Никита Петров
2
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Тысячелетняя инфляция

Росстат отчитался, что в сентябре инфляция в России продемонстрировала трехлетний максимум, составив в годовом исчислении 8,1%. Основной драйвер роста – продукты. Причем дорожают не только запрещенные или просто импортные продукты, приобретаемые за подорожавшую валюту, но и все остальные. Впрочем, как известно, инфляция в умеренных дозах полезна для экономики. Кроме того, деньги – эта та вещь, которая дешевеет с самого момента своего изобретения. Именно этой теме – точнее, истории инфляции за последнюю тысячу лет – посвящена сегодняшняя старость. Оригинальный текст был опубликован в немецкой WirtschaftsWoche Heute два года назад под заголовком «Беззащитны перед инфляцией».

За последние 1000 лет по Европе прокатились четыре большие инфляционные волны. Люди по большей части были беззащитны перед ними.

«Жил на опушке дремучего леса бедный дровосек, и у него было мало работы и мало еды. И наступила однажды в той земле такая дороговизна, что он уже не мог прокормить своих детей», - говорится в сказке «Гензель и Гретель». Она была написана во время третьей большой инфляционной волны в Европе, продолжавшейся примерно с 1720 года по 1820 год.

В то время такие правители, как Наполеон, втянули континент в войны, и для того, чтобы иметь возможность финансировать свои армии, они влезали в долги. Когда долги выходили из-под контроля, они печатали деньги. Американский историк Дэвид Фишер идентифицировал все четыре инфляционные волны за последние 1000 лет и внимательно их проанализировал. При этом, он изучил миллионы различных данных о ценах.

Хорошее состояние источников

«Нигде источники не находятся в таком хорошем состоянии, как в области цен, и даже шумеры уже фиксировали их на своих глиняных табличках», - отмечает Фишер. Его вывод: недвижимость в принципе подходила как средство сбережения. Но только тогда, когда часто сопутствующие инфляции кризисы не приводили к беспорядкам - в таком случае у большого количества недвижимого имущества неизбежно появлялись новые владельцы. Кроме того, Фишер доказывает, что цены во времена высокой инфляции повышаются очень избирательно: некоторые из них почти не меняются, тогда как другие вырастают в два раза в течение одного года.

Как сегодня бензин дорожает быстрее компьютеров, так и в первую инфляционную волну, начавшуюся примерно в 1180 году, очень сильно повысились цены на древесину и древесный уголь; цены на питание и на землю увеличились существенно, тогда как производившиеся на мануфактурах одежда или рабочие инструменты почти не подорожали; что Фишер и доказывает с помощью рыночных и налоговых документов из Англии и Фландрии.

Нехватка продовольствия из-за роста населения

Первая волна повышения цен была вызвана ростом населения, тогда как темпы производства продуктов питания отставали. Реальные доходы многих людей быстро падали, так как недостатка в рабочей силе не было из-за большого количества детей в семьях. Недвижимость только для тех была средством сохранения стоимости, кто мог ее защитить.

Что касается золота и серебра, то их можно было спрятать. В эпоху позднего средневековья, примерно с 1350 года, цены опять понизились по всей Европе. Голод, войны и чума с 1300 года вызвали сокращение населения, промышленности, а также падение цен – наступила дефляция. Она подогревалась дефицитом денежных средств: в неспокойные годы многие закапывали золотые и серебряные монеты.

Но затем цены вновь поползли вверх: после открытия Америки в 1492 году испанцы привезли в Европу большое количество золота и серебра, из которых производили монеты. Естественно, благородные металлы после этого перестали быть средством защиты от инфляции. Дома и городские земельные участки оказались в тот момент более предпочтительным выбором, То же самое можно сказать о ранних промышленных активах и займах таких негосударственных институтов, как первые торговые компании.

Они приносили высокие доходы. Но из-за большого размера они были дороже, чем дом. Лучшей защитой от инфляции стали тогда, судя по всему, вложения в собственное образование. Многие убегали в процветающие города и изучали основы какой-нибудь профессии. Квалифицированные ремесленники пользовались спросом. За счет растущих доходов они спокойно могли компенсировать свои расходы на существование. Между 1390 годом и 1420 годом, по мнению Фишера, они, например, удвоили свои доходы в восточной части Англии.

Удвоение количества денег

Золото не могло стать защитой от инфляции во время третьей инфляционной волны, начавшейся с 1720 года. Из-за открытия новых месторождений - на этот раз в Северной Америке - в конце XVIII века количество обращавшегося в Европе золота удвоилось. К этому следует еще добавить бумажные деньги. Для финансирования своих войн правители сокращали содержание золота в монетах и печатали денежные знаки, из-за чего инфляция подскакивала, продукты питания становились недоступными, и в результате происходили перевороты.

Владельцы недвижимости теряли все. Проведенные исследования показывают: никто накануне возникновения инфляционной волны не мог предсказать, какая форма вложений будет лучшей защитой. Иногда с этой функцией не справлялось золото, в другой раз то же самое можно было сказать о недвижимости. Даже если ситуация и не была особенно плохой, и правовая система вместе с ее географическими границами не менялась, как это было во время гиперинфляции в двадцатые годы, недвижимость почти не имела возможности защитить от инфляции.

Гиперинфляция в 20-е годы

Поэтому, как правило, владельцам доходных домов в период гиперинфляции 20-х годов не удавалось заложить в арендную плату растущие цены на квалифицированных ремесленников и материалы. Большинство квартиросъемщиков были не согласны с повышением арендной платы, что приводило к ее недополучению, и противозаконное занятие домов также не было редкостью. «Городские землевладельцы» (Haus-Agrarier) были с помощью закона поставлены под контроль.

Часто эти вопросы были вынуждены решать примирительные камеры по квартирным делам, образованные до первой мировой войны. На основании имперского закона об аренде от 1922 года обе стороны в любое время могли потребовать оплаты законодательно закрепленной квартирной платы. Как правило, она не успевала расти вместе с общим подорожанием, что хорошо доказано. «В период гиперинфляции деньги часто становились дефицитным товаром, хотя их постоянно печатали, - отмечает финансовый аналитик Андреас Отто. – В 1923 году зарплата, полученная в субботу, во вторник уже не имела никакой цены. Поэтому в городах было так много торговцев с переносными лотками, которые принимали в качестве отплаты ювелирные украшения, серебряные столовые приборы и всякого рода другие вещи, способные выполнять функцию денег». От недостатка ликвидности страдали также многие владельцы домов, так как арендаторы часто платили бумажными марками, тогда как городские коммунальные службы и квалифицированные ремесленники требовали оплаты в золотых марках, и поэтому многие домовладельцы вынуждены были продавать свое имущество.