makemoney
6
All posts from makemoney
makemoney in MakeMoney,

Сказка про РЕПО, главный вопрос Вселенной и все такое...

У российской экономики, как и у всех маньяков, было тяжелое детство. Детские травмы, они так просто не проходят. Они откладываются в подсознании и неистово имеют владельца всю оставшуюся жизнь.

Давным-давно, когда "Нуууу, панимаииишь!" еще собирало лайки, хотя ни плюсов, ни лайков еще не придумали, в российской экономике все было наоборот. У государства денег не было, а у бизнеса — наоборот — было их довольно много по меркам того волшебного времени. А все почему? А все потому, что налоги собирались крайне хреново, нефть была дешевая, а олигархи имели всех.

Государству тогда не хватало ни на что толком, а там еще всякая Чечня, добрый дядюшка МВФ и общая барыжно–продажно–хапужная суть, эй вы, помогите, кто–нибудь (и она, кстати, тоже).

Тогда–то и выдумали ГКО! Хочешь напугать дядю Вову? Громко крикни "ГКО!", пока он бреется.

Государственные краткосрочные облигации, как видно из названия, это ценные бумаги, которые выпускало государство в лице Минфина и размещало на ММВБ заради привлечения хоть какого–нибудь бабла на короткие сроки. ГКО сначала не шибко вкатили, но потом их все распробовали и стали люто–бешено в них вкидываться.

Еще бы! Во–первых, по ним была довольно неплохая доходность (а впоследствии, прям конская). Во–вторых, наше хитрое государство стало выкупать ГКО само у себя, создавая на рынке движуху и раскручивая бренд. Ну, а в–третьих, по ГКО хотя бы понятно было, с кого спрашивать. По другим бумагам все было не так очевидно.

Платить по ГКО было нужно, а бабла в бюджет приходило хоть и больше с каждым днем, но все равно недостаточно. Поэтому приходилось выпускать все новые и новые ГКО, все поднимая и поднимая ставку по ним.

Короче, дефицит бюджета рос–рос, ставка по ГКО тоже росла, в итоге медный таз задрожал в натруженной, но неопытной руке Кириенко, а Геракл чото ничего не успел уже его подхватить. Этот таз с громким "Дудум!" накрыл нафиг молодую российскую экономику, превратив ее в такой пипец, которого мы пока не видели в новом, дивном тысячелетии. Хотя ныне имеем все шансы посмотреть сиквел!

С тех пор, само понятие дефицита бюджета ввергает ВВП в ужос и истерику. Ибо как раз ровно через год после падения таза он и стал премьером после жесткой ротации всех подряд в этом кресле. Само собой, Володя усвоил простую истину: "Дефицит бюджета — это плохо, пнятьненко?" И с тех пор Россия старалась этого избегать, и очень успешно.

С тех пор налоги стали собираться по принципу: "Не волнует, плати, сука", даже если предприниматель не успел еще толком ничего предпринять, государство стало строго придерживаться правила AVOID IMF, весь мыслимый баблос, до которого можно было дотянуться, стали собирать в кучу, а потом уже нехотя раздавать.

Идея была клевая, но начали грустить банки. Экономика–то стала неплохо расти, понадобились бабки, а государство все больше жидилось что–то кому–то выдавать. Банки поперлись на Запад в поисках ликвидности, и получили ее! А почему бы и нет? Инвестиционный климат был вполне благоприятный, нефть шла строго вверх, мировая экономика же наоборот — замедлялась, почему бы и не дать этим варварам мальца? "Во! Отлично!", — подумал Володя и послал туда же кредитоваться вообще всех, в том числе и новоявленные госкорпорации.

На Западе денег российским компаниям занимали, и даже под низкий процент, но любили занимать надолго и с дотошными формальностями. А банки — это совсем не то, чем они кажутся. В банках практически нет денег. Лежачие деньги маржи не приносят, надо бы их куда–то вкладывать. И поэтому для банков крайне неприятные кассовые разрывы. Ну, это когда бабло будет завтра, а платить надо сегодня. Также при бурном росте рынка акций (а он был до 2008–го) на спекуляции ценными бумагами можно было намутить совершенно лютого бабла, особо ничего не делая.

Банки снова пошли в ЦБ и Минфин за короткими деньгами, тем более, что там стала скапливаться совершенно конская сумма в Стабфонде, который инвестировали во всякую малодоходную, но крайне надежную западную хуергу. "НЕТ! Идите вон!", — сказал ВВП. И был, отчасти, прав. Тогда–то все и вспомнили про РЕПО.

РЕПО — это как бы ломбард для ценных бумаг, а в более широком смысле — просто сделки продажи и обязательством последующего выкупа. Например, у Пети есть талоны на сахар, Пете хочется выпить водки, а зарплата только завтра. Петя отдает талоны на сахар Маше, Маша дает Пете 3 рубля 62 копейки, Петя обязуется выкупить талоны на сахар обратно за 4 рубля, в итоге все довольны, Петя пьян, Маша получит доход, но в то же время долг алкоголика–Пети обеспечен ликвидным залогом, который уже итак принадлежит Маше, его даже не надо отбирать по суду.

Очевидно, что с помощью РЕПО можно получить ликвидного бабла быстро и без проблем, если у тебя есть какие–нибудь ценные бумаги. Не менее очевидно, что полученное бабло можно удачно вложить в новые бумаги и быстро ими спекульнуть, если эти бумаги растут. Новокупленные бумаги можно, в случае чего, опять заложить.

Даже неискушенный в фондовом рынке человек видит, что это крайне напоминает ГКО наоборот. Ну, примерно так и вышло в 2008–м году, когда рынок российских акций вдруг стал плохо расти, а потом вообще перестал это делать. Связано это было с тем, что в США упал рынок ипотеки, вызвав в дальнейшем мировой кризис, упала нефть, а также ухудшился инвестиционный климат в России из–за рамсов ВВП с ТНК–BP и Мечелом, а также, безусловно, войны с Грузией. Кстати, ряд аналогий вполне себе можно провести, да?

В итоге в залогах по РЕПО оказалось дохрена резко обесценивающихся акций, начались маржин–колы (т.е. распродажи залогов), перекредитоваться резко стало негде вообще, и опять же наступила пiз&а. Однако, тогда у России была отличная заначка, которую тут же пустили на затыкание всех дыр и по сути просто раздали банкам и системообразующим конторам. Это реально помогло, правда ценой серьезных провалов экономического роста, а также значительного изменения баланса в экономике между частным и государственным сектором.

По моему скромному мнению, именно тогда были созданы основные предпосылки для нынешнего обвала рубля и экономики в целом. Собственно, мы ныне лицезреем последствия того кризиса 2008–го года, усугубленные рядом «успешных» политических инициатив.

Что же случилось далее? А именно, сейчас. Да, по сути, точно то же самое. Перед Владимиром опять замаячил его самый жуткий детский страх — возможность бюджетного дефицита. Причина банальна и всем известна — падение цен на нефть. "Игорек, погоди!" — крикнул В. — "Да че ты творишь? Не торопись с продажей выручки!" Да Игорек–то и не торопился, ему самому бабла надо много. Курс доллара стал расти.

"Ого! Ничего себе!" — подумали банки. И побежали спекулить на валютный рынок под РЕПОшное бабло. С этим, кстати, была связана относительная стабильность акций российских компаний. Покупаем акции, закладываем по РЕПО, покупаем валюты, перепродаем, выкупаем РЕПО, докупаем еще акций, повторить много раз.

"Стопппээээ!" — сказали Набиулина с Улюкаевым. — "А ну–ка, хватит тут разводить курей!" И установили конявые условия и для валютной торговли, и для РЕПО. Ну, а что? В 2008–м ВВП сказал же: "Всем нафиг закрыть позиции на РТС!" и это реально тогда помогло тормознуть ралли на понижение и не дать залогам окончательно обесцениться.

Но тут надо понимать одну простую вещь: если рынок акций при прочих равных условиях абсолютно эластичен, т.е. переоцененные акции никто покупать не будет, а недооцененные с руками оторвут, то рынок валюты не такой. Какое–то количество валюты будут покупать по любой цене, иначе это остановит ВЭД (внешне–экономическую деятельность), которой без валюты заниматься как–то совсем невозможно. Очевидно, что остановить ВЭД в России как–то уж ну совсем нельзя. Тупо нечего будет жрать.

Поэтому запретительные меры, даже косвенные, не сработают ни в какой мыслимой перспективе. Ну, на недельку — ок, ну на две. Так же надо понимать нынешнее положение банков, у которых внезапно обесценились активы, то бишь кредитные обязательства. Как вы предлагаете ловить маржу, если под 30–50–100% никто кредитоваться не хочет, депозиты сокращаются (и, кстати, еще с Нового года), РЕПО стало нереально дорогим, на Западе не просто кредитов не дают, но еще и проценты по старым не получили и настойчиво интересуются, экономика замерла в ожидании, а лосяк по возврату уже выданных кредитов итак был не малый, а ныне крайне вероятно вообще будет еще больше?

Короче, стремление к бездефицитному бюджету и крайне низкому госдолгу — это отличная стратегия и даже логично в ситуации противостояния со всем миром сразу, но при наличии крайне централизованной экономики с колоссальным государственным участием и совершенно неэффективным управлением, коррупционным налогом и чрезвычайно убогой структурой производства, а также серьезной перекредитованностью всех и вся ради хоть какого–то роста ВВП — это сродни воскрешению мертвой лошади.

Не проканает. С наступающим Новым Годом!