Глеб Кузнецов
2
All posts from Глеб Кузнецов
Глеб Кузнецов in Глеб Кузнецов,

КПРФ гибнет без молодежи

«Советское – значит отличное»

В широких экспертных кругах много говориться о том, что КПРФ после сентября 2016-ого станет второй партией в стране с небольшим отрывом от партии первой. Экономический кризис, недовольство избирателей экономической политикой властей приведут их на избирательные участки и заставят поставить галочку за серьезный левый оппозиционный бренд. Хозяева же бренда благодаря этому драматически расширят свое представительство в Государственной Думе.

Однако все не так просто.

Во-первых, КПРФ последних лет не выглядит безусловно электорально успешной партии. За громкими победами и успехами отдельных личностей – Иркутск, Новосибирск, Омск, Марий Эл – легко не заметить, что партийные списки коммунистов практически повсеместно сокращают представительство в законодательных собраниях субъектов. Яркий политик, опирающийся на поддержку КПРФ, способен всколыхнуть регион, но сам по себе партийный бренд не возбуждает избирателя должным образом.

У «коммунистов» есть стабильная и привычная электоральная база. И размер этой базы хорошо известен – это число, колеблющееся в районе 20%. Пока он показывает тенденцию только к снижению. Достигать уровня в 20% партспискам КПРФ не удается практически нигде.

На левом фланге у нас – большая конкуренция. Можно сказать, что вся российская политика – это один большой «левый фланг». На электорат коммунистов претендуют не только спойлеры типа КПСС или «Коммунистов России», но и практически все политические партии, участвующие в избирательных кампаниях. От «Родины», пытающейся забрать «патриотов» до «Единой России», активно работающей с бюджетниками и пенсионерами и ЛДПР.

Пока что КПРФ показывает неумение или нежелание работать с новыми протестными группами: дальнобойщиками, ипотечниками, беднеющим средним классом.

Нельзя просто так взять и собрать протест против экономического курса за счёт своего «намоленного» бренда. Симпатии разочарованных избирателей не перетекают к оппозиции напрямую. Протест против системы – это отказ участвовать в выборах, а дальше – через яркую избирательную кампанию, интересных лидеров, идеи, идеально попадающие в повестку дня – эти голоса могут оказаться в распоряжении оппозиции. А могут – и не оказаться.

Все яркие политические проекты последних лет в мире, наделавшие шуму, это проекты, рекрутирующие протестника из неявки. Простые решения, яркие лозунги, умелая игра на гневе и политической агрессии – это объединяет сегодня и новые правые силы вроде «Национального фронта» во Франции или Дональда Трампа в США, и новые левые – типа испанской партии «Подемос» или Берни Сандерса из тех же Штатов.

КПРФ не выглядит сегодня силой, способной вернуть человеку нет, не веру в политику, а желание пойти на выборы хотя бы для того, чтобы показать свой мозолистый кулак «политической системе».

Лежит больной человек на койке и страдает, плохо ему и зовёт он доктора. А доктор, внимательно его осмотрев, говорит: «Дело совершенно ясное, голубчик, у Вас воспаление лёгких. Двустороннее. Давайте-ка, я Вам пропишу старое проверенное традиционное малиновое варенье, ромашковые отвары и ингаляции над варёной картошкой». Пациент в недоумении – доктор, а лечиться то как. Чем? Где антибиотики-то? Антибиотики-то где!? Вот так и с КПРФ – всё, что говорят опытные статусные политики из руководства партии — очень правильно и хорошо, но избиратель ждёт не этого. Не старых, проверенных временем, очень полезных и правильных средств, а надежды с одной стороны и понятного пряника с другой.

В Европе сейчас левые партии предлагают своим избирателям конкретные меры, элементарно простые, конкретные вплоть до ноль целых пять сотых решения. «Если мы придём к власти, минимальная заработная плата будет повышена на 20 евро на следующий же день!», «Сократим каждого пятого евробюрократа, а их зарплаты раздадим учителям!», «Откажемся платить долги!».

А Зюганов говорит: «Пора превратить Россию в социальное государство не только по записи в Конституции», «пора открыть дорогу к новой индустриализации, к четвёртой промышленной революции». Зачем он это говорит? Какая такая промышленная революция, если меня не сегодня-завтра выгонят с работы, а банк заберет мою квартиру? Для людей, привычных и симпатизирующих языку КПРФ – это все окей. Промышленная революция — так промышленная революция, красная весна – так красная весна, но новых успехов на этой поляне не добиться.

Потенциальный электорат КПРФ, «новые обиженные» частично законсервируется в «неявке» в ожидании появления партии нового типа, которая будет отвечать его интересам, а частично будет растащен другими «левыми» демагогами, вроде СР или ЛДПР.

Опубликованные партией не так давно «февральские тезисы» — предвыборный катехизис коммунистов только укрепляют в этом прогнозе.

Развитие «семеноводства», «племенного животноводства», злокозненная ФРС США, лучшее в мире «советское школьное образование для поднятия культурного уровня нации», «комплекс мероприятий по возрождению» — и все в таком роде. С такой повесткой – имеет смысл опасаться за повторение результата 2011 года – 19%, а не претендовать на новые вершины.

Делать ставку на привлечение протестных избирателей сейчас модно. «Партии антирейтинга системы» популярны везде. И правые и левые строят свою линию на прямом обращении к избирателям с критикой политического истеблишмента, уходят от сложности, которая объявляется способом манипуляции правящего класса. Во многом это популистские лозунги, переориентация угрозы обществу из внешней среды во внутреннюю. Они говорят, что настоящую угрозу обществу представляет на далёкий враг, не мировой экономический кризис, а сам правящий класс, его замкнутость, изолированность. Основное послание: «Политика угрожает уничтожить нашу жизнь». Политика касается каждого из нас. Политика населяет наши города мигрантами и провоцирует экономический кризис. Именно эта позиция позволяет им рекрутировать людей из неявки.

Электоральная база таких сил — люди до 40 лет, образованные горожане, квалифицированные рабочие, низовой средний класс, по которому бьет кризис. Именно они – относительно образованные в среднем, ориентированные на успех в жизни, опасающиеся за будущее, поддерживают антиэлитистский посыл новых «партий антирейтинга».

КПРФ в этот модный тренд пока что не вписывается. КПРФ – консервативная партия, вполне предсказуемая, предлагающая традиционный подход к политике (и в хорошем, и в плохом смысле этого слова). Консервативная позиция с обязательными мантрами про ФРС США и «советское-значит отличное» не позволяет рассчитывать на привлечение новых избирателей.

Рассчитывать, что избиратель коммунистов – это вчерашний единоросс, измученный экономическим кризисом, отвернувшийся от власти и ее партии и готовый реагировать положительно на традиционный набор сообщений и методов «красной агитации» – наивно. Такие люди «по умолчанию» вообще не пойдут голосовать на парламентских выборах. А заставить их вернуться из неявки и проголосовать – станет задачей задач для всех партий, выступающих на выборах этого года. И в решении этой задачи коммунисты не выглядят пока потенциальными лидерами.

Um.plus