Михаил Аристакесян
5
All posts from Михаил Аристакесян
Михаил Аристакесян in КУ в Гонконге и не только,

Двуглавый Дракон

Как обычно опасения за китайскую экономику просто-таки витают в воздухе. Темпы роста замедляются, индексы деловой активности движутся вниз, зарплата рабочих растёт, прибыли компаний падают. Ничего хорошего нас впереди ждать не может.

Всё это верно. Только для промышленного сектора в первую очередь. Недооценивается тот факт, что Китай на данный момент это уже не только «ремесленная мастерская» для всего мира, но и развитый сектор услуг, включая высокотехнологичные.

Так, с 2012 года доля сектора услуг в ВВП превосходит долю промышленности (см. рис.1).

Рис. 1 Доля в ВВП Китая, %

Данные: Национальное Бюро Статистики КНР

А в 2014 году, впервые, услуги обошли промышленность также по доле вклада в рост ВВП, 48,1% и 47,1%. Хотя в 2010 году значения составляли 39,2% и 57,2% соответственно. Всего лишь за 4 года произошло буквально тектоническое изменение в структуре распределения прибыли по секторам. Это ещё раз наглядно демонстрирует, что адаптивность национальной экономики Китая очень и очень велика.

Что касается индексов деловой активности (Рис. 2), то в секторе услуг ситуация гораздо более оптимистичная, чем в промышленности.

Рис. 2 Индексы деловой активности

Источник: Reuters

Интересно посмотреть, как на эти изменения реагирует фондовый рынок. Для этого мы взяли не CSI300, который меряет «среднюю температуру по больнице», а два «полярных» индекса, SSE50 и ChiNext. Первый, включает лучшие компании «старой экономики», акции 50 наиболее крупных и ликвидных компаний, торгующихся на Шанхайской Фондовой Бирже. Второй, является индексом сектора высокотехнологичных и инновационных компаний на Шеньчженской Фондовой Бирже (рис.3, рис.4). На первый взгляд, их ценовая динамика очень похожа. У обоих была значительная коррекция, после которой они несколько оправились.

Рис. 3 SSE 50

Источник: Reuters


Рис. 4 ChiNext

Источник: Reuters

Однако, если присмотреться поближе становятся заметны существенные различия. Интересно, что рост индекса ChiNextначался как раз в 2012 году, когда сектор услуг обошёл промышленность по доле в ВВП. И несмотря на весь свой бурный рост SSE50 сейчас находится ниже максимумов 2010 года, в отличие от своего высокотехнологичного визави.

Сравнительная динамика индексов в этом году (рис. 5) говорит сама за себя. Несмотря на все захватывающие дух падения Chinextс начала года вырос на 72%, в то время как SSE 50 упал на 10%.

Рис. 5 Сравнительная динамика ChiNextи SSE 50 с начала года.

Источник: Reuters

Помимо макроэкономических показателей и фондовых индексов хотелось бы обратить внимание на ситуацию с благосостоянием в Китае.

По данным исследования проведённым CreditSuisseв Китае насчитывается 109 млн человек с состоянием от $50000 до $500 000. В среднем, богатство, приходящееся на одного взрослого, выросло за 15 лет в 4 раза до $22 500.

BainandCoна основании собственных проведённых исследований утверждает, что в Китае насчитывается более 1 000 000 миллионеров. Наибольшая их концентрация, более 100 000, в провинции Гуандун, которая граничит с Гонконгом. Что, впрочем, неудивительно. В этой же провинции расположен город Шеньчжен, которой считается китайской «силиконовой долиной». И дела у жителей этого города, по всей видимости идут весьма неплохо. По крайней мере цены на недвижимость за год выросли на 30%.

BainandCo утверждает что число состоятельных физических лиц, к которым они относят лиц с состоянием не менее 10 млн ренминби ($1,6 млн долл.) удвоилось с 2010 года.

Суммарное благосостояние превысило отметку в 100 трлн ренминби ($16 трлн) в прошлом году, и они ожидают увеличения до 129 трлн ренминби ($21 трлн) в этом году.

Быстро растущие инновационные отрасли создают новый класс состоятельных лиц. Около 36% богатых китайцев планируют увеличить свои инвестиции в ИТ сектор, биотехнологии и альтернативную энергетику, и только 10% собираются увеличить вложения в традиционные промышленные отрасли.

По данным совместного исследования UBS и PricewaterhouseCoopers в первом квартале этого года почти каждую неделю в Китае появлялся новый миллиардер.

Всё это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что в Китае, в настоящее время, весьма успешно и быстро происходит переход экономики на постиндустриальные рельсы. Хотя темпы роста ВВП будут сокращаться, и ситуация в промышленности будет оставаться депрессивной. Однако сектор услуг и высокотехнологичные отрасли в значительной мере компенсируют выпадающие доходы от низко маржинальных промышленных производств. Возможен даже симбиоз между «старыми» и «новыми» отраслями. В частности, промышленным предприятиям придётся либо переводить производство в страны с более низкой стоимостью рабочей силы, либо осуществлять роботизацию технологических линий. Второй вариант позволит не только сохранить конкурентоспособность промышленных предприятий, но и даст дополнительный импульс для развития компаний работающих в сегменте создания и эксплуатации гибких производственных систем.

В целом, мы сохраняем позитивный взгляд на перспективы китайской экономики, и не ожидаем её «жёсткой» посадки.