Никита Петров
19
All posts from Никита Петров
Никита Петров in Биржевые старости - ретроблог,

​Финансисты-аферисты: эротоман-шизофреник

Все-таки американские богачи – довольно предсказуемые люди. Они готовы отдать свои деньги любому, кто пустит им пыль в глаза и красиво себя продаст. Зато среди эти этих продавцов есть просто сказочные чудаки. Когда читаешь статьи про них не всегда верится, что в них изложены реальные факты. Мой любимый персонаж – Мартин Френкель. По сравнению с ним Джордан Белфорт (про которого «Волк с Уолл-стрит») выглядит ретроградом и консерватором. Подробнее про жизнь Френкеля – в сегодняшней старости (из «Коммерсанта» 1999 года).

Суд города Бриджпорт (штат Коннектикут) закончил опрос свидетелей по делу, которое смело может претендовать на звание крупнейшего мошенничества века. Подозреваемый — 44-летний мультимиллионер-финансист Мартин Френкель — исчез 4 мая, незаконно присвоив около $3 млрд. Поиски, которые ведет ФБР на территории США и Интерпол в Европе, пока не дали результата. Сыщики признаются, что, скорее всего, и не дадут.

Чудак

Все, кому довелось общаться с Мартином Френкелем, отмечают, что он был человеком, мягко говоря, со странностями. В Гринвиче (штат Коннектикут) ему принадлежало два соседних дома. В одном, стоимостью $3 млн, за высокой оградой с колючей проволокой и камерами слежения жил и работал сам Френкель в окружении многочисленных слуг, сослуживцев и любовниц (иногда некоторые из этих понятий пересекались). Во второй дом, более скромный, хозяин никогда не заходил. Он служил для других целей.

А в первом текла необычная, полусумасшедшая жизнь. Вот что вспоминает, например, его личный повар Роберт Рэндольф: "Это была самая странная работа, которую только можно себе представить". У босса было несколько обязательных требований: 1) ободки всех стаканов необходимо стерилизовать; 2) фруктовые соки дважды фильтровать перед подачей на стол; 3) рыба и морепродукты готовятся в день покупки или выбрасываются на помойку. Любимой пищей хозяина была обезжиренная пицца с сыром моцарелла. Френкель однажды признался слуге, что эту пиццу невозможно отравить, и рассказал, что предыдущий повар покушался на его жизнь, капая в еду глазные капли.

Странная работа щедро вознаграждалась. Повар знал, что любая просьба о деньгах не останется безответной. Хозяин и его многочисленные любовницы денег не считали. Однажды Рэндольф заметил, что в его машине кончился бензин, и по дороге на рынок нужно заехать на бензозаправку. Френкель выдал повару $800, поинтересовавшись: "На полный бак хватит?" В другой раз, закупая овощи для вечеринки, Рэндольф попросил у подружки босса $1200. Та выдала $1800, сказав: "Сдачу можешь оставить себе". К тому же в доме было всегда весело. Вот только одно обстоятельство не нравилось повару — грязные полы. Владелец дома почему-то не считал нужным нанять уборщицу. Хотя вряд ли от этого возросли бы расходы на многочисленных слуг.

У Френкеля было несколько личных шоферов и несколько лимузинов. Проблема была в том, что любимых женщин в доме всегда оказывалось больше, чем автомобилей, а потому между подружками хозяина постоянно возникали ссоры из-за транспорта. Один из шоферов назвал их "лимузинными войнами". Сам Мартин Френкель ездил на автомобиле, сделанном по спецзаказу. Спецзаказ состоял в том, что, купив обычный лимузин, Френкель заявил, что ему слишком тесно внутри. А потому необходимо машину разрезать пополам и вставить в середину кусок металла, чтобы салон стал на 10 см длиннее. Просьба была исполнена.

Впрочем, странной машиной хозяин пользовался крайне редко. Он вел затворнический образ жизни и даже в собственном доме предпочитал находиться только в двух комнатах — спальне и рабочем кабинете. Вот что вспоминает шофер "удлиненного авто": "Он практически не выходил из дома. Только к врачу или парикмахеру. За все время он лишь дважды ездил ужинать в ресторан". Бассейном во дворе дома Френкель тоже никогда не пользовался.

Любимым местом хозяина был кабинет. Стены обиты дорогой тканью, перед столом владельца кабинета — множество ломберных столов, на которых по четыре ряда в высоту стоят телевизоры и компьютерные мониторы. В общей сложности на Френкеля смотрело 80 экранов. К телевизорам подсоединены видеомагнитофоны, записывающие все выпуски финансовых новостей. Многочисленными видеокассетами был забит отдельный шкаф. В специальном каталоге хозяин отмечал, на какой кассете какой выпуск записан. Френкель никогда не смотрел эти кассеты, но однажды на замечание телохранителя, что или столы с мониторами, или шкаф с кассетами могут обрушиться от тяжести, ответил: "Ты не понимаешь, что это бесценнейшая информация!"

Смотреть он предпочитал порнофильмы. Один из слуг отвечал только за поставку новых фильмов хозяину. Впрочем, это была не самая странная служебная обязанность. Другой слуга отвечал за то, чтобы на кухне не кончался сушеный горох именно того сорта, который нравится Френкелю.

Служащие инвестиционной компании Френкеля, располагавшейся тут же, в доме, вспоминают, что однажды он приказал заменить все телефоны, потому что его раздражала форма трубок.

В кабинете Френкель проводил почти весь день, делая лишь два перерыва, во время которых запирался в своей спальне с кем-нибудь из живших в доме женщин. Входить в спальню или даже постучать в дверь в этот момент не дозволялось никому.

Гарем

Кроме 35 слуг, постоянно обитавших в доме, и приходивших в дом сотрудников компании Френкеля вместе с ним жили также многочисленные любовницы. В лучшие времена их число доходило до 20. Иногда, впрочем, статус кого-либо из женщин менялся — любовница становилась служащей или наоборот. Поскольку Мартин не имел привычки выходить из своего имения без особой необходимости, то романтические приключения финансисту приходилось искать через газеты брачных объявлений. "Все его любили и заботились о нем. А мистер Кинг заботился о девочках",— вспоминает домработница Френкеля Вера Миронова. Почему Кинг? Дело в том, что Мартин Френкель пользовался кроме своего собственного еще четырьмя именами — Джон Кинг, Май Голдмен, Эрик Стивенс, Дэвид Росс. Последнее, кстати, принадлежало шефу его охраны. Разные люди знали его под разными именами. Та же Вера Миронова, проработавшая у него шесть лет, узнала о том, что мистер Кинг на самом деле является мистером Френкелем, лишь от полиции. Бывало так, что кто-либо из слуг замечал разницу в именах хозяина. Но стоило ему задать подобный вопрос вслух, как хозяин немедленно увольнял любопытного. Однако вернемся к личной жизни Мартина.

Сначала его любимицей была Кете Шухтер. Жила она в Нью-Йорке, в роскошной квартире на Манхэттене, а Френкеля лишь периодически навещала. Ее счета за квартиру, соболевые шубы, ужины в дорогих ресторанах, одежду из магазина Saks на Пятой авеню, туристические поездки исправно оплачивал Мартин. В среднем выходило несколько сот тысяч долларов в месяц.

Другой любимой женщиной была Соня Хове, с которой Френкель познакомился еще в колледже. Она жила в Толедо (штат Огайо). Гринвичский дом Мартина посещала периодически, чтобы помочь ему с бухгалтерскими делами. В аэропорту ее обычно встречал один из лимузинов. Шоферу отдавался строгий приказ: везти к дому обходными путями и наблюдать в зеркало, нет ли слежки. Френкель полагал, что его и Соню хочет убить ее бывший муж.

Остальные подружки Френкеля хоть и жили в самом доме, но часто менялись. Женщины постоянно боролись за место "первой жены", что приводило к многочисленным ссорам. Любимым женским развлечением было пробраться на рабочее место конкурентки и сломать компьютер или залить чернилами ее рабочие бумаги. Драки между обитательницами дома были явлением традиционным. Полиция и "скорая помощь" выезжали на дом к Френкелю чуть ли не ежедневно, после того как очередная дама набирала телефон 911.

Если кто-то из обитательниц дома начинал сильно раздражать хозяина, ее переселяли в соседний дом. Там можно было жить, но уже не так богато и весело. Обычно число "сосланных" не превышало трех. В 1997 году одна из обитательниц второго дома повесилась после затяжной депрессии. На допросе в полиции Френкель плакал и говорил: "Хотя мы уже не были любовниками, но оставались хорошими друзьями. А вообще все эти девушки — мои самые любимые".

В какой-то момент Френкелю разонравились склочные англосаксонские женщины. Сначала он "выписал" себе подружку из Бразилии. Но быстро к ней охладел и из любимых женщин перевел в служащие компании. Затем были приглашены две немки. Они подло скрылись, накупив себе кучу одежды на деньги Мартина. Следующей стала кореянка Мона Ким. Затем, на прошлое Рождество,— китаянка Джеки Чу. И наконец, к Мартину пришла новая, последняя любовь — русские.

Первая москвичка, прилетевшая к Френкелю в гости, его, увы, разочаровала. Чтобы спасти престиж отечества, она предложила Мартину позвать двух подружек. Он согласился. Первая подружка тоже не подошла. Зато от второй, 17-летней Оксаны (ее фамилию никто в доме не знал), Френкель просто потерял голову.

Оксана не знала ни слова по-английски. Финансист устроил ее в ближайший колледж и закрепил за ней лимузин для поездок на учебу. Увы, юная русская красавица заинтересовалась не хозяином дома, а одним из служащих его фирмы — программистом Грегом Виктором. Тогда Френкель стал платить нескольким своим подружкам за то, чтобы они постоянно следили за Оксаной и делали так, чтобы она как можно меньше общалась с Грегом. Слуги прозвали этих девушек нянями. Вскоре обнаружилось, что виза Оксаны подходит к концу. Совершенно неожиданно Френкель предложил ей выйти замуж за Грега, чтобы она могла остаться в США.

В личной жизни, как и во всем остальном, Мартин Френкель был не совсем традиционен. При обыске в его доме было найдено множество предметов, выписанных из магазинов для садо-мазохистов, включая большую железную клетку. Те женщины, кого удалось допросить полиции, признают, что хозяин дома был "странноватым мужчиной".

Если ты такой умный, откуда твои деньги?

Когда человек живет в доме стоимостью $5 млн и тратит суммы того же порядка чуть ли не ежемесячно, естественно возникает вопрос, откуда он взял деньги. Все деловые партнеры Мартина Френкеля (а это одиннадцать страховых компаний из пяти южных штатов США и представитель Ватикана) полагали, что он возглавляет инвестиционный фонд Liberty National Securities с миллиардными оборотами. На самом деле такого фонда не существовало. В 1992 году Френкель был обвинен в нечистоплотных махинациях и лишен лицензии на право операций с ценными бумагами. Другой профессии он не имел, как и нормального образования (институт в Толедо, штат Огайо, он бросил). Последние семь лет он вообще официально не работал на территории США и имел полное право на получение пособия. Мартин не стал брать милостыню от государства.

Брокерского опыта ему хватило на то, чтобы создать схему, в которой ФБР не может разобраться до сих пор. На подставных лиц было зарегистрировано несколько брокерских контор. Кроме того, в нескольких странах были созданы фирмы, не имевшие ничего, кроме банковских счетов, на которые поступали деньги. Схема сотрудничества Френкеля со страховыми компаниями была примерно такова (в самых грубых чертах). Фирмы вкладывали деньги в его несуществующий инвестиционный фонд. На полученные деньги приобретались акции других фирм, что позволяло дальше направлять их денежные потоки в нужных финансисту-мошеннику направлениях. В орбиту своей деятельности Френкель попытался вовлечь Ватикан. В январе прошлого года он сумел познакомиться с высокопоставленным представителем святого Престола и предложил ему пожертвовать $50 млн папе римскому, в обмен на что получить право выгодно инвестировать деньги Ватикана в контролируемые Мартином страховые компании.

Первая попытка сотрудничества с Ватиканом не удалась. Священнослужитель, побывав у Френкеля в гостях, составил о хозяине прекрасное мнение. Он увидел, что книжные шкафы в доме забиты исключительно духовной литературой. Сам Френкель цитировал на память Евангелие и говорил о том, что собирается пожертвовать на благотворительность $2 млрд, помогать бедным, больным и детям. Представителю Ватикана не было известно, что "ярый католик" Френкель вырос в ортодоксальной еврейской семье, его отца называли в городе Толедо одним из столпов местной синагоги, куда сын в детстве ходил каждую субботу, а после отъезда из Толедо Мартин Френкель вообще не интересовался религией, ни иудейской, ни католической. Литература в шкафах была закуплена, а цитаты вызубрены наизусть специально к встрече высокого гостя. Предварительная договоренность о сотрудничестве была достигнута, переговоры решено было продолжить в Италии. Не желая покидать любимый дом, Френкель послал в Италию своего официального представителя — Кете Шухтер. На прием к руководителю католической благотворительной организации Genesis Center она пришла в велосипедных обтягивающих шортах и верхней части купальника-бикини. Переговоры сорвались.

Со второй попытки Френкелю удалось войти в католические круги. Нью-йоркский юрист Болан познакомил его с бывшим послом США в СССР Робертом Страуссом и известным нью-йоркским священником отцом Якобом. Вчетвертом они пришли к решению создать католический благотворительный фонд.

В августе 1998 года в офшорной зоне Британских Виргинских островов был зарегистрирован фонд св. Франциска Ассизского. Уставная задача — помощь больным детям. В реальности фонд был подключен к мошеннической финансовой схеме Френкеля. Сам жулик утверждал, что фонду покровительствует Ватикан. Святой Престол категорически отрицает, что когда-либо имел деловые контакты с этим человеком.

Схема привлечения пожертвований выглядела так. Френкель сумел познакомиться с 81-летним Эмилио Коладжованни, руководящим ватиканским изданием Monitor Ecclesiasticus и одноименным благотворительным фондом. Коладжованни устроил встречу Френкеля с двумя помощниками папы. Встреча ничего не дала. Тогда Френкель убедил престарелого священника, что хочет пожертвовать фонду св. Франциска Ассизского миллиард долларов, но не может оформить свой дар. Чтобы помочь филантропу, старик подписал два фальшивых документа, свидетельствующих, что фонд Monitor Ecclesiasticus перевел на счет фонда св. Франциска Ассизского $1 млрд, пожертвованный католическими организациями.

Для солидности в список членов правления фонда был включен знаменитый телеведущий Уолтер Кронкайт и легендарный менеджер Ли Якокка, бывший председатель правления автоконцерна Chrysler. Кронкайту, как выяснилось, предлагали войти в правление, но он отказался. Якокку никто даже не спрашивал.

Под фальшивые документы, громкие имена и с помощью операций со страховыми компаниями Френкелю удалось накопить на счетах своего офшорного фонда $1,9 млрд.

Тревога

Первым событием, нарушившим идиллическое затворничество Мартина Френкеля, был звонок чиновника, занимавшегося контролированием страхового бизнеса в штате Миссисипи. Чиновнику очень захотелось узнать, на каком основании со счетов трех страховых компаний штата было переведено $200 млн на счет фонда св. Франциска Ассизского. На встречу он послал своих подчиненных, сославшись на то, что очень устал. Только что Френкель вернулся из поездки по трем странам Европы. В Великобритании и Италии он прошелся по ювелирным магазинам и бутикам, потратив $1 млн. В Женеве разобрался кое с какими банковскими операциями. Вернувшись со встречи, подчиненные сообщили боссу, что деньги приказано вернуть в банки штата. Более того, чиновник высказал оскорбительное предположение о том, что эти деньги Френкель украл и растратил.

Это известие финансист услышал 29 апреля.

5 мая в пожарной части Гринвича сработала сигнализация. Горел особняк Френкеля. Пожарные, полиция и "скорая" подъехали к дому одновременно. Зрелище было впечатляющим. Входные ворота настежь, особняк пуст. Ни людей, ни вещей. Горел кабинет хозяина. С места происшествия полиция забрала два интересных документа, принадлежащих Френкелю. Первый — список дел на день. Он состоял из следующих пунктов: "1. Отмыть деньги. 2. Перевести $ в Израиль и назад". Второй документ — персональный гороскоп с написанными на нем вопросами: "Попаду ли я в тюрьму?", "Буду ли я в безопасности?", "Получится ли с деньгами?".

Как удалось выяснить, накануне всем служащим было объявлено об увольнении, всем женщинам — о выселении из дома. Сам хозяин исчез вместе с кореянкой Ким и китаянкой Чу.

Полиции удалось частично проследить его дальнейший путь. В сопровождении двух дам Френкель прибыл в компанию по аренде персональных самолетов. Первый самолет ему не понравился. Он был двухмоторный. "Для перелета через Атлантику нужно три",— заявил Френкель. Второй самолет тоже не подошел. "Отделка салона раздражает",— заявил клиент. Размышления продолжались несколько часов. Затем Френкель принял решение: он с двумя спутницами летит в двухмоторном. Другой самолет летит рядом, чтобы в случае чего можно было в него пересесть. Два лайнера вылетели в Рим. После приземления в частном аэропорту Френкель, Ким и Чу исчезли в неизвестном направлении. Как выяснилось в ходе следствия, одновременно в контролируемых им страховых компаниях исчезло около $1,1 млрд. Из одиннадцати страховых компаний три были закрыты, четыре признаны банкротами. Потом, правда, фирмы несколько снизили свои претензии, оценив убытки в интервале от $300 млн до $900 млн. На счету фонда св. Франциска Ассизского не осталось ничего, хотя еще в апреле аудит показал, что на его счетах лежит $1,9 млрд.

Ордер ФБР на арест Френкеля был выписан лишь через одиннадцать дней после его исчезновения. Аналогичный документ Интерпола — еще позже. За это время следы беглого финансиста и двух его спутниц затерялись.

Неуловимый

За два с лишним месяца, прошедших с момента исчезновения жулика-миллиардера, ФБР и Интерполу удалось многое о нем узнать, кроме того, где он сейчас находится.

Сыщики предполагают, что первым делом Френкель позаботился о фальшивых документах. Улетая из Америки, он взял с собой алмазы на сумму не менее $10 млн, скупленные в последние перед побегом дни. Интерполу известно, что алмазы пользуются большой популярностью у специалистов по подделке документов в качестве средства оплаты. Кроме того, в Риме он получил наличными поступившие по банковскому переводу деньги — $454 тысячи. Перевод он отправил сам, также перед отлетом.

Эксперты полагают, что жулик старается тянуть время, опасаясь пользоваться гораздо большими суммами на банковских счетах, поскольку не уверен, какие из них могла обнаружить полиция. Из разных концов Европы поступали сведения о том, что его видели в компании нескольких женщин. К двум азиаткам прибавились Кете Шухтер и Оксана.

В Лондоне Скотленд-Ярду чуть не удалось заманить беглеца в ловушку. Тайный агент пообещал Френкелю за $500 тыс. поддельный паспорт и частный самолет, который доставит разыскиваемого на Кипр. На встречу Френкель не пришел, а затем позвонил обманутому полицейскому и сообщил, что астрологический прогноз не сулит ему ничего хорошего в случае полета на Кипр, а потому он вынужден отбыть в другом направлении. Сведения о появлении разыскиваемого преступника поступали также в германскую полицию в Мюнхене. Пока возможное место пребывания миллиардера-мошенника определяется так: "Скорее всего, в Западной Европе".

Скорее всего, из Западной Европы Френкель недавно связывался по мобильному телефону со знакомым американским адвокатом, обговаривая возможность воспользоваться его услугами в случае поимки. Пока что эти услуги не потребовались.