Великий шелковый путь невозможен без Ирана, а тем, кто претендует на благоволение со стороны Штатов, дружить с ним никак нельзя. Сейчас ситуация изменилась, и у восточного геополитического проекта появились новые перспективы. Сегодняшняя старость – про то, как возрождение Великого шелкового пути выглядело четыре года назад в глазах журналистов египетского издания Al Ahram.

Недавнему решению России поддержать новый пакет санкций против Ирана трудно не удивиться. Не свидетельствует ли эта смена позиции, уже вызвавшая сердитую перепалку между Тегераном и Москвой, о более масштабном сдвиге в российской политике по отношению к Ирану? Недавний разворот Китая в сторону стран, поддерживающих санкции, дополнительно подогревает это любопытство. Носят ли перемены в политике Пекина и Москвы тактический характер, или речь идет о смене стратегических направлений?

И Россия и Китай отчаянно нуждаются в Иране. Иранская карта дает им значительное влияние на Вашингтон, и трудно себе представить, что они стали бы им жертвовать по любым причинам. Возможно, это объясняет жесткие условия, на которых они готовы поддержать резолюцию о санкциях. Москва настаивает на «умных санкциях», которые не должны отрицательно сказаться на иранском народе, а Пекин заявил, что санкции не должны быть всеобъемлющими.

Россия всегда понимала, что ее путь к тепловодным портам пролегает через Иран. То же самое относится и к перспективе возрождения Великого шелкового пути. С тех пор, как в 1991 году распался Советский Союз, российско-иранские отношения укреплялись на всех уровнях. Товарооборот между странами рос уверенными темпами, пока в прошлом году не достиг 3 миллиардов долларов. Россия сейчас строит в Иране первую АЭС, а Иран заказывает у нее вооружения на миллиарды долларов. Кроме того, будучи двумя крупнейшими в мире поставщиками нефти и газа, страны тесно сотрудничают и в этой области. Состоявшийся три года назад визит в Иран Владимира Путина, который был тогда президентом России, - первый визит главы российского государства в эту страну со времен Сталина - серьезно способствовал развитию двусторонних отношений. Путин высказался в поддержку президента Ирана Махмуда Ахмадинежада и права Ирана развивать свою ядерную программу для мирных целей и предостерег США от любых мер военного характера в адрес Тегерана. В течение двух следующих лет политика Москвы в основном соответствовала этому курсу. Россия выступала против новых санкций в 2008 и 2009 годах и отвергала любые подозрения по поводу того, что Иран намерен разрабатывать ядерное оружие.

Ядерное сотрудничество между Исламской республикой и Москвой восходит к концу 1980-х годов, когда Советский Союз согласился экспортировать в Иран вооружения на сумму в 2-4 миллиарда долларов и помочь ему с ядерной программой. Расширение этого сотрудничества при Путине помогло осуществиться самому серьезному качественному скачку в иранской ядерной программе с 1992 года. Среди прочих плодов, которые принесло Ирану сотрудничество с Москвой с 2007 года, стало согласие последней продать Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300, ставшее для России хорошим способом для давления как на Иран, так и на США.

На уровне коммерческих отношений Иран – крупнейший торговый партнер России на Ближнем Востоке. Россия поставляет ему полезные ископаемые, автомобили, оружие и, разумеется, технологии из области ядерной энергетики.

Россия и Иран – два крупнейших в мире поставщика энергоносителей. России принадлежат 23 процента мировых запасов природного газа и 6 процентов мировых запасов нефти, а Ирану - 11 и 16 процентов, соответственно. Это делает их естественными партнерами по недавно созданной под руководством России ассоциации стран-экспортеров природного газа, контролирующей примерно 70 процентов мировых газовых резервов. Отметим, что, как бы тесно они не сотрудничали в этой области, они конкурируют в области строительства газопроводов, и Москве приходится быть настороже, чтобы не позволить Тегерану перехватить у нее часть прибыльного европейского рынка.

Китай, в свою очередь, считается главным торговым партнером Ирана. В прошлом году объем торговли между ними перевалил за отметку в 21 миллиард долларов, хотя всего три года назад он составлял лишь 15 миллиардов долларов. Чтобы компенсировать связанный с санкциями уход из страны многих западных компаний, Иран настежь открыл двери для китайского бизнеса и инвесторов, особенно в сфере нефти и газа. В сущности, нефть служит краеугольным камнем отношений между Китаем и Ираном. Иран сейчас является крупнейшим поставщиком нефти в Китай, обеспечивая Пекину 14 процентов его нефтяного импорта.

В октябре 2004 года была заключена энергетическая сделка между странами на сумму в 70 миллиардов долларов. По условиям соглашения, срок действия которого составляет 25 лет, Иран будет снабжать Китай сжиженным природным газом, а Sinopec, вторая по величине нефтяная и нефтехимическая корпорация Китая, будет разрабатывать нефтяное месторождение Ядаваран на юго-западе Ирана, содержащее, как считается три миллиарда баррелей извлекаемой нефти. Sinopec также в течение ближайших трех лет построит в южном иранском городе Бендер-Аббас завод по производству сжиженного газа.

Однако, возможно, не все из того, что делает Китай в Иране, носит столь невинный характер. Подозрения по поводу того, что материалы, необходимые для обогащения урана, были завезены им в Иран контрабандой через ОАЭ, заставили американцев обвинить Китай в том, что он пренебрегает международными санкциями. Иранская оппозиция жалуется, что Китай помогал обучать отряды «стражей исламской революции», и что, когда в прошлом году после президентских выборов страну охватили акции протеста, Китай снабдил Тегеран полицейскими броневиками, вооруженными стреляющими горячей водой водометами и газовыми пушками со слезоточивым газом.

С учетом тесных и неразрывных связей России и Китая с Ираном, можно только предположить, что давление США на обе эти страны достигло заоблачного уровня. А если вдобавок вспомнить о ядерной сделке, предложенной Турции и Бразилии, то можно сделать вывод, что их жизненно важные интересы в Иране, в конце концов, все равно перевесят.