BenTrishe
2
All posts from BenTrishe
  BenTrishe in BenTrishe,

Прибыль растет, инвестиции падают

Несмотря на рост прибыли российских компаний на 53% в 2015 году, инвестиции в основной капитал продолжают падать. По прогнозам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, в этом году выхода инвестиционного спроса из «минуса» ожидать не стоит. Банки.ру разбирался, почему рост прибыли бизнеса не приводит к росту инвестиций и почему на этом фоне так сильно упала прибыль банков.

«Решение инвестировать или не инвестировать зависит от позиции государства»

В 2016 году в России спад инвестиций в основной капитал в России составит 3—3,5%, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев, выступая на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Он отметил, что в прошлом году этот спад был на уровне 8,4%. А вообще, инвестиции в основной капитал неуклонно падают в России с 2013 года.

«В этом году мы пока не видим возможности для выхода из негативного сектора для инвестиционного спроса. Мы ожидаем, что спад будет гораздо меньше — порядка 3—3,5%», — сказал Улюкаев.

При этом прибыль российских компаний, по данным Росстата, по итогам 2015 года выросла на 53% (без учета малого бизнеса, банков, страховых компаний и бюджетных учреждений). Более того, по оценке замминистра экономического развития Алексея Ведева, уровень убыточных предприятий находится на историческом минимуме за последние 15—20 лет. «Задышали» и начали восстанавливаться отрасли, не связанные с нефтегазовым сектором, заявил на съезде РСПП министр финансов Антон Силуанов. Он также выразил надежду, что прибыль компании направят не на выплаты дивидендов, а на инвестиции.

«Для частного бизнеса решение о том, чтобы инвестировать или не инвестировать, во многом зависит от позиции государства. Инвестиционный ресурс существует», — считает Алексей Улюкаев.

«Многие нерентабельные предприятия просто закрылись»

Рост прибыли на 53% — это «средняя температура по больнице», говорит главный экономист рейтингового агентства RusRating Антон Табах. В целом экономика выиграла от слабого рубля и эмбарго, а индустрий, зависимых от экспорта, сейчас не так много, считает он. При этом по отраслям ситуация разная, отмечает старший аналитик группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. «Рентабельность продаж и прибыль сохранялась в основном в экспортно ориентированных не нефтяных отраслях: химической промышленности и металлургии, — рассказывает эксперт. — Если говорить о крупной картине, то добыча и обработка на данный момент дают равный вклад в финансовый результат реального сектора (примерно по 40%), но доля добычи устойчиво росла на протяжении последних десяти лет (с 30% до 43%)».

Взрывной рост корпоративной прибыли в 2015 году отмечен в рыбной отрасли (+470%), обрабатывающей промышленности (+65%), производстве и распределении электроэнергии, воды и газа (+53%), строительстве (+53%), торговле (+51%), транспорте и связи (+110%), операциях с недвижимостью (+110%), научных исследованиях и разработках (+73%), указывает президент финансового холдинга MFX Group Игорь Волков. Этот рост в том числе обусловлен эффектом «низкой базы» (в 2014 году корпоративные прибыли упали на 9% в сравнении с 2013 годом), говорит он.

Тем не менее результат по прибыли для налогообложения в 2015 году (7,86 трлн рублей) сейчас находится на уровне 2010—2012 годов — ниже, чем в докризисный 2007 год (10,3 трлн рублей), отмечает член президиума генерального совета «Деловой России» Анна Нестерова. По ее мнению, доля убыточных компаний могла снизиться потому, что многие нерентабельные предприятия просто закрылись: пик банкротств с 2010 года был пройден в конце 2014-го. За последние десять лет, исключая кризисный период 2009—2010 годов, доля убыточных предприятий в обработке и строительстве колебалась вокруг 30%, в транспорте и связи — около 40%, в добыче — между 35% и 40%, в электроэнергетике — около 50%, отмечает Дмитрий Куликов.

Кроме того, официальная статистика отражает рост прибыли именно в рублях, обращает внимание Куликов. «Прибыль в реальном выражении еще в конце 2013 года упала до показателей конца 2005 года и последние два года находится на этом уровне», — говорит эксперт.

Прибыль начинают «сундучить»

Несмотря на вроде бы благоприятную ситуацию с прибылью в отдельных отраслях, инвестировать предприятиям страшно, говорят опрошенные Банки.ру эксперты. В целом это происходит из-за сужения потребительского спроса, снижения экспорта и неопределенности экономической ситуации.

В реальном выражении инвестиции снизились по отношению к 2013 году на 15%, говорит Дмитрий Куликов. Сильнее всего инвестиционная активность в 2015 году упала в производстве потребительских товаров (-56%), текстильном и швейном производстве (-42%), производстве стройматериалов (-41,6%), приводит статистику Анна Нестерова. При этом в некоторых отраслях зафиксирован рост инвестиционной активности: в сфере химического производства (+14%), производства электрооборудования (+12,2%), добычи полезных ископаемых (+10,7%).

Когда экономика сжимается, а потребление не растет, предприятия начинают «сундучить» прибыль, говорит Антох Табах. Примерно такая же картина, по его словам, была в США во время кризиса 2008—2009 годов. «Обычно «вытягивают» ситуацию с инвестициями либо инфраструктурные программы, либо потребительский спрос (сам или простимулированный), либо экспорт. А пока нужно время», — объясняет эксперт.

Бизнес пока хочет убедиться, что «дно» кризиса осталось позади, говорит Игорь Волков. «Чтобы бизнес начал инвестировать полученную прибыль в основные фонды, ему нужна уверенность в завтрашнем дне, а это зависит от государства, — уверен он. — Бизнес хочет услышать внятные ответы: каковы будут правила игры, каковы планы правительства относительно фискальной нагрузки, причем не на год-два, а на более длительную перспективу». «Существенную роль сыграли также высокие процентные ставки по кредитам, которые делают инвестиционные проекты неокупаемыми», — отмечает Анна Нестерова.

У компаний, ориентированных на импортозамещение (аграрный сектор, медоборудование, текстильная промышленность), нет уверенности, что санкции продлятся долго, и поэтому нет стимула поднять качество своей продукции на более высокий уровень, считает генеральный директор аналитического сообщества ThetaTrading Дмитрий Эдерман: «Предприниматели пытаются в очередной раз получить сверхприбыль из сложившейся возможности и на этом ограничиться».

По словам Дмитрия Куликова, спад инвестиций связан также со снижением возможностей сбыта из-за падения доходов населения, а также с ростом стоимости инвестиционного импорта. «Внутренние потребительские рынки, скорее всего, будут стагнировать в связи с отсутствием роста доходов населения. Внешние сырьевые также находятся под давлением замедляющегося глобального роста и низких цен на основные биржевые товары. То есть в большинстве отраслей сейчас понижены как стимулы к инвестициям в расширение производства, так и возможности для их осуществления», — говорит аналитик.

А старший преподаватель кафедры банковского дела РЭУ им. Г. В. Плеханова Владислава Полетаева полагает, что говорить о парадоксе «рост прибыли — спад инвестиций» преждевременно. «Особенностью процесса инвестирования в России является использование для финансирования вложений в основном собственных средств компаний. Доля данного источника в течение длительного времени составляла более 40% вложений, а в 2015 году она выросла почти на 6 процентных пунктов, до 51,1%», — говорит она, в то же время отмечая сокращение доли привлеченных источников финансирования, в первую очередь банковских кредитов.

Инвестиционная активность может перестать падать к концу этого года, полагает Игорь Волков из MFX Group (по его оценке, примерно на уровне +2% год к году в IV квартале). Стимулом для инвестиций в снижение издержек и рост производительности стала бы конкуренция, которая может обостриться на нерастущих рынках, прогнозирует Дмитрий Куликов.

Банки на полку

В отличие от реального сектора, прибыль банков в 2015 году по сравнению с 2014-м упала втрое — с 589 млрд до 192 млрд рублей, свидетельствует статистика ЦБ, — несмотря на заявления, в частности, Национального бюро кредитных историй о том, что банки приспособились к «новой реальности». «В ситуации, когда уровень просрочек по кредитам вырос выше, чем в 2009 году, пожалуй, да — банки справляются. Причем один из основных путей — снижение расходов на персонал», — считает Антон Табах.

Основные причины падения прибыли банков в 2015 году — рост расходов на резервирование кредитных рисков из-за общего ухудшения качества заемщиков, а также удорожание ресурсной базы после повышения ключевой ставки в конце 2014 года, говорит эксперт. Эта тенденция может быть также связана с падением маржи от операций с физлицами, полагает Дмитрий Куликов.

Бременем на балансах банков лежат кредиты, выданные до значительного увеличения ключевой ставки в декабре 2014 года, которые не окупают высокой стоимости пассивов, объясняет Анна Нестерова из «Деловой России». «Негативное давление на баланс создают ценные бумаги, доходность по которым ниже ключевой ставки, большой проблемой является увеличение доли просроченной задолженности», — перечисляет эксперт.

Кроме того, из-за высокой стоимости денег бизнес предпочитает не кредитоваться в банках, а искать средства самостоятельно, говорит Дмитрий Эдерман. «Хотя в теории использование банковских кредитов более эффективно, нежели собственных средств, но в текущих экономических условиях это, наоборот, приведет к негативным последствиям — снижению рентабельности компаний, к их банкротству и ликвидации, росту проблемной задолженности на балансах банков и снижению их прибыльности», — объясняет Владислава Полетаева.

При этом кризис (вместе с регулятором) даже помог банковскому сектору очиститься от неэффективных и нечестных игроков, заключает Игорь Волков.

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru