Петр I
8
All posts from Петр I
Петр I in ТрейдерS KOSMOS,

«Это не есть «изнасилование по любви», как с Европой. Это просто сделка…»

«Это не есть «изнасилование по любви», как с Европой. Это просто сделка

…и еще одна обойма экспертных оценок ТТП.

США ПОЗВАЛИ 11 СТРАН С ВВП 40% ОТ МИРОВОГО ДРУЖИТЬ ЭКОНОМИКАМИ ПРОТИВ КИТАЯ, КРЕМЛЬ ВЗЯЛ ПАУЗУ ДЛЯ АНАЛИЗА

Мировые СМИ обсуждают соглашение о транстихоокеанском партнерстве, подписанное накануне 12 странами, которое называют событием эпохального масштаба. Для участников блока это означает отмену пошлин на 18 тыс. товаров и увеличение экспорта на $440 млрд. за десятилетие. При этом Китай и Гонконг потеряют $60 млрд. доходов, а больше всего выгадают США и Япония. Эксперты «БИЗНЕС Online» — в том числе Председатель РЭОШ В.Ю. Катасонов (ред.) — говорят, что новый союз — это гвоздь в гроб ВТО и конкурентный вызов для России.

ТИХООКЕАНСКИЙ РУБЕЖ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ

«Сделка века», «крупнейший торговый союз» и другие подобные выражения пестрят сегодня в заголовках СМИ. Надо сказать, что на сей раз дело обошлось практически без преувеличений. Барак Обама вчера сообщил, что представители США и еще 11 стран подписали итоговое соглашение по договору о транстихоокеанском партнерстве (ТТП). И заявил: правила мировой торговли должны формулировать именно США, а не какой-то там Китай.

«Когда более 95 процентов наших потенциальных клиентов живут за пределами наших границ, мы не можем позволить странам вроде Китая писать правила глобальной экономики. Мы должны писать эти правила, открывая новые рынки для американской продукции и устанавливая высокие стандарты для защиты работников и сохранения окружающей среды. Соглашение, достигнутое сегодня в Атланте, обеспечит это», — заявил Обама.

В зону свободной торговли в ТПП кроме собственно Штатов также войдут Япония, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Сингапур, Вьетнам, Малайзия, Бруней, Чили, Перу и Мексика. На эти государства приходится около 40% мирового ВВП и более четверти мирового товарооборота. Эксперты Института мировой экономики Петерсона полагают, что новый союз к 2025 году увеличит доходы его членов на $285 млрд., а экспорт стран вырастет на $440 млрд., сообщило издание The Economist. При этом львиную долю «дивидендов» получат акционеры-тяжеловесы — США и Япония, которым на пару достанется 64% от суммарного прироста ВВП.

Пока известны только отраженные в 20-страничном коммюнике общие итоги переговоров, завершившихся в понедельник в Атланте. Но уже ясно, что 12 стран договорились полностью ликвидировать таможенные пошлины (более чем на 18 тыс. товаров), привести к общему знаменателю санитарные и фитосанитарные нормативы для сельхозпродукции, установить общую политику в сфере авторских прав, госзакупок и конкурентной политики. При этом соглашение, состоящее из 30 глав, должно пройти ратификацию в парламентах, так что транстихоокеанское партнерство начнет работать не раньше 2016 года. «Когда участники переговоров завершат работу над текстом партнерства, конгресс и американский народ получат несколько месяцев на то, чтобы прочесть каждое слово, прежде чем я подпишу его», — заверил Обама. Впрочем, как раз он может быть уверен в поддержке законодателей. Ведь не зря же в июне 2015 года конгресс США принял закон об особых торговых полномочиях президента. Согласно документу, Белый дом получает право заключать торговые соглашения, которые конгресс сможет только одобрить или отклонить, но не вносить в них поправки.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНЫЕ «РАЗБОРКИ»

Переговоры о создании ТПП со скрипом шли с середины 2000-х в обстановке полной закрытости, которая лишь изредка нарушалась утечками информации. Так, в июне разоблачители из WikiLeaks обнародовали 17 секретных документов, из которых сделали вывод: истинная цель ТПП — «дать по рукам» странам БРИКС, ограничив их усиливающееся влияние на мировую экономику.

Большинство американских экономистов и бизнесменов в восторге от соглашения по ТПП, а критикует его ряд американских демократов, профсоюзы и некоторые известные эксперты (хотя они остаются в меньшинстве). Так, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц заявил, что рядовые потребители только проиграют, зато корпорации обогатятся, поскольку будет отменено регулирование внутри стран. «Вы услышите много разговоров о важности TТП для «свободной торговли». В реальности же это соглашение об установлении контроля над торговыми и инвестиционными связями стран-участниц партнерства. Это делается от имени самых влиятельных деловых лобби каждой из стран. Не стоит заблуждаться: если посмотреть на наиболее сложные вопросы, по поводу которых еще ведутся споры, станет ясно, что ТТП — это соглашение совсем не о «свободной торговле», — заявил Стиглиц, которого цитируют «Вести.ру».

Еще более серьезные трения существовали между самими партнерами по ТПП, и устранить разногласия не удавалось годами. Японцы требовали открыть для них американский авторынок, Новая Зеландия хотела примерно того же для своей «молочки», Австралия предлагала снизить 12-летний срок авторской защиты для лекарств (чтобы производить дженерики), сами США облизывались на японский сельхозрынок, куда иностранцам попасть непросто, и так далее.

Долгое время американцы, по сложившейся традиции, не шли на уступки, предпочитая разговаривать с позиции силы. К концу лета казалось, что переговоры протянутся еще не один месяц, именно поэтому вчерашняя новость вызвала столь бурный резонанс. Почему же США столь внезапно сменили гнев на милость?

ДРУЖИТЬ БУДУТ ПРОТИВ КИТАЯ?

Думается, причин тому несколько. Главная — Штаты торопятся организовать экономическую коалицию, направленную в первую очередь против Китая. Пару недель назад председатель КНР Си Цзиньпин впервые посетил США в качестве лидера государства. В своей речи 25 сентября в Вашингтоне он обозначил, что диалог с Белым домом возможен теперь только там, где стороны выступают на равных: в торговле, туризме и некоторых других областях, отмечает «Коммерсант-Власть». А любые попытки навязать свои стандарты или призвать к ответу за противоправные, по мнению США, действия вызовут лишь широкую азиатскую улыбку, призыв учитывать особый путь Китая и обещание исправить ситуацию по мере возможностей.

Последние десятилетия симбиоз Китая и США казался незыблемым. Азиатский Дракон накачивался деньгами и ресурсами, в результате годовой товарооборот между двумя странами вырос с $25 млрд. в 1991 году до $592 млрд. в 2014-м. Китайская экономика росла как на дрожжах, при этом огромное количество денег возвращалось обратно за океан, а потребители в Старом и Новом Свете получили массу дешевых товаров. Свой кусок пирога получили и сырьевые страны, включая Россию — нефть, металлы, каучук поглощались Китаем в любых количествах и непрерывно росли в цене.

Однако теперь эта сказка подходит к концу. Китайцы почувствовали вкус к потреблению и более не готовы работать за гроши, стоимость труда (а значит, и товаров) в стране растет, а перегретая экономика надувает один пузырь за другим, обещая грядущие обвалы. Неудивительно, что многие корпорации постепенно переносят производства в менее богатые страны, тот же Вьетнам, например.

Другое следствие окрепших мускулов Китая — желание утвердиться в качестве безоговорочного азиатского лидера, которое совершенно не нравится США, не без основания считающим себя абсолютным мировым гегемоном. В последнее время усилилась конфронтация КНР с соседями по вопросу спорных территорий, ускорилось создание искусственных островов внутри «девятипунктирной линии» (ей китайцы обозначает свои территориальные претензии). При этом страна небывалыми темпами модернизирует свою армию, не стесняясь «копировать» чужую технику. А в августе был обнародован проект новой доктрины ВВС КНР, согласно которой зона их ответственности расширится до американских баз на Гуаме. Неудивительно, что вчера авторитетное издание Foreign Policy сообщило, что Вашингтон намерен показать зубы и послать корабли и самолеты ВМС в Южно-Китайское море, чтобы оспорить притязания Пекина на поспешно построенные им искусственные острова.

По оценкам экспертов, до паритета с США в большинстве областей Китаю остается максимум 15 — 20 лет. Однако теперь страну обкладывают красными флажками, которые способны снизить конкурентоспособность ее экономики. В упомянутом докладе Института Петерсона говорится, что из-за ТПП Китай и Гонконг до 2025 года потеряют более $59 млрд., в то время как Вьетнам получит свыше $89 млрд. дополнительных экспортных доходов.

«Похоже на то, что соглашение TТП, инициатором которого являются США, направлено против Китая. Объективно говоря, некоторые партнеры по TТП пытаются использовать партнерство как рычаг давления на Китай. Неудивительно, что геополитические расчеты перемешиваются с экономическими отношениями», — пишет сегодня влиятельное китайское издание Global Times, которое цитируют РИА «Новости».

Китай свои надежды связывал с созданием всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП). Этот экономический блок должен объединить 16 стран, включая все государства АСЕАН плюс Япония и Австралия. КНР рассчитывала подписать соответствующее соглашение в ноябре, но что теперь с ним будет и нужен ли вообще этот союз — большой вопрос. Ведь обязательства тех же японцев перед Китаем и США тогда неизбежно войдут в противоречие, как это мы совсем недавно наблюдали на примере Украины, России и Евросоюза.

Отметим, что именно Япония первой решила «приоткрыть дверь» транстихоокеанского партнерства для соседа. Вступление Китая в ТПП в будущем имеет стратегический смысл, сказал японский премьер Синдзо Абэ на сегодняшней пресс-конференции.

Сами же китайские власти отреагировали на произошедшее настолько обтекаемо и дипломатично, что понять их истинные чувства просто невозможно. «Соглашение TTP — одно из ключевых соглашений о зоне свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китай открыт к механизмам, которые следуют из правил Всемирной торговой организации и направлены на стимулирование экономической интеграции в АТР. Китай надеется, что это соглашение вместе с другими договоренностями о зоне свободной торговли сможет взаимодействовать и внести вклад в развитие торговли, инвестиций и экономического роста», — говорится в свежем заявлении министерства коммерции КНР.

ИНТЕРЕСЫ РОССИИ И ТТП ПЕРЕСЕКУТСЯ ВО ВЬЕТНАМЕ

Угрожает ли транстихоокеанское партнерство интересам России, вопрос спорный. Источник «Коммерсанта» в структурах Евразийского экономического союза говорит о «неоднозначности» соглашения по ТТП для ЕАЭС: с одной стороны, это «ослабляет переговорную функцию ВТО», с другой — может быть полезно отечественным компаниям, ведь на регион приходится около 10% внешней торговли. В частности, с Вьетнамом у РФ подписано соглашение о зоне свободной торговли, и в первом полугодии российский экспорт в эту страну вырос на 20%, товарооборот составил $1,6 миллиарда. Правда, снова непонятно, как будут взаимодействовать две свободные зоны и что произойдет при их наложении.

Российские политики в большинстве своем заранее отнеслись к идее ТПП, мягко выражаясь, без энтузиазма. ПрезидентВладимир Путин 28 сентября на юбилейной, 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и вовсе призвал не допустить переписывания правил мировой торговли отдельными странами. Теперь же Кремль берет паузу на раздумья. «Это достаточно новая информация, это новые договоренности. Поэтому, конечно, это будет самым тщательным образом анализироваться на предмет соответствия интересам Российской Федерации перед тем, как будет сформирована какая-то позиция», — сообщил сегодня журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Поскольку непоправимое свершилось, остается задуматься, как переориентировать часть интересов Китая в сторону России, потянув одеяло на себя. Понятно, что на роль США мы не годимся: скорее, Китай в состоянии помочь нам деньгами, «отзеркалив» роль американцев, однако плачевное состояние нашей экономики и повальная коррупция могут отпугнуть любого инвестора. Тем не менее более удачного времени для поиска новых точек пересечения трудно подобрать.

Кстати, члены ЕАЭС уже поспешили подать Китаю очередные дружественные сигналы. Сегодня спикер Госдумы Сергей Нарышкин на международном форуме «Евразийская экономическая перспектива» заявил: «Сотрудничество ЕАЭС с КНР делает еще более актуальной и реальной идею общеевропейского пространства от Лиссабона до Владивостока». А Казахстан предложил государствам-членам союза разработать совместную с Китаем программу промышленного развития, заявил председатель мажилиса (нижняя палата казахстанского парламента) Кабибулла Джакупов. Дело за малым: сформулировать внятные, конкретные идеи и дождаться реакции китайских партнеров. А истории это, как известно, не скорые.

«СОЗДАНИЕ ТРАНСТИХООКЕАНСКОГО ПАРТНЕРСТВА — ЕЩЕ ОДИН ГВОЗДЬ В ГРОБ ВТО»

Валентин Катасонов — экономист, писатель, председатель русского экономического общества им. Шарапова:

— Изначально транстихоокеанское партнерство задумывалось Вашингтоном как противовес Китаю и России. Но если Китай (как это предлагает Япония) действительно будет приглашен в партнерство в качестве еще одной страны-участника, это означает, что цели нового союза гораздо более изощренные. Возможно, США намерены вбить клин между КНР и РФ. Не знаю, насколько у них это получится.

В целом это, конечно, попытка надавить на Россию и Китай. С другой стороны, это попытка сохранить и укрепить монополярный мир и произвести плавную трансформацию ВТО в другие организации, где Соединенные Штаты будут иметь еще более эффективный контроль. На самом деле, и трансатлантическое партнерство уже маячит на горизонте. Если оно возникнет, ВТО окажется пятым колесом в телеге.

Я еще накануне вступления России в ВТО в 2012 году говорил о том, что эта организация достаточно странная. Как известно, это правопреемница Генерального соглашения по тарифам и торговле, идеи глобального свободного рынка. Но какой может быть свободный рынок, если Штаты в одностороннем порядке принимают решения об экономических санкциях? По оценкам ООН, как минимум половина населения земного шара проживает в странах, которые находятся под санкциями США и их ближайших союзников.

На мой взгляд, создание транстихоокеанского партнерства — это еще один гвоздь в гроб ВТО. Нам надо поскорее выйти из этой организации, зачем заниматься самообманом…

Теоретически и Россию могут включить в новое партнерство, но на таких условиях, на которые мы не пойдем. Это то же самое, как в 1944 году ждали, что СССР войдет в МВФ, но мы протянули до декабря 1945 года, последнего дедлайна, отказались ратифицировать устав МВФ и не вошли. И это было правильное решение. Нас и на этот раз попробуют втянуть и удушить в объятиях. Но мы всегда должны держать по отношению к таким «доброжелателям» определенную дистанцию. И более активно работать по Евразийскому союзу и по ШОСу.

«НУЖНА ЛИ РОССИЯ С 2,5 ПРОЦЕНТАМИ МИРОВОГО ВВП СТРАНАМ, ЧЕЙ СОВОКУПНЫЙ ВВП — 40 ПРОЦЕНТОВ?»

Олег Григорьев — экономист, научный руководитель научно-исследовательского центра «Неокономика»:

— Почему, если что-то происходит в мире, мы обязательно думаем, что это направлено против кого-то? Представим бытовую ситуацию, что какие-то люди договорились между собой починить забор. Договорились в ограниченном кругу, зачем к такому делу всех скопом привлекать. Но другие все равно решили: «А вы ведь против нас договорились!»

Скорее всего, это чисто экономическое партнерство, и Россия в настоящее время рассматривает возможность присоединиться к нему. Но есть определенные условия вступления: по недопущению девальвации в своей стране, по согласованию денежно-кредитной поддержки. Кто-то этому соответствует. Например, Вьетнам даже пошел на создание у себя свободных профсоюзов, чтобы вступить в партнерство. А в Китае таких профсоюзов нет, и неизвестно, захочет ли КНР их у себя создавать.

Транстихоокеанское партнерство — это, на самом деле, расширение соглашения НАФТА, вступившего в силу еще в 1994 году. Это просто логика развития. При этом главным препятствием будет как раз позиция американцев, потому что им это не очень выгодно. Как не выгодно было в свое время включение Мексики в НАФТА. Страны с дешевой рабочей силой для американской экономики — это вызов. По этому параметру Штаты всегда проигрывают в конкурентной борьбе. Поэтому надо смотреть текст соглашения, но его пока нет. И неизвестно, как США попытаются преодолеть это противоречие.

Вступать или не вступать России в новое партнерство? Здесь опять уместен бытовой пример: ходить нам вокруг нового покрашенного забора и завидовать тому, что нас не пустили на этот праздник жизни, или попытаться присоединиться? Другое дело, что мы мало там кому интересны. Кому интересен в транстихоокеанском партнерстве наш Дальний Восток? Там всего два-три развитых центра, очень небольшое население… Если вся Россия — это всего 2,5 процента мирового ВВП, то представьте, сколько наш Дальний Восток дает? Нужно ли это странам, чей совокупный ВВП — 40 процентов от мирового?

«КОНЕЧНО, ДЛЯ РОССИИ ЭТО НЕКИЙ ВЫЗОВ»

Михаил Леонтьев — политолог, телеведущий, пресс секретарь ОАО «НК «Роснефть»:

— У нас уже есть трансатлантическое партнерство, которое действует через проамериканскую клоаку и под дымовой завесой украинского кризиса. Все европейские политики, которые являются сторонниками «европейской идеи» (я имею в виду интегристов), считают его прямым вызовом Европе. Потому что это партнерство превращает Европу в открытый для американцев рынок, играющий по правилам США и находящийся в американской юрисдикции.

Но транстихоокеанское партнерство таким образом построить нельзя. Конечно, американцы получат там определенное преимущество, однако страны, вошедшие в этот новый союз, совершенно не приучены забывать о своих интересах. Даже Япония, в политическом смысле абсолютно от США зависимая, никогда не будет жертвовать своими экономическими интересами в рамках соглашений со Штатами. Не говоря уже о Китае и других государствах. Это яркое отличие новой организации.

Конечно, для России это некий вызов. Но, если Трансатлантическое партнерство является для многих ударом ногой ниже пояса, то транстихоокеанское — это нормальный конкурентный вызов, с которым надо считаться. Надо думать, как ему противостоять в рамках нашего Евразийского союза. Это не есть ассиметричная конструкция, навязанная кому-то Старшим Братом. И это не есть «изнасилование по любви», как это произошло с Европой. Это просто сделка. Ее не запретить, не отговорить в ней участвовать. Надо ли России в нее вступать — это вопрос условий, которые нам могут предложить.

Игорь Ким, Валерий Береснев

http://www.business-gazeta.ru/article/142604/