Сергей М
5
All posts from Сергей М
Сергей М in Сергей М,

Углепластиковая революция

В российской промышленности произошла углеродная революция. В «Алабуге» (Татарстан) открылась одна из крупнейших в мире линий по производству углеволокна, самого перспективного материала XXI века.

Инженерный мир одержим сбросом веса, тут углепластики незаменимы. Лучшие сорта в шесть раз прочнее титана, при этом впятеро легче высокопрочной стали, в 1,5–2 раза легче алюминия. Карбон долго был оборонным продуктом, но сейчас идёт не только на обшивку самолётов-невидимок и космические антенны, но и в тормозные диски, подшипники, детали двигателей и арматуру бетонных плит.

По статистике, космос и авиапром потребляют 20% композитов, 40% уходят транспорту и строителям, 15% электронике и машиностроению. По всем фронтам спрос бурно растёт. По прогнозам, к 2020 г. мировое производство углеволокна увеличится с нынешних 90 до 240–260 тыс. т в год. Цены на карбон тоже на высоте – когда несколько лет назад наметился дефицит, стоимость разом подпрыгнула вдвое. Пока углепластиковые сливки в основном снимают немцы и японцы, но их быстро догоняет Китай. Для КНР это дело государственной важности, за 11‑ю пятилетку, которая закончилась в 2010 г., выпуск углеволокна нарастили до 3 тыс. т в год, в планах на 12-ю пятилетку – 10–12 тыс. т в год.

В России до недавнего времени с углепластиком было негусто. Эти материалы применяют в ядерных боеприпасах и центрифугах для обогащения урана, поэтому исторически карбоновое направление развивали атомщики. В 1970-х гг. советскийМинсредмаш построил три секретных углеволоконных предприятия, в том числе саратовский «Аргон» и челябинский ЗУКМ. В 2008 г. их объединили в госхолдинг, который отошёл Росатому. Долгое время дело двигалось ни шатко ни валко. Росатом не спешил с развитием, потому что потребности были скромные, российская промышленность закупала не более 350 т композитов в год (0,4% мирового спроса). Крупнейшим «углепластиковым проектом» до сих пор остаётся космический комплекс «Энергия-Буран», где этот материал использовался очень широко.

Главное – на собственные нужды Росатому хватало, производство обеспечивало 120 т в год. Но на перспективу этого до обидного мало.
Например, в лайнерах «Аэробус А350» и «Боинг-787» половину веса составляют композиты, 20% – алюминий, 15% – титан. На каждую такую машину нужно 30–50 т углепластика. Перспективный российский лайнер МС-21, на который уже собрано 160 заказов, получил композитные крылья. Военные не отстают, истребитель пятого поколения Т‑50 (ПАК ФА) углепластиковый на четверть, его обшивка – на 70%. Ожидается, уже на первом этапе ВВС закажут 60 таких истребителей (стоимостью 6 млрд. руб. каждый), для их постройки потребуется не менее 300 т композитов.

Так что спрос будет огромным. Наследник Минсредмаша долго заряжал, но в итоге пальнул неплохо. Росатом вложил 4 млрд. руб. в новое предприятие в «Алабуге» (Республика Татарстан). Мощность первой линии – 1,7 тыс. тонн. Стройка началась в 2012 г., в марте 2015 г. завод вышел на маршевый рубеж, производство достигло 1,5 тыс. тонн. Это только начало, планируется пустить ещё 3–4 аналогичные линии. Такими темпами через несколько лет выпуск углеволокна достигнет 7–8 тыс. т в год. РФ сравняется с Китаем, полностью закроет потребности промышленности и начнёт масштабные поставки за рубеж.

Дело может стать золотым дном. Стоимость 1 тыс. т углепластика на мировом рынке порядка 80 млн. долларов (4,8 млрд. рублей). Цена этого материала выше, чем титана, которого Россия производит и экспортирует больше всех в мире (в 2014 г. – 30 тыс. т). Так что со временем в дополнение к нынешней титановой долине (экономическая зона в Свердловской области) может появиться углепластиковая.