kin46117
5
All posts from kin46117
  kin46117 in kin46117,

Кризис евро-2011: зима, весна…

  • Фото: AP
    Фото: AP

    В 2011 году долговые проблемы государств евроблока и падение доверия к их финансовому состоянию и единой европейской валюте привели к серьезным сдвигам как во внутренней политике многих стран-участниц, так и в международных вопросах. Кризис евро «сменил» правительства в Ирландии, Португалии, Греции, Италии, Испании и обострил противоречия в ЕС между Великобританией и континентом. Главным локомотивам еврозоны — Германии и Франции — сложившаяся ситуация тоже грозит политическими проблемами. Налогоплательщики недовольны дополнительной нагрузкой, постоянным выписыванием чеков должникам и общей нестабильностью, распространяющейся по всему блоку.

    В Германии партия канцлера Ангелы Меркель — Христианско-демократический союз (ХДС) — потерпела поражение на шести региональных выборах, в том числе в своем бывшем избирательном округе в земле Мекленбург — Передняя Померания. Рейтинг ХДС в Германии в сентябре достиг низшей отметки за всю историю.

    Обострение политической борьбы ожидается и во Франции, где весной следующего года намечены выборы. Кандидаты в президенты — в том числе социалист Франсуа Олланд и представитель крайне-правых Марин Ле Пен — обвиняли Саркози в том, что он поддался давлению Германии и жертвует суверенитетом в вопросах национального бюджета.

    Зима, весна…

    У каждого из проблемных должников в еврозоне, будь то Ирландия, Греция или Италия, накопились свои специфические финансовые проблемы. У Ирландии это самый высокий дефицит бюджета в еврозоне — 32,4% ВВП по итогам 2010 года. Правительство в Дублине, бросив неимоверно большие деньги на спасение банковского сектора, в кратчайшие сроки обвалило бюджет. У Греции — самое неблагоприятное соотношение задолженности и ВВП (142,8% к концу 2010 года), а у Италии — самые большие размеры долга в абсолютном выражении, достигшего к июлю 2011 года 1,84 трлн евро. Все это три грани одной проблемы, требующие, соответственно, три разных сценария финансового оздоровления.

    В конце 2010 года Евросоюз заявил, что готов пойти на дополнительные меры по обеспечению финансовой стабильности еврозоны. Выступая в Венгрии, председатель Европейского совета Херман ван Ромпей, однако, заверил, что в целом состояние еврозоны стабильное. Как бы то ни было, аналитики на 2011 год прочили для Испании, Португалии и даже Италии «непростые времена».

    Несмотря на неоднократные заявления властей Португалии о том, что страна справится с финансовым и бюджетным кризисом самостоятельно, Франция и Германия настойчиво добивалисьтого, чтобы правительство Жозе Сократеша прибегло к международной финансовой помощи. В апреле стране предстояли крупные выплаты по госдолгам. Правительство принимало меры по сокращению бюджетного дефицита.

    В начале января Греция и Португалия успешно разместили гособлигации. За аукционами пристально следили многие специалисты долгового рынка. Эти размещения должны были показать, смогут ли страны из группы риска привлечь заемные средства для покрытия дефицита бюджета.

    Успех аукционов евро не помог, единая европейская валюта продолжала дешеветь. Инвесторы уже понимали, что Португалию все-таки придется спасать вслед за Грецией и Ирландией. По некоторым данным, страна вела «технические переговоры» с властями ЕС и МВФ, были сведения, что ЕС рассматривает возможность предоставления Португалии финансовой помощи в размере около 60 млрд евро.

    Тогда же представители Еврокомиссии стали говорить о необходимости увеличения фонда помощи — «стабфонда» Евросоюза, стало ясно, что 440 млрд евро будет недостаточно.

    Стоимость заимствований на рынке облигаций для Греции стала крайне высокой, спред доходности к бумагам Германии, самого надежного европейского эмитента, достиг 10 процентных пунктов. Доходности росли и на рынке долгов Португалии.

    ЕЦБ пришлось проводить интервенции по выкупу госбумаг стран периферии, чтобы снизить давление на рынок.

    Уже с начала года стали распространяться гипотезы о возврате Германии к дойчмарке или разделе еврозоны на две части: северную с более твердой и южную с более мягкой денежной единицей. Обе эти идеи решительно отвергла канцлер Германии Ангела Меркель.

    «Катастрофой для евро» обозреватели назвали уход в отставку главы Бундесбанка Акселя Вебера, сторонника жесткого курса евро и резкого критика выкупа облигаций ЕЦБ с рынка проблемных стран ЕС. Он считался наиболее вероятным преемником главы ЕЦБ Жан-Клода Трише, но предпочел от этой миссии отказаться.

    Отставка в марте правительства Сократеша, которое не смогло провести через парламент пакет мер по сокращению госрасходов, окончательно лишила Португалию возможности восстановить доверие участников рынка. Стоимость ее рыночных заимствований достигла уровня, который стал фактически запретительным. За несколько недель до этого рухнуло правительство Брайана Коуэна в Ирландии. Премьер Ирландии подал в отставку и распустил парламент, после чего в стране прошли досрочные выборы. Кризис евро стал политическим.

    Инвесторы опасались цепной реакции и возможных проблем у «большого соседа» Португалии — Испании. Если Португалия не сможет привлекать финансирование на рынках, следующей страной, на которую переключатся инвесторы, станет Испания, четвертая по величине экономика еврозоны с довольно слабой банковской системой, предупреждали аналитики.

    В итоге, Португалия не смогла обойтись без международной помощи. В апреле ушедший в отставку Сократеш в качестве временно исполняющего обязанности главы кабинета обратился с просьбой о помощи к ЕС. Соглашение с ЕС и МВФ о трехлетнем займе в размере 78 млрд евро было достигнуто к маю.

    Министр экономики Испании Елена Сальгадо заверила инвесторов, что Испании не придется запрашивать помощь ЕС вслед за Португалией. «Риск распространения кризиса (на Испанию) абсолютно исключен», — заявила тогда Сальгадо, подчеркнув, что испанская экономика намного более конкурентоспособна.